Николай Овчинников: зачем НКО создают мобильные игры на правовые темы

Главные лекции с неформальной активисткой конференции «Баркемп». Николай Овичинников. Фото Кирилла Шучалина, «7Х7».

Мобильные игры на темы права помогают людям не бояться силовиков в реальной жизни и защищать свои права. В этом уверен редактор неформального правозащитного объединения юристов и журналистов «Команда 29» Николай Овчинников. Он выступил на активистской неформальной конференции «Баркемп» 23 июня 2019 года в Кирове. Корреспондент интернет-журнала «7х7». Ирина Шабалина подготовила расшифровку его лекции.

«Нет веры в человека»

― Самая большая проблема медийных правозащитных организаций в России в том, что зачастую они не верят в человека ― в человека, который готов смотреть, слушать, играть. Большая проблема в том, что по умолчанию считается, что среднестатистический слушатель глупее среднего. Мне кажется, в этой фразе заложена одна из главных «родовых травм» медиа, журналистики и вообще всех проектов в России ― они не верят в человека, [считая, что] если ему еще не исполнилось 25 лет, он не готов потреблять нашу информацию. «Мы пишем такие крутые тексты, а эти ребята их не читают ― наверное, они глупые». С этим стереотипом надо бороться и поскорее, потому что нет никакой зависимости ни от возраста, ни от гендера, ни от места проживания.

Я помогаю делать медиа в «Команде 29» ― это правозащитное объединение в Санкт-Петербурге. Команда помогает тем, кого обвиняют в преступлениях против государства, и защищает право людей на информацию. Кроме юристов у нас есть журналисты. Я пришел в команду в 2015 году и ничего не знал о правозащитной деятельности. И приток людей из других сфер в правозащитные организации ― это очень классно, потому что так нет застоя.

Мы пытаемся принести новые компетенции в правозащитный сектор. Мы начали делать свое небольшое издание, рассказываем о том, как живет Россия и как в ней жить, делаем небольшие памятки.

Фото Кирилла Шучалина, «7х7».

«Есть возможность минимизировать ущерб»

― Проблема российских законов в том, что они безумно сложные. Второе ― это очень страшно. Как мы все знаем теперь (если кто-то не знал до дела [спецкора «Медузы», которому пытались вменить сбыт наркотиков] Ивана Голунова), подбросить наркотики или просто остановить на улице для установления личности, если у вас нет паспорта, могут кого угодно ― даже если вы не замечены в активной политической деятельности, не работаете журналистом, вообще живете тише воды, ниже травы.

Еще по теме: #СвободуГолунову: Как защитить активиста или журналиста, если его «закрывают»

И мы стараемся не только защитить людей, но и как-то их успокоить. Мы считаем, что закон в любом случае на стороне человека и даже в самых безвыходных ситуациях есть возможность минимизировать ущерб. Понятно, что у нас нет хороших оправдательных приговоров, их меньше 1%, у нас суды могут дать наказание ниже низшего, и это будет считаться победой, или дать условный срок.

Мы хотим, чтобы люди не только приходили к ним за помощью, но и чтобы они не доходили до того момента, чтобы нужно было бы идти к нам или другим правозащитникам за помощью. На самом деле это куда более важная история.

Фото Кирилла Шучалина, «7х7».

Зачем делать игры

― Мы могли привлечь кучу классных журналистов-консультантов, могли объединиться с другим медиапроектом, могли рассылать пресс-релизы и работать дальше, как и другие организации. Но мы решили, что лучше сделать свой небольшой сервис и попробовать повзаимодействовать с той аудиторией, которая про правозащитные проекты не читает, не знает и, скорее всего, знать не хочет.

