Александр Исавнин: «Блокировки успешно работают против доступа к информации»

Александр Исавнин: «Блокировки успешно работают против доступа к информации»
На фото: Алек­сандр Исав­нин. Автор фото: Игорь Под­гор­ный.

Как появи­лась и рабо­та­ет гло­баль­ная сеть, кому она при­над­ле­жит и поче­му рос­си­я­нам важ­но участ­во­вать в управ­ле­нии ею? Об этом рас­ска­зал тех­ни­че­ский дирек­тор «Обще­ства Защи­ты Интер­не­та» Алек­сандр Исав­нин на карель­ском бар­кем­пе в июле 2019 года. Кор­ре­спон­дент интер­нет-жур­на­ла «7х7» Але­на Хли­ма­но­ва под­го­то­ви­ла рас­шиф­ров­ку лек­ции.

Что такое Интернет, и как он работает

– Аме­ри­кан­ская воен­щи­на зака­за­ла аме­ри­кан­ским уче­ным какую-то сеть, кото­рая выжи­ла бы в резуль­та­те совет­ских ядер­ных бом­бар­ди­ро­вок. Все пом­нят филь­мы про вой­ну со свя­зи­ста­ми: бегут, зуба­ми зажи­ма­ют кабель и вос­ста­нав­ли­ва­ют связь – они [воен­ные] очень не хоте­ли, что­бы так было. Хоте­ли, что­бы сеть сама рабо­та­ла, пере­да­ва­лись какие-то коман­ды управ­ле­ния. И на самом деле аме­ри­кан­ским уче­ным уда­лось при­ду­мать сеть, кото­рая рабо­та­ет на двух про­стых прин­ци­пах.

Все ваши дан­ные, даже если вы сей­час смот­ри­те из «ВКон­так­ти­ка» коти­ков, наре­за­ют­ся на мно­го малень­ких кусоч­ков, кото­рые назы­ва­ют­ся паке­та­ми (почти как в воен­ной свя­зи), и каж­дый кусо­чек достав­ля­ет­ся совер­шен­но неза­ви­си­мо от всех дру­гих. А потом, в кон­це кон­цов, они соби­ра­ют­ся как надо. Это один очень удач­ный прин­цип, по кото­ро­му рабо­та­ет Интер­нет: даже если вы смот­ри­те видео и как бы оно у вас не пре­ры­ва­ет­ся, оно все рав­но наре­за­но на малень­кие кусоч­ки. И вто­рой прин­цип, кото­рый при­вел к успе­ху Интер­не­та, – все, что про­ис­хо­дит в Интер­не­те, вся пере­да­ча дан­ных поде­ле­на на уров­ни.

Гру­бо гово­ря, когда вы пости­те ваших коти­ков в вашей соци­аль­ной сети, вы совер­шен­но не дума­е­те, как про­ис­хо­дит связь: как эти коти­ки дой­дут с ваше­го теле­фо­на до сер­ве­ров в соц­се­ти и, соот­вет­ствен­но, как они вер­нут­ся обрат­но к ваше­му сосе­ду, кото­рый его смот­рит. И самое глав­ное, что нет ни одной орга­ни­за­ции, кото­рая зна­ет, как это все про­ис­хо­дит цели­ком.

Про­из­во­ди­тель ваше­го теле­фо­на зна­ет, как сфо­то­гра­фи­ро­вать коти­ка и отдать его бра­у­зе­ру. Бра­у­зер зна­ет, как отдать его опе­ра­ци­он­ной систе­ме, опе­ра­ци­он­ная систе­ма отда­ет желе­зу сото­во­го теле­фо­на, сото­вый теле­фон, в свою оче­редь, не зная про все преды­ду­щее обо­ру­до­ва­ние, отда­ет это сото­вой сети. А как оно уже дой­дет до сер­ве­ров, кото­рые нахо­дят­ся в Аме­ри­ке, и вер­нет­ся обрат­но, – раз­би­ра­ют­ся те, кто отве­ча­ет за это. Вот такое раз­де­ле­ние тру­да. Этот прин­цип ока­зал­ся очень удач­ным. Сеть, постро­ен­ная по таким прин­ци­пам, ока­за­лась настоль­ко удач­ной, что она очень понра­ви­лась аме­ри­кан­ским уче­ным. И аме­ри­кан­ские воен­ные ска­за­ли: хоро­шо, пусть наша сеть будет нашей сетью, а вы, пожа­луй­ста, поль­зуй­тесь ею, как вам будет удоб­но.

