Валерий Спиридонов: «Нужно научиться лечить рак, СПИД и насморк»

Валерий Спиридонов рассказал, как технологии изменят медицину. Фото предоставлено Planeta.ru.
Вале­рий Спи­ри­до­нов рас­ска­зал, как тех­но­ло­гии изме­нят меди­ци­ну. Фото предо­став­ле­но Planeta.ru.

Вале­рий Спи­ри­до­нов – пер­вый в мире кан­ди­дат на пере­сад­ку голо­вы. Опе­ра­ция не состо­я­лась, но он счи­та­ет, что все самое инте­рес­ное ждет его впе­ре­ди. Сво­ей исто­ри­ей он решил поде­лить­ся в кни­ге «Пере­сад­ка голо­вы – До и После» и запу­стил кра­уд­фандин­го­вый сбор на ее пуб­ли­ка­цию на Planeta.ru. Жур­на­лист Теп­ли­цы Ека­те­ри­на Улья­но­ва спро­си­ла у Вале­рия Спи­ри­до­но­ва, о чем будет кни­га и какой он видит меди­ци­ну буду­ще­го.

– Какие технологии, разработки и проекты в области медицины вы считаете самыми перспективными?

– Тех­но­ло­гии стре­ми­тель­но дивер­си­фи­ци­ру­ют­ся и будут про­дол­жать раз­ви­вать­ся в раз­ных направ­ле­ни­ях, пото­му что нет двух оди­на­ко­вых боль­ных. У каж­до­го будут раз­лич­ные поже­ла­ния к видам меди­цин­ской помо­щи. Кому-то не хочет­ся терять вре­мя на мно­го-месяч­ную физи­о­ре­а­би­ли­та­цию, и он выбе­рет меха­ни­ко-хими­че­ские мето­ды лече­ния.

Недав­но я ехал с попут­чи­цей, кото­рая нахо­ди­лась в инва­лид­ном крес­ле. Мы раз­го­во­ри­лись, и она рас­ска­за­ла, что ездит на семи-часо­вые заня­тия в кли­ни­ке, кото­рые поз­во­лят ей вер­нуть фор­му после ава­рии. На доро­гу до кли­ни­ки и домой она тра­тит в целом еще четы­ре часа в день. Она гото­ва делать это мно­гие меся­цы и, воз­мож­но, годы. А у меня тако­го вре­ме­ни нет. Меня ждет ряд про­ек­тов и люби­мая семья, гла­вой кото­рой я явля­юсь.

Супру­га вос­пи­ты­ва­ет мое­го малень­ко­го сына, соот­вет­ствен­но, рабо­таю я один. И зани­мать­ся по 13 часов в день сво­им здо­ро­вьем нет вре­ме­ни и, чест­но гово­ря, жела­ния. Меня пол­но­стью устра­и­ва­ет мое состо­я­ние. Я про­вел в нем всю созна­тель­ную жизнь и научил­ся решать сопут­ству­ю­щие ему про­бле­мы, в том чис­ле с помо­щью робо­ти­зи­ро­ван­но­го обо­ру­до­ва­ния. Хотя веро­ят­но, в буду­щем я при­бег­ну к чему-то вро­де Spinraza (лекар­ство для лече­ния мышеч­ной атро­фии. – Прим. ред.), кото­рая оста­нав­ли­ва­ет дегра­да­цию мышеч­ной систе­мы и откры­ва­ет пер­спек­ти­вы к ее вос­ста­нов­ле­нию и дела­ет это за счет кур­са инъ­ек­ций. 

Конеч­но, на под­хо­де совер­шен­ные искус­ствен­ные мыш­цы, инди­ви­ду­аль­ная кор­рек­ти­ров­ка гено­ма. Все это – тех­но­ло­гии уже сего­дняш­не­го дня, их внед­ре­ние – вопрос мар­ке­тин­га.

Вале­рий Спи­ри­до­нов уве­рен, что при­ме­не­ние IT дела­ет высо­ко­тех­но­ло­гич­ную меди­ци­ну дешев­ле. Фото предо­став­ле­но Planeta.ru.