Помимо всего прочего, мы делаем тесты, игры ― мы увидели, что у аудитории, которая не хочет читать тексты или у которой нет на это времени, почему-то есть время на игры. Наш контент становится новостями, и я думаю, что у всех организаций есть возможность делать так же. Например, вы ведете свой маленький проект по спасению леса, и вам кажется, что единственный способ взаимодействия с журналистами ― это рассылка пресс-релизов или приглашений прийти на акцию в соцсетях. На самом деле нет, очень хорошо работают качественные медиапроекты. Размещенные на сайте, еще долго будут рассказывать эту историю.

Еще по теме: «Гражданское содействие» и «Новая газета» запустили онлайн-игру «Убежище»

Мы говорим о доверии, и большая проблема в том, что люди из организации наподобие нашей иногда не общаются с потенциальными клиентами или читателями. Когда в 2016 году в Telegram появились публичные чаты на много-много человек, мы решили их опробовать. Предложили людям задавать в нашем чате любые вопросы по нашей тематике: доступ к информации, уголовное законодательство. Обнаружилось, что этот формат действительно востребован и это хороший канал связи для тех, кто хочет что-то узнать о защите своих прав, но не знает, к кому обратиться.

Есть одна проблема ― ядерная аудитория «Команды 29» старше 25 лет. Но есть много людей, активно участвующих в политической жизни, занимающихся полезными вещами, и до них наша информация не доходит ― они просто не видят наш контент, или видят, что это какие-то сложные длинные тексты, или не готовы выделять время на длительное чтение.

Как с ними работать? Мы искали разные варианты ― нам хотелось не то чтобы достучаться до них, а принести им какую-то пользу. Потому что мы понимаем, что не можем защитить всех, рассказать обо всем и общаться с каждым. Но есть форматы, которые востребованы, и это игры. Аудитория мобильных игр огромная, и большая ее часть ― люди от 18 до 25 лет, и это благодатная аудитория практически для любого проекта. Например, есть много просоциальных игр: они связаны с общественной, социальной пользой.

Чем помогут игры

― Пример просоциальной игры, которая иллюстрирует состояние чиновничества в условно авторитарном обществе, ― «Papers, Please». Или игра «The Westport Independent» про журналистов в стране, в которой цензура, а ты работаешь в проправительственном издании, и каждый день тебе приходится что-то вымарывать из своих статей, а потом дома смотреть в глаза своим близким.

Мы решили сделать что-то подобное, но проблема в том, что у любой некоммерческой организации нет миллионов долларов, чтобы сделать высокобюджетную игру. Есть выход ― это текстовые квесты: они не требуют больших затрат, практически это только текст и иллюстрации. В них нужно выбирать за персонажа его действия в определенных ситуациях.

Наша игра называется «Гэбня» ― раньше так называли КГБ. По сюжету, к герою (студенту или бизнесмену), который когда-то давно участвовал в митинге, неожиданно приходят «товарищи» из органов ― и герою нужно не попасть в СИЗО, чтобы в результате допросов и обысков он остался на свободе. Это немного утопическая по современным российским меркам история, но она про знание, это поможет понять, как вести себя при обыске, что делать, если следователь хочет с вами поговорить прямо сейчас. Что, кстати, нужно делать в этом случае? Правильно, сначала просить прислать повестку, потом звонить адвокату.

Это не самая сложная разработка, самая сложная часть ― это контент, важно найти человека, который напишет вам хорошую историю, за которой интересно следить. Сейчас мы делаем четыре игры сразу, две из них в активной разработке ― доделываем новые главы «Гэбни», мы рассказываем, что делать, если вы все-таки оказались в СИЗО. Делаем игру, посвященную гендерным вопросам, она будет доступна с сентября 2019 года.

Справка

Баркемп — это ежегодная летняя неформальная конференция в пяти российских городах, главными организаторами которой являются сами участники. На природе они обсуждают важные гражданские, культурные, экологические и другие темы вместе с экспертами федерального и международного масштаба ― активистами, правозащитниками, социологами. Баркемп проходит при участии команды общественно-политического интернет-журнала «7х7».

«Теплица социальных технологий» выступила информационным партнером Баркемпов.