Николай Овчинников: зачем НКО создают мобильные игры на правовые темы

В эпоху недоверия: главные лекции баркемпов
фото Кирил­ла Шуча­ли­на, «7х7»

Мобиль­ные игры на темы пра­ва помо­га­ют людям не боять­ся сило­ви­ков в реаль­ной жиз­ни и защи­щать свои пра­ва. В этом уве­рен редак­тор нефор­маль­но­го пра­во­за­щит­но­го объ­еди­не­ния юри­стов и жур­на­ли­стов «Коман­да 29» Нико­лай Овчин­ни­ков. Он высту­пил на акти­вист­ской нефор­маль­ной кон­фе­рен­ции «Бар­кемп» 23 июня 2019 года в Киро­ве. Кор­ре­спон­дент интер­нет-жур­на­ла «7х7». Ири­на Шаба­ли­на под­го­то­ви­ла рас­шиф­ров­ку его лек­ции.

«Нет веры в человека»

― Самая боль­шая про­бле­ма медий­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций в Рос­сии в том, что зача­стую они не верят в чело­ве­ка ― в чело­ве­ка, кото­рый готов смот­реть, слу­шать, играть. Боль­шая про­бле­ма в том, что по умол­ча­нию счи­та­ет­ся, что сред­не­ста­ти­сти­че­ский слу­ша­тель глу­пее сред­не­го. Мне кажет­ся, в этой фра­зе зало­же­на одна из глав­ных «родо­вых травм» медиа, жур­на­ли­сти­ки и вооб­ще всех про­ек­тов в Рос­сии ― они не верят в чело­ве­ка, [счи­тая, что] если ему еще не испол­ни­лось 25 лет, он не готов потреб­лять нашу инфор­ма­цию. «Мы пишем такие кру­тые тек­сты, а эти ребя­та их не чита­ют ― навер­ное, они глу­пые». С этим сте­рео­ти­пом надо бороть­ся и поско­рее, пото­му что нет ника­кой зави­си­мо­сти ни от воз­рас­та, ни от ген­де­ра, ни от места про­жи­ва­ния.

Я помо­гаю делать медиа в «Коман­де 29» ― это пра­во­за­щит­ное объ­еди­не­ние в Санкт-Петер­бур­ге. Коман­да помо­га­ет тем, кого обви­ня­ют в пре­ступ­ле­ни­ях про­тив госу­дар­ства, и защи­ща­ет пра­во людей на инфор­ма­цию. Кро­ме юри­стов у нас есть жур­на­ли­сты. Я при­шел в коман­ду в 2015 году и ниче­го не знал о пра­во­за­щит­ной дея­тель­но­сти. И при­ток людей из дру­гих сфер в пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции ― это очень класс­но, пото­му что так нет застоя.

Мы пыта­ем­ся при­не­сти новые ком­пе­тен­ции в пра­во­за­щит­ный сек­тор. Мы нача­ли делать свое неболь­шое изда­ние, рас­ска­зы­ва­ем о том, как живет Рос­сия и как в ней жить, дела­ем неболь­шие памят­ки.

Фото Кирил­ла Шуча­ли­на, «7х7».

«Есть возможность минимизировать ущерб»

― Про­бле­ма рос­сий­ских зако­нов в том, что они безум­но слож­ные. Вто­рое ― это очень страш­но. Как мы все зна­ем теперь (если кто-то не знал до дела [спец­ко­ра «Меду­зы», кото­ро­му пыта­лись вме­нить сбыт нар­ко­ти­ков] Ива­на Голу­но­ва), под­бро­сить нар­ко­ти­ки или про­сто оста­но­вить на ули­це для уста­нов­ле­ния лич­но­сти, если у вас нет пас­пор­та, могут кого угод­но ― даже если вы не заме­че­ны в актив­ной поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти, не рабо­та­е­те жур­на­ли­стом, вооб­ще живе­те тише воды, ниже тра­вы.

Еще по теме: #Сво­бо­ду­Го­лу­но­ву: Как защи­тить акти­ви­ста или жур­на­ли­ста, если его «закры­ва­ют»

И мы ста­ра­ем­ся не толь­ко защи­тить людей, но и как-то их успо­ко­ить. Мы счи­та­ем, что закон в любом слу­чае на сто­роне чело­ве­ка и даже в самых без­вы­ход­ных ситу­а­ци­ях есть воз­мож­ность мини­ми­зи­ро­вать ущерб. Понят­но, что у нас нет хоро­ших оправ­да­тель­ных при­го­во­ров, их мень­ше 1%, у нас суды могут дать нака­за­ние ниже низ­ше­го, и это будет счи­тать­ся побе­дой, или дать услов­ный срок.