«Для научной среды очень характерны элементы, связанные с доверием»

– Интер­нет раз­ра­ба­ты­ва­ли уче­ные. А даль­ше они его раз­ви­ва­ли так, что­бы им было удоб­но. Для науч­ной сре­ды очень харак­тер­ны эле­мен­ты, свя­зан­ные с дове­ри­ем, – одни уче­ные в науч­ном сооб­ще­стве дове­ря­ют дру­гим уче­ным. Конеч­но, в неко­то­рых слу­ча­ях пере­про­ве­ря­ют, но дове­рие – суще­ствен­ный момент. Поэто­му все основ­ные про­то­ко­лы, исполь­зуя кото­рые, вы обща­е­тесь, были созда­ны, что­бы рабо­тать надеж­но. Но они не под­ра­зу­ме­ва­ли исполь­зо­ва­ния авто­ри­за­ции или про­вер­ки того дове­рия к дру­гой стране. Под­ра­зу­ме­ва­лось, что если вы с кем-то свя­зы­ва­е­тесь, то это имен­но тот, с кем вы хоти­те свя­зать­ся. Если кто-то с вами свя­зы­ва­ет­ся, то, соот­вет­ствен­но, он имен­но тот, за кого себя выда­ет. То есть вот такая сре­да дове­рия, очень науч­ная, очень откры­тая, доступ­ная, раз­ви­ва­лась какое-то вре­мя. А потом все зна­ют про собы­тие, кото­рое назы­ва­лось «червь Мори­са», когда сту­дент чисто из Инте­ре­са напи­сал про­грам­му, рас­про­стра­нив­шую себя по дру­гим сер­ве­рам, и это при­ве­ло к оста­нов­ке Интер­не­та. Такой момент, кото­рый пока­зал уче­ным, что вооб­ще суще­ству­ют какие-то момен­ты недо­ве­рия, что могут быть неудач­ные экс­пе­ри­мен­ты; кото­рый заста­вил заду­мать­ся, что тот Интер­нет, кото­рый они про­ек­ти­ро­ва­ли, надо поти­хо­неч­ку менять для того, что­бы появ­ля­лись воз­мож­но­сти про­вер­ки той сто­ро­ны, с кото­рой вы обща­е­тесь.

Об интернет-стандартах

– Если меж­ду­на­род­ный союз элек­тро­свя­зи (до это­го теле­граф­ный и теле­фон­ный союз) раз­ра­ба­ты­вал стан­дар­ты, что-то обсуж­да­лось, про­хо­ди­ли бюро­кра­ти­че­ские сове­ща­ния, то стан­дар­ты Интер­не­та до сих пор сре­ди уче­ных назы­ва­ют­ся «request for comments». Кто-то что-то при­ду­мы­вал, пуб­ли­ко­вал ста­тью, запра­ши­вал ком­мен­та­рий, а даль­ше, если появ­ля­лись две неза­ви­си­мые реа­ли­за­ции в двух раз­ных кол­лек­ти­вах, это ста­но­ви­лось фак­ти­че­ским стан­дар­том. Соот­вет­ствен­но, такой под­ход дове­рия друг к дру­гу, к тому, что кто-то что-то дела­ет, не про­сто дела­ет, но и может под­твер­дить это выпол­нен­ным резуль­та­том, – это тоже один из основ­ных китов, на кото­рых бази­ру­ет­ся Интер­нет.