– Какие проблемы и задачи в области медицины и здоровья с помощью технологий нужно решить в первую очередь?

– Рак, СПИД и насморк. Серьез­но. ОРВИ достав­ля­ют боль­шое коли­че­ство неудобств, быст­ро рас­про­стра­ня­ют­ся и мас­со­во выво­дят орга­низ­мы из строя на доб­рые семь дней. Недо­пу­сти­мо в наше стре­ми­тель­ное вре­мя. Про нарас­та­ю­щие эпи­де­мии СПИ­Да и онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний крас­но­ре­чи­во ска­жут циф­ры – это чудо­вищ­ные люд­ские поте­ри каж­дый год.

Еще со свал­ка­ми про­бле­мы никак не решат, вот уж где без «высо­ких» анти­кор­руп­ци­он­ных тех­но­ло­гий нику­да. В том чис­ле и неуме­лое обра­ще­ние с отхо­да­ми при­во­дит к эко­ло­ги­че­ским про­бле­мам, вызы­ва­ю­щим мно­же­ство забо­ле­ва­ний.

– Как вы думаете, должны ли пересекаться IT и медицина?

– Они уже пере­сек­лись и нераз­рыв­но свя­за­ны. При помо­щи глу­бин­но­го машин­но­го обу­че­ния ста­вят­ся диа­гно­зы, робо­ты дела­ют опе­ра­ции, на ком­пью­те­ре инди­ви­ду­аль­но моде­ли­ру­ют суста­вы, про­те­зы, а ско­ро нач­нут и внут­рен­ние орга­ны. При­ме­не­ние IT дела­ет высо­ко­тех­но­ло­гич­ную меди­ци­ну дешев­ле, без­опас­ней, точ­нее и доступ­нее все более широ­ко­му слою обще­ства.

Я сам сего­дня рабо­таю в ком­па­нии, кото­рая дела­ет про­грамм­ное обес­пе­че­ние для связ­ки «паци­ент – постав­щик услуг – стра­хо­вая ком­па­ния». Мы устра­ня­ем бюро­кра­ти­че­скую про­слой­ку, авто­ма­ти­зи­ру­ем пото­ки.

Вале­рий Спи­ри­до­нов гово­рит, что сей­час его пол­но­стью устра­и­ва­ет его состо­я­ние. Фото предо­став­ле­но Planeta.ru.

– Какой вы в целом видите медицину будущего?

– Пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ные быст­ро при­ме­ни­мые реше­ния, устра­не­ние физи­че­ских огра­ни­че­ний как поня­тия. Толь­ко здо­ро­вое обще­ство может быть кон­ку­рент­ным и справ­лять­ся с вызо­ва­ми, кото­рые поста­вит буду­щее. Реше­ния о лече­нии или замене орга­нов будут при­ни­мать­ся так же лег­ко, как покуп­ка ново­го гад­же­та. Коли­че­ство меди­цин­ско­го пер­со­на­ла выс­ше­го зве­на будет сокра­щать­ся – искус­ствен­ный интел­лект смо­жет эффек­тив­но при­ни­мать реше­ния и выпи­сы­вать назна­че­ния на осно­ва­нии накоп­лен­но­го ста­ти­сти­че­ско­го опы­та десят­ков тысяч «живых» док­то­ров. Носи­мая элек­тро­ни­ка уже сего­дня спо­соб­на пода­вать сиг­на­лы о необ­хо­ди­мо­сти прой­ти обсле­до­ва­ние у вра­ча. В Apple Watch встро­ен дат­чик, поз­во­ля­ю­щий счи­ты­вать кар­дио­грам­му.

– Где для вас пролегают этические границы в медицинских технологиях? Во что можно и нельзя вмешиваться? Какие границы нельзя нарушать?