Мы хотим, что­бы люди не толь­ко при­хо­ди­ли к ним за помо­щью, но и что­бы они не дохо­ди­ли до того момен­та, что­бы нуж­но было бы идти к нам или дру­гим пра­во­за­щит­ни­кам за помо­щью. На самом деле это куда более важ­ная исто­рия.

Фото Кирил­ла Шуча­ли­на, «7х7».

Зачем делать игры

― Мы мог­ли при­влечь кучу класс­ных жур­на­ли­стов-кон­суль­тан­тов, мог­ли объ­еди­нить­ся с дру­гим медиа­про­ек­том, мог­ли рас­сы­лать пресс-рели­зы и рабо­тать даль­ше, как и дру­гие орга­ни­за­ции. Но мы реши­ли, что луч­ше сде­лать свой неболь­шой сер­вис и попро­бо­вать повза­и­мо­дей­ство­вать с той ауди­то­ри­ей, кото­рая про пра­во­за­щит­ные про­ек­ты не чита­ет, не зна­ет и, ско­рее все­го, знать не хочет.

Поми­мо все­го про­че­го, мы дела­ем тесты, игры ― мы уви­де­ли, что у ауди­то­рии, кото­рая не хочет читать тек­сты или у кото­рой нет на это вре­ме­ни, поче­му-то есть вре­мя на игры. Наш кон­тент ста­но­вит­ся ново­стя­ми, и я думаю, что у всех орга­ни­за­ций есть воз­мож­ность делать так же. Напри­мер, вы веде­те свой малень­кий про­ект по спа­се­нию леса, и вам кажет­ся, что един­ствен­ный спо­соб вза­и­мо­дей­ствия с жур­на­ли­ста­ми ― это рас­сыл­ка пресс-рели­зов или при­гла­ше­ний прий­ти на акцию в соц­се­тях. На самом деле нет, очень хоро­шо рабо­та­ют каче­ствен­ные медиа­про­ек­ты. Раз­ме­щен­ные на сай­те, еще дол­го будут рас­ска­зы­вать эту исто­рию.

Еще по теме: «Граж­дан­ское содей­ствие» и «Новая газе­та» запу­сти­ли онлайн-игру «Убе­жи­ще»

Мы гово­рим о дове­рии, и боль­шая про­бле­ма в том, что люди из орга­ни­за­ции напо­до­бие нашей ино­гда не обща­ют­ся с потен­ци­аль­ны­ми кли­ен­та­ми или чита­те­ля­ми. Когда в 2016 году в Telegram появи­лись пуб­лич­ные чаты на мно­го-мно­го чело­век, мы реши­ли их опро­бо­вать. Пред­ло­жи­ли людям зада­вать в нашем чате любые вопро­сы по нашей тема­ти­ке: доступ к инфор­ма­ции, уго­лов­ное зако­но­да­тель­ство. Обна­ру­жи­лось, что этот фор­мат дей­стви­тель­но вос­тре­бо­ван и это хоро­ший канал свя­зи для тех, кто хочет что-то узнать о защи­те сво­их прав, но не зна­ет, к кому обра­тить­ся.

Есть одна про­бле­ма ― ядер­ная ауди­то­рия «Коман­ды 29» стар­ше 25 лет. Но есть мно­го людей, актив­но участ­ву­ю­щих в поли­ти­че­ской жиз­ни, зани­ма­ю­щих­ся полез­ны­ми веща­ми, и до них наша инфор­ма­ция не дохо­дит ― они про­сто не видят наш кон­тент, или видят, что это какие-то слож­ные длин­ные тек­сты, или не гото­вы выде­лять вре­мя на дли­тель­ное чте­ние.