Еще по теме: Видео­урок Теп­ли­цы: при­ло­же­ние для обхо­да бло­ки­ро­вок Lantern

В отли­чие от стан­дарт­ной пакет­ной сети, кото­рую раз­ра­ба­ты­ва­ли меж­ду­на­род­ные сети элек­тро­свя­зи. От нее оста­лось пару про­то­ко­лов и в учеб­ни­ках – семи­уров­не­вая модель оси. Семи­уров­не­вая модель оси, если вы где-то встре­ти­те, если вы сете­вой инже­нер, не име­ет к совре­мен­но­му Интер­не­ту ника­ко­го отно­ше­ния. Хотя в учеб­ни­ках ее пуб­ли­ку­ют, ров­но пото­му что про­то­ко­лы Интер­не­та, в отли­чие от стан­дар­ти­зо­ван­ных госу­дар­ствен­ных про­то­ко­лов, рабо­та­ли.

«Простая сеть, умные границы»

– Один из прин­ци­пов, кото­рый был зало­жен при раз­ра­бот­ке Интер­не­та, – про­стая сеть, умные гра­ни­цы. Сеть долж­на была быть мак­си­маль­но про­стой, а весь интел­лект дол­жен был быть сосре­до­то­чен на гра­нич­ных на тот момент воен­ных устрой­ствах свя­зи. Сей­час весь интел­лект нахо­дит­ся у вас в смарт­фо­нах или на сер­ве­рах. А сеть, хоть уже и очень слож­ная, но она суще­ствен­но про­ще того, что про­ис­хо­дит на ваших теле­фо­нах. Это был один из тех фак­то­ров, кото­рый при­вел к уде­шев­ле­нию обо­ру­до­ва­ния пере­да­чи дан­ных и к спи­ра­ле­об­раз­но­му и лави­но­об­раз­но­му росту само­го Интер­не­та. Кро­ме того, при раз­ра­бот­ке про­грамм­но­го обес­пе­че­ния и устройств был зало­жен еще один инте­рес­ный прин­цип, кото­рый зву­чит при­мер­но так: будь кон­сер­ва­ти­вен к тому, что ты отправ­ля­ешь, и либе­ра­лен к тому, что при­ни­ма­ешь. То есть если раз­ра­бот­чи­ки поль­зу­ют­ся этим прин­ци­пом в том, что отправ­ля­ют, ста­ра­ют­ся стро­го-стро­го сле­до­вать стан­дар­там, а в том, что они при­ни­ма­ют, отно­сить­ся немно­го мяг­че, – тоже поз­во­ли­ло раз­ра­ба­ты­вать про­грамм­ные обес­пе­че­ния суще­ствен­но про­ще. Поз­во­ли­ло учи­ты­вать сов­ме­сти­мость суще­ствен­но про­ще меж­ду раз­ны­ми устрой­ства­ми. Пото­му что у всех раз­ные теле­фо­ны, у опе­ра­то­ров свя­зи совер­шен­но раз­ное обо­ру­до­ва­ние, и это все вме­сте скле­и­ва­ет­ся, и полу­ча­ет­ся то, что полу­ча­ет­ся сей­час.

Еще по теме: Свя­зы­ва­ние акка­ун­тов: рис­ки и реко­мен­да­ции

Бло­ки­ров­ки, то, как они реа­ли­зо­ва­ны в Рос­сий­ской Феде­ра­ции, то есть то, что опе­ра­то­ры обя­за­ны бло­ки­ро­вать кон­тент, кото­рый через них про­хо­дит, – абсо­лют­но про­ти­во­ре­чит прин­ци­пам про­стой сети и умных гра­ниц. Если опе­ра­то­ры во всем мире в Интер­не­те смот­рят на адрес полу­ча­те­ля каж­до­го малень­ко­го паке­ти­ка и отправ­ля­ют его даль­ше, то рос­сий­ские опе­ра­то­ры свя­зи обя­за­ны зака­пы­вать­ся вглубь паке­тов и при­ни­мать реше­ние о том, сто­ит филь­тро­вать этот кон­тент или нет. Это очень пло­хо для Интер­не­та.