– Я очень цинич­но отно­шусь к эти­ке и гра­ни­цам. На мой взгляд, любые огра­ни­че­ния в нау­ке не столь­ко спо­соб­ству­ют балан­су в обще­стве, сколь­ко оття­ги­ва­ют неиз­беж­ное. К тому же они (гра­ни­цы), как пра­ви­ло, рас­став­ля­ют­ся людь­ми, кото­рые счи­та­ют, что их самих меди­цин­ские про­бле­мы нико­гда не кос­нут­ся или же им хва­тит средств/связей/способов их решить. Это боль­шое заблуж­де­ние.

Мож­но толь­ко с огор­че­ни­ем пред­по­ла­гать, какое коли­че­ство гени­аль­ных уче­ных, управ­лен­цев, инже­не­ров мож­но было бы спа­сти, если бы, напри­мер, недаль­но­вид­ные функ­ци­о­не­ры не заста­ви­ли Вла­ди­ми­ра Деми­хо­ва пре­кра­тить экс­пе­ри­мен­ты с пере­сад­кой голов. А ведь это тех­но­ло­гии 50-х годов про­шло­го века! И вот отбро­шен­ные назад на 70 лет люди сно­ва вер­ну­лись к это­му мето­ду, толь­ко уже в дру­гой стране…

Я ска­жу так: если чело­век вызы­ва­ет­ся участ­во­вать в экс­пе­ри­мен­те, пус­кай даже с риском для здо­ро­вья, зако­но­да­тель­ство долж­но вся­че­ски спо­соб­ство­вать это­му. А не нагне­тать пани­ку вокруг уче­ных, жела­ю­щих раз­дви­гать гра­ни­цы воз­мож­но­го.

– Могут ли программы и машины полностью заменить человека? Или медицина и эмпатия неразделимы?

– Одной эмпа­ти­ей здо­ров не будешь. Конеч­но, чело­ве­че­ский пер­со­нал оста­нет­ся, что­бы кон­тро­ли­ро­вать про­ис­хо­дя­щее, но маши­ны дав­но демон­стри­ру­ют свою эффек­тив­ность в рутин­ных, точ­ных и ста­ти­сти­че­ски обос­но­ван­ных дей­стви­ях. Вы ведь не хоти­те попасть на при­ем к нерв­но­му сто­ма­то­ло­гу, у кото­ро­го дома малень­кие дети и он из-за это­го не высы­па­ет­ся? Я вот точ­но не хочу. С удо­воль­стви­ем дове­рюсь робо­ту. Так уже про­ис­хо­дит во мно­гих сфе­рах в США. Врач нахо­дит­ся рядом, а робот, напри­мер, меня­ет позво­ноч­ные дис­ки.

– Чем вы сейчас занимаетесь, что изучаете? Следите ли за чем-то особенно пристально в медтехе? 

– Бук­валь­но недав­но я закон­чил рабо­ту, шед­шую в тече­ние года в уни­вер­си­те­те, над систе­мой, кото­рая, счи­ты­вая дан­ные с каме­ры и мик­ро­фо­на, ана­ли­зи­руя настро­е­ние и семан­ти­ку фраз паци­ен­та, дает реко­мен­да­ции в реаль­ном вре­ме­ни вра­чу-пси­хо­те­ра­пев­ту. С ее помо­щью док­тор будет луч­ше пони­мать сво­е­го кли­ен­та, его скры­тые, мало­за­мет­ные эмо­ци­о­наль­ные нот­ки, будет спо­со­бен удер­жи­вать вни­ма­ние, укреп­лять дове­рие, что­бы тера­пия была успеш­ной.

Я не сле­жу ни за чем спе­ци­аль­но, но, нахо­дясь в инфор­ма­ци­он­ном поле, отме­чаю для себя инте­рес­ные тен­ден­ции, такие как офи­ци­аль­но одоб­рен­ное аме­ри­кан­ским пра­ви­тель­ством лекар­ство от амио­тро­фии. Или вот недав­ний наш про­ект – тех­но­ло­гию соеди­не­ния повре­жден­но­го спин­но­го моз­га. Все это изме­нит жиз­ни мил­ли­о­нов людей к луч­ше­му навсе­гда.

