Цифровые права: что нужно знать и как защититься от цензуры

Первое, с чего начинаются цифровые права, – это право на доступ к Интернету и доступ к информации. Изображение: pixabay.com.
Пер­вое, с чего начи­на­ют­ся циф­ро­вые пра­ва, – это пра­во на доступ к Интер­не­ту и доступ к инфор­ма­ции. Изоб­ра­же­ние: pixabay.com.

Вы зна­е­те, какие циф­ро­вые пра­ва у вас есть и кто их нару­ша­ет? Поче­му цен­зу­ра и бло­ки­ров­ки в Интер­не­те про­ти­во­ре­чат зако­но­да­тель­ным актам? Теп­ли­ца собра­ла мате­ри­а­лы, отве­ча­ю­щие на эти вопро­сы, и ком­мен­та­рии экс­пер­тов о том, как рабо­та­ет гло­баль­ная сеть.

Для нача­ла необ­хо­ди­мо разо­брать­ся, какие циф­ро­вые пра­ва у
вас есть:

  • на доступ к Интер­не­ту;
  • на поиск, полу­че­ние и пере­да­чу инфор­ма­ции;
  • на исполь­зо­ва­ние, созда­ние и пуб­ли­ка­цию циф­ро­вых про­из­ве­де­ний;
  • на ано­ним­ность;
  • на при­ват­ность.

Право на доступ к Интернету

«Пер­вое, с чего начи­на­ют­ся циф­ро­вые пра­ва, – это пра­во на доступ к Интер­не­ту и доступ к инфор­ма­ции. Есте­ствен­но, вокруг них целый ряд раз­лич­ных прав, свя­зан­ных с автор­ски­ми пра­ва­ми, с пра­вом на privacy, пра­вом на циф­ро­вые акти­вы», – гово­рит веду­щий юрист «Рос­ком­сво­бо­ды», руко­во­ди­тель Цен­тра циф­ро­вых прав Сар­кис Дар­би­нян.

Пока Совет Орга­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных Наций (ООН) по пра­вам чело­ве­ка осуж­да­ет огра­ни­че­ние досту­па к Интер­не­ту, в Рос­сии про­дол­жа­ют­