О самостоятельности Интернета

– В науч­ной сре­де был какой-то инсти­тут, кото­ро­му аме­ри­кан­ская воен­щи­на дове­ри­ла фор­маль­ный кон­тракт с уни­вер­си­те­том Южной Кали­фор­нии на то, что рас­пре­де­ле­ние ресур­сов будет выпол­нять уни­вер­си­тет. Для уни­вер­си­те­та не очень харак­тер­ная функ­ция. Через какое-то вре­мя была созда­на обще­ствен­ная орга­ни­за­ция ICANN [Неком­мер­че­ская обще­ствен­ная кор­по­ра­ция по управ­ле­нию домен­ны­ми име­на­ми и IP-адре­са­ми]. Она фак­ти­че­ски явля­лась под­ряд­чи­ком аме­ри­кан­ско­го мини­стер­ства тор­гов­ли на выпол­не­ние неких функ­ций, а мини­стер­ство тор­гов­ли долж­но было сле­дить за про­ис­хо­дя­щим, у него было такое пра­во. И, соб­ствен­но, нали­чие таких доку­мен­тов в нашей стране поз­во­ли­ло гово­рить, что Интер­не­том управ­ля­ют аме­ри­кан­цы, аме­ри­кан­ское пра­ви­тель­ство и все осталь­ное.

Пере­ход от уни­вер­си­те­та к кор­по­ра­ции ICANN про­изо­шел в рай­оне 1998 года, и с 1998 года до 2018-го аме­ри­кан­ское пра­ви­тель­ство ни разу не вме­ша­лось в рабо­ту этой ком­па­нии. То есть у нее были фор­маль­ные пра­ва это делать, но они не сде­ла­ли это ни разу. Пару лет назад аме­ри­кан­ское пра­ви­тель­ство пол­но­стью отка­за­лось от сво­их над­зор­ных функ­ций. Это было доволь­но боль­шое собы­тие, то есть Интер­нет теперь кон­тро­ли­ру­ет­ся сам собой, но ни разу не аме­ри­кан­ским пра­ви­тель­ством.

Как работает корпорация ICANN

– Во-пер­вых, раз­ные сто­ро­ны, кото­рые заин­те­ре­со­ва­ны в рабо­те Интер­не­та, – от юри­стов, зани­ма­ю­щих­ся интел­лек­ту­аль­ны­ми пра­ва­ми, до опе­ра­то­ров свя­зи, кото­рые предо­став­ля­ют услу­ги свя­зи, до домен­ных реги­стра­то­ров, до конеч­ных поль­зо­ва­те­лей, до пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций – соот­вет­ствен­но могут при­нять уча­стие. Там доволь­но слож­ная орга­ни­за­ция с боль­шим коли­че­ством сове­тов, но, в част­но­сти, есть отдель­ный совет, в кото­ром пред­ста­ви­те­ли госу­дарств могут озву­чи­вать про­бле­мы и рабо­тать над регла­мен­та­ми, свя­зан­ны­ми с рас­пре­де­ле­ни­ем и исполь­зо­ва­ни­ем ресур­са. Какие-то госу­дар­ства участ­ву­ют очень актив­но, какие-то не очень актив­но. Наше госу­дар­ство участ­ву­ет фор­маль­но, при­сы­лая туда заме­сти­те­ля вто­ро­го заме­сти­те­ля началь­ни­ка отде­ла Мини­стер­ства свя­зи. То есть наше госу­дар­ство тоже участ­ву­ет в управ­ле­нии Интер­не­том, что бы они там ни гово­ри­ли, но про­сто под­хо­дит к это­му не очень ответ­ствен­но.