Кра­уд-кам­па­ния по сбо­ру средств на изда­ние кни­ги «Пере­сад­ка голо­вы – До и После». Фото предо­став­ле­но Planeta.ru.

– Расскажите о своей книге. О чем она будет?

– Моя кни­га будет соче­тать в себе подроб­ное осве­ще­ние тех­но­ло­гии пере­сад­ки голо­вы, дета­ли, кото­рые были скры­ты мно­ги­ми СМИ. Чита­те­ли смо­гут само­сто­я­тель­но сде­лать выво­ды на осно­ве доступ­но­го изло­же­ния иссле­до­ва­ний с веко­вой исто­ри­ей. А так­же крат­кая исто­рия моей жиз­ни, объ­яс­ня­ю­щая мою тягу к экс­пе­ри­мен­там, мою любовь к жиз­ни, рас­сказ о моей семье, кото­рая меня во всем под­дер­жа­ла.

Будут в кни­ге и сове­ты тем, кто одна­жды меч­та­ет проснуть­ся зна­ме­ни­тым на весь мир. Как гово­рит­ся, не все так одно­знач­но…

За преды­ду­щие четы­ре года я полу­чил тыся­чи сооб­ще­ний от людей, кото­рых не знал рань­ше. Для меня было неожи­дан­но, что про­стые, буд­нич­ные и логич­ные с моей точ­ки зре­ния поступ­ки вызы­ва­ют такой пози­тив­ный отклик из совер­шен­но раз­ных стран, с раз­ной куль­ту­рой, наци­о­наль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми и мен­та­ли­те­том. Людям хоте­лось знать подроб­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го, они про­си­ли сове­та, и я стре­мил­ся отве­тить каж­до­му, пока мог успе­вать обра­ба­ты­вать поток сооб­ще­ний.

Мне пока­за­лось разум­ным сде­лать очень кон­крет­ное, деталь­ное обоб­ще­ние мое­го опы­та, пото­му что мой слу­чай совсем не так уни­ка­лен, как кажет­ся. И посколь­ку я люб­лю свою жизнь и счи­таю себя очень счаст­ли­вым, этот опыт будет поле­зен даже вам, хотя, воз­мож­но, сей­час вам так совсем не кажет­ся. И если я смог сде­лать свою жизнь яркой при сво­их огра­ни­чен­ных воз­мож­но­стях, то вас уж ничто не оста­но­вит.

– Вы говорите, что в книге будут даже чертежи технологических разработок. Может быть, вы можете более подробно рассказать нашим читателям о каких-то моментах?

– За пери­од моей рабо­ты с Сер­джио Кана­ве­ро (ита­льян­ский ней­ро­хи­рург, кото­рый соби­рал­ся про­ве­сти опе­ра­цию по пере­сад­ке голо­вы. – Прим. ред.), ко мне обра­ща­лись уче­ные из десят­ков стран с пред­ло­же­ни­я­ми, улуч­ше­ни­я­ми и соб­ствен­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми спа­се­ния жиз­ни, под­час очень ради­каль­ны­ми. Были сре­ди них и те, кто рань­ше рабо­тал с самим Деми­хо­вым. Они, конеч­но, не нахо­дят пря­мой под­держ­ки сего­дня, но в моих силах рас­ска­зать о них, что­бы тру­ды их жиз­ни вдох­но­ви­ли новых иссле­до­ва­те­лей, а воз­мож­но, и были бы вопло­ще­ны в бли­жай­шее вре­мя.

– Чему вас научила история с пересадкой головы? Считаете ли вы после нее, что перед человеком открыты безграничные возможности?

– Я все­гда счи­тал, что основ­ная часть огра­ни­че­ний обыч­но у людей в голо­ве. Но сто­ит чем-то начать зани­мать­ся, и про­бле­мы реша­ют­ся. Про­сто имен­но эта исто­рия полу­чи­ла наи­боль­шую оглас­ку из того, чем я зани­ма­юсь. Но из кни­ги вы узна­е­те, что это не все, и даже не самое инте­рес­ное. А самое инте­рес­ное, конеч­но, впе­ре­ди!