Как с ними рабо­тать? Мы иска­ли раз­ные вари­ан­ты ― нам хоте­лось не то что­бы досту­чать­ся до них, а при­не­сти им какую-то поль­зу. Пото­му что мы пони­ма­ем, что не можем защи­тить всех, рас­ска­зать обо всем и общать­ся с каж­дым. Но есть фор­ма­ты, кото­рые вос­тре­бо­ва­ны, и это игры. Ауди­то­рия мобиль­ных игр огром­ная, и боль­шая ее часть ― люди от 18 до 25 лет, и это бла­го­дат­ная ауди­то­рия прак­ти­че­ски для любо­го про­ек­та. Напри­мер, есть мно­го про­со­ци­аль­ных игр: они свя­за­ны с обще­ствен­ной, соци­аль­ной поль­зой.

Чем помогут игры

― При­мер про­со­ци­аль­ной игры, кото­рая иллю­стри­ру­ет состо­я­ние чинов­ни­че­ства в услов­но авто­ри­тар­ном обще­стве, ― «Papers, Please». Или игра «The Westport Independent» про жур­на­ли­стов в стране, в кото­рой цен­зу­ра, а ты рабо­та­ешь в про­пра­ви­тель­ствен­ном изда­нии, и каж­дый день тебе при­хо­дит­ся что-то выма­ры­вать из сво­их ста­тей, а потом дома смот­реть в гла­за сво­им близ­ким.

Мы реши­ли сде­лать что-то подоб­ное, но про­бле­ма в том, что у любой неком­мер­че­ской орга­ни­за­ции нет мил­ли­о­нов дол­ла­ров, что­бы сде­лать высо­ко­бюд­жет­ную игру. Есть выход ― это тек­сто­вые кве­сты: они не тре­бу­ют боль­ших затрат, прак­ти­че­ски это толь­ко текст и иллю­стра­ции. В них нуж­но выби­рать за пер­со­на­жа его дей­ствия в опре­де­лен­ных ситу­а­ци­ях.

Наша игра назы­ва­ет­ся «Гэб­ня» ― рань­ше так назы­ва­ли КГБ. По сюже­ту, к герою (сту­ден­ту или биз­не­сме­ну), кото­рый когда-то дав­но участ­во­вал в митин­ге, неожи­дан­но при­хо­дят «това­ри­щи» из орга­нов ― и герою нуж­но не попасть в СИЗО, что­бы в резуль­та­те допро­сов и обыс­ков он остал­ся на сво­бо­де. Это немно­го уто­пи­че­ская по совре­мен­ным рос­сий­ским мер­кам исто­рия, но она про зна­ние, это помо­жет понять, как вести себя при обыс­ке, что делать, если сле­до­ва­тель хочет с вами пого­во­рить пря­мо сей­час. Что, кста­ти, нуж­но делать в этом слу­чае? Пра­виль­но, сна­ча­ла про­сить при­слать повест­ку, потом зво­нить адво­ка­ту.

Это не самая слож­ная раз­ра­бот­ка, самая слож­ная часть ― это кон­тент, важ­но най­ти чело­ве­ка, кото­рый напи­шет вам хоро­шую исто­рию, за кото­рой инте­рес­но сле­дить. Сей­час мы дела­ем четы­ре игры сра­зу, две из них в актив­ной раз­ра­бот­ке ― доде­лы­ва­ем новые гла­вы «Гэб­ни», мы рас­ска­зы­ва­ем, что делать, если вы все-таки ока­за­лись в СИЗО. Дела­ем игру, посвя­щен­ную ген­дер­ным вопро­сам, она будет доступ­на с сен­тяб­ря 2019 года.

Справка

Бар­кемп — это еже­год­ная лет­няя нефор­маль­ная кон­фе­рен­ция в пяти рос­сий­ских горо­дах, глав­ны­ми орга­ни­за­то­ра­ми кото­рой явля­ют­ся сами участ­ни­ки. На при­ро­де они обсуж­да­ют важ­ные граж­дан­ские, куль­тур­ные, эко­ло­ги­че­ские и дру­гие темы вме­сте с экс­пер­та­ми феде­раль­но­го и меж­ду­на­род­но­го мас­шта­ба ― акти­ви­ста­ми, пра­во­за­щит­ни­ка­ми, социо­ло­га­ми. Бар­кемп про­хо­дит при уча­стии коман­ды обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го интер­нет-жур­на­ла «7х7».

«Теп­ли­ца соци­аль­ных тех­но­ло­гий» высту­пи­ла инфор­ма­ци­он­ным парт­не­ром Бар­кем­пов.