На фото: Алек­сандр Исав­нин. Автор фото: Игорь Под­гор­ный.

«У нас это подавалось, как страшные ключи от Интернета»

– Сре­ди китов инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти – обес­пе­че­ние доступ­но­сти, обес­пе­че­ние целост­но­сти и обес­пе­че­ние кон­фи­ден­ци­аль­но­сти. Интер­нет-про­то­ко­лы изна­чаль­но обес­пе­чи­ва­ли доступ­ность, но ни разу не преду­смат­ри­ва­ли то, как обес­пе­чить целост­ность и кон­фи­ден­ци­аль­ность пере­да­ва­е­мой инфор­ма­ции. Но через какое-то вре­мя на эту тему тоже заду­ма­лись, ста­ли появ­лять­ся совер­шен­но раз­ные допол­не­ния. В част­но­сти, к про­то­ко­лу DNS [систе­ма домен­ных имен] появи­лись рас­ши­ре­ния, не меня­ю­щие его суще­ствен­но, а допол­ня­ю­щие, они назы­ва­ют­ся DNSSec, кото­рые долж­ны обес­пе­чить вам гаран­тию того, что никто по доро­ге не под­ме­нит ваши дан­ные и вы пой­де­те имен­но по тому адре­су, кото­рый соот­вет­ству­ет это­му име­ни. Под­ни­ми­те руки, кто слы­шал про DNSSec до это­го? Никто. Вижу, один. Хоро­шо, а ново­сти про клю­чи от Интер­не­та вы слы­ша­ли? Вот уже слы­ша­ло боль­шее коли­че­ство людей. У нас это пода­ва­лось, как страш­ные клю­чи от Интер­не­та, при помо­щи кото­рых аме­ри­кан­цы могут все рас­шиф­ро­вать.

Но на самом деле это как бы как раз клю­чи элек­трон­ной циф­ро­вой под­пи­си, кото­рой заве­ря­ют­ся ваши домен­ные име­на. Эту тех­но­ло­гию как сле­ду­ет внед­ри­ли толь­ко око­ло четы­рех лет назад, хотя раз­ра­ба­ты­ва­лась она с 1986 года. Соб­ствен­но, с уче­том того, что за доме­ны отве­ча­ет кор­по­ра­ция ICANN, даже все, что свя­за­но с под­пи­са­ни­ем инфор­ма­ции, свя­зан­ной с DNS, они сде­ла­ли мак­си­маль­но откры­тым. В част­но­сти, из раз­ных стран наби­ра­ют раз­ных людей, нуж­но семь чело­век, из кото­рых нуж­но собрать четы­ре, что­бы обес­пе­чить циф­ро­вую под­пись, очень инте­рес­ная цере­мо­ния. Они сде­ла­ны мак­си­маль­но откры­ты­ми, и вы може­те посмот­реть и убе­дить­ся, что там ниче­го не под­де­лы­ва­ет­ся. Если вас инте­ре­су­ют орга­ни­за­ци­он­ные вопро­сы без­опас­но­сти – это очень хоро­шая демон­стра­ция. При­мер­но то же самое дела­ют все наши бан­ки, Минс­вя­зи, а так­же наши воен­ные и воен­ные всех стран, пото­му что про­це­ду­ры очень похо­жи. Но о том, как это выгля­дит, вы може­те как раз посмот­реть на при­ме­ре кор­по­ра­ции ICANN.

«Наше государство нам не доверяет»

– Аме­ри­кан­цы пол­но­стью отка­за­лись от кон­тро­ля за Интер­не­том, про­сто дове­рив это интер­нет-инду­стрии и широ­ко­му сооб­ще­ству, постро­ен­но­му вокруг этой инду­стрии. У нас все про­ис­хо­дит не так. У нас наше госу­дар­ство, во-пер­вых, нам не дове­ря­ет, и суще­ствен­ное коли­че­ство зако­нов, регу­ли­ру­ю­щих Интер­нет, свя­за­ны с пол­но­мо­чи­я­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Как Lawful Intercept – про­слуш­ка для обес­пе­че­ния опе­ра­тив­но-розыск­ных меро­при­я­тий. Почти все регу­ли­ро­ва­ние Интер­не­та напи­са­но для того, что­бы обес­пе­чить наши пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны допол­ни­тель­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми. Но в отли­чие, напри­мер, от тех же запад­ных пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, кото­рые, если хотят про­слу­шать того или ино­го чело­ве­ка, долж­ны опо­ве­стить, во-пер­вых, судеб­ный орган. А во-вто­рых, два раз­ных чело­ве­ка из пер­со­на­ла и опе­ра­то­ра кон­тро­ли­ру­ют его испол­не­ние.

Еще по теме: Поче­му ано­ним­ность поль­зо­ва­те­ля под угро­зой, и как сохра­нить циф­ро­вые пра­ва

В слу­чае с рос­сий­ской про­слуш­кой наши спец­служ­бы хотят слу­шать все, и так, что­бы их никто не кон­тро­ли­ро­вал. Соб­ствен­но, все боль­ше и боль­ше они застав­ля­ют опе­ра­то­ров соби­рать инфор­ма­цию, хра­нить ее, пере­да­вать им. Напри­мер, в отли­чие от мно­гих дру­гих стран, вы долж­ны дол­го и упор­но авто­ри­зо­вы­вать­ся для того, что­бы под­клю­чить­ся к вай­фаю. У нас это зако­но­да­тель­ство вве­де­но в 2012-м или 2013 году, в то вре­мя как во мно­гих стра­нах Евро­пы в 2011 году от это­го отка­за­лись.

«Закон про суверенный Интернет – он не про цензуру»

– Закон про суве­рен­ный Интер­нет – он не про цен­зу­ру. Его, конеч­но, исполь­зу­ют потом для это­го, но он про пра­во госу­дар­ства кон­тро­ли­ро­вать всю инфра­струк­ту­ру. О печаль­ных послед­стви­ях наше­го регу­ли­ро­ва­ния мож­но ска­зать вот что. Дол­гие годы до про­шло­го года рос­сий­ский Интер­нет по коли­че­ству опе­ра­то­ров свя­зи или авто­ров, участ­ву­ю­щих в гло­баль­ной марш­ру­ти­за­ции, был вто­рым после Интер­не­та Соеди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки. Наш рост оста­но­вил­ся, навер­ное, в 2014 году, и в про­шлом году нас тор­же­ствен­но обо­шла Бра­зи­лия, пото­му что там все идет upon to the right, а у нас раз­ви­тие оста­но­ви­лось.

Самое глав­ное – ничто не запре­ща­ет вам в Рос­сии участ­во­вать в раз­ра­бот­ке регла­мен­тов рас­пре­де­ле­ния ресур­сов, участ­во­вать в раз­ра­бот­ке тех или иных стан­дар­тов. Это как аме­ри­кан­ские уче­ные нача­ли при­ме­нять элек­трон­ную почту, так до сих пор ника­ких дру­гих спе­ци­аль­ных тре­бо­ва­ний нет. Вы под­пи­сы­ва­е­тесь на спи­сок рас­сыл­ки, вы чита­е­те, если вы счи­та­е­те себя ком­пе­тент­ным или явля­е­тесь ком­пе­тент­ным по тому или ино­му вопро­су, вы пише­те пись­мо и начи­на­е­те участ­во­вать в дис­кус­сии. Ника­ко­го раз­ре­ше­ния от ваше­го науч­но­го руко­во­ди­те­ля, от мест­но­го отде­ла ФСБ, от кого-то еще не нуж­но. Все абсо­лют­но откры­то, все реша­ет­ся вопро­сом кон­сен­су­са либо суро­во­го кон­сен­су­са.

Нико­му не при­хо­ди­ла в голо­ву идея, что Интер­нет надо отклю­чать, что его мож­но отклю­чать. Но про­тив чего рабо­та­ют бло­ки­ров­ки? Бло­ки­ров­ки рабо­та­ют очень успеш­но про­тив про­сто­го досту­па к инфор­ма­ции. Я думаю, все мы чита­ем сайт «Гра­ни» так или ина­че – у нас для это­го нет про­блем, пото­му что научи­лись. Но слу­чай­ная бабуш­ка в поис­ке на него нико­гда не наткнет­ся. То есть бло­ки­ров­ки очень эффек­тив­но рабо­та­ют для такой цен­зу­ры, для того что­бы делать какой-то оппо­зи­ци­он­ный ресурс недо­ступ­ным для мас­со­вой пуб­ли­ки слу­чай­ным обра­зом.

«Российский бизнес устроен таким образом, что он привык договариваться»

– Отли­чие рос­сий­ско­го Lawful Intercept, то есть закон­ной про­слуш­ки, от любой дру­гой стра­ны состо­ит в том, что она выпол­ня­ет­ся за день­ги опе­ра­то­ра свя­зи. То есть если к Май­к­ро­соф­ту при­хо­дит АНБ [Агент­ство наци­о­наль­ной без­опас­но­сти США] и спра­ши­ва­ет, чей это акка­унт скай­па, – Май­к­ро­софт выстав­ля­ет счет на 50 дол­ла­ров. Соот­вет­ствен­но, у нас все это дела­ет опе­ра­тор. Напри­мер, сей­час спис­ки бло­ки­ро­вок такие боль­шие, что рос­сий­ские опе­ра­то­ры вынуж­де­ны дер­жать марш­ру­ти­за­то­ры в два раза боль­шей мощ­но­сти, чем евро­пей­ские опе­ра­то­ры, кото­рым это не надо делать. Есте­ствен­но, это удо­ро­жа­ет рос­сий­ский Интер­нет. С уче­том того, что в Рос­сии биз­нес не все­гда про­зра­чен и не все­гда очень честен, там есть некий «гэп», что­бы дого­ва­ри­вать­ся, и все осталь­ное. Вот еще один момент: поче­му рос­сий­ская интер­нет-инду­стрия, рос­сий­ские интер­нет-опе­ра­то­ры не вста­ют мас­со­во во гла­ве с «Росте­ле­ко­мом» и не начи­на­ют про­те­сто­вать? Пото­му что рос­сий­ский биз­нес устро­ен таким обра­зом, что он при­вык дого­ва­ри­вать­ся.

«Сломать Интернет они точно смогут»

– Фор­маль­ное пра­во так сде­лать [отклю­чить в Рос­сии Интер­нет] они себе оста­ви­ли. А насколь­ко у них полу­чит­ся – мы не зна­ем. Когда мне на Запа­де зада­ют вот этот вопрос, я все­гда отве­чаю, что мы очень наде­ем­ся на кор­руп­цию: они сна­ча­ла укра­дут все день­ги, а потом у них не хва­тит, что­бы отклю­чить. То есть фор­маль­ное пра­во они себе дали, у нас все оста­нет­ся в рам­ках зако­на, как любит Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич. Сло­мать Интер­нет они точ­но смо­гут.

Закон о суве­рен­ном Интер­не­те, каза­лось бы, дол­жен обес­пе­чи­вать надеж­ность от атак извне. Вот ваши опе­ра­то­ры свя­зи все вре­мя обес­пе­чи­ва­ют надеж­ность: там посто­ян­но про­хо­дят уче­ния, там посто­ян­но кто-то рвет кабель, посто­ян­но вис­нет какое-то обо­ру­до­ва­ние, но Интер­нет в целом про­дол­жа­ет рабо­тать. Может быть, у вас лич­но он два часа не пора­бо­та­ет, или четы­ре часа, в худ­шем слу­чае день. Но вос­ста­но­вят.

Все зна­ют, что были боль­шие DDoS-ата­ки на Twitter, на что-то еще. Хоро­шо, Twitter не рабо­тал, «ВКон­так­тик» рабо­тал, Facebook рабо­тал. Интер­нет при­ду­ман таким обра­зом для того, что­бы обес­пе­чи­вать надеж­ность сво­ей рабо­ты.

Но Интер­нет дока­зал свою надеж­ность в слу­чае с Telegram – Рос­ком­над­зор его бло­ки­ру­ет-бло­ки­ру­ет, а так как про­грам­ми­сты Telegram хоро­шо зна­ют, по каким прин­ци­пам рабо­та­ет Интер­нет, у Рос­ком­над­зо­ра не полу­ча­ет­ся.

«Россия большая, всю обнести колючей проволокой сложно»

– У нас есть надеж­да, что мы все вме­сте, тех­ни­че­ское сооб­ще­ство, при под­держ­ке всех про­чих суме­ем вытя­нуть, если будут что-то запре­щать. У нас все эти закон­ные акты обсуж­да­ют­ся. Есть сайт regulation.gov.ru, где по пово­ду всех зако­но­да­тель­ных актов мож­но выска­зать свое мне­ние. Его, ско­рее все­го, не учтут, но выска­зать­ся мож­но. Вот сей­час про­изо­шла заме­ча­тель­ная вещь – выка­ти­ли кучу под­за­кон­ных актов, нашли ошиб­ки [в про­ек­те зако­на об отклю­че­нии РФ от миро­во­го Интер­не­та], и теперь Рос­ком­над­зор и Минс­вя­зи вынуж­де­ны делать это повтор­но, и, ско­рее все­го, это зна­чит, что сорвет­ся срок 1 нояб­ря [дата вступ­ле­ния зако­на в силу].

У нас та регу­ля­то­ри­ка, кото­рую про­пи­сы­ва­ют к зако­ну, а так­же под­за­кон­ные акты – такое ощу­ще­ние, что их писал дедуш­ка воен­ный свя­зист, вышед­ший на пен­сию лет 20 назад. То есть наши гене­ра­лы ведут поза­про­шлую вой­ну. То, как они ведут вой­ну с «Теле­гра­мом», – это поза­про­шлая вой­на, и толь­ко это нас и спа­са­ет. И необ­хо­ди­мость кон­тро­ли­ро­ва­ния все­го: мы будем решать, что вы буде­те смот­реть, – это уже поли­ти­ка, это не инфра­струк­ту­ра. А инфра­струк­ту­ра сде­ла­на так, что­бы выдер­жи­вать такие ата­ки. Если вы ниче­го не буде­те делать, то они побе­дят. Но, я думаю, то, что мы здесь собра­лись и так мило бесе­ду­ем, кста­ти, абсо­лют­но без поли­ти­че­ских лозун­гов, гово­рит о том, что про­сто побе­дить у них не полу­чит­ся. Рос­сия боль­шая, всю обне­сти колю­чей про­во­ло­кой слож­но.

Справка

Бар­кемп – еже­год­ная лет­няя нефор­маль­ная кон­фе­рен­ция в пяти рос­сий­ских горо­дах, глав­ны­ми орга­ни­за­то­ра­ми кото­рой явля­ют­ся сами участ­ни­ки. На при­ро­де они обсуж­да­ют важ­ные граж­дан­ские, куль­тур­ные, эко­ло­ги­че­ские и дру­гие темы вме­сте с экс­пер­та­ми феде­раль­но­го и меж­ду­на­род­но­го мас­шта­ба – акти­ви­ста­ми, пра­во­за­щит­ни­ка­ми, социо­ло­га­ми. Бар­кемп про­хо­дит при уча­стии коман­ды обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го интер­нет-жур­на­ла «7х7».

«Теп­ли­ца соци­аль­ных тех­но­ло­гий» высту­пи­ла инфор­ма­ци­он­ным парт­не­ром бар­кем­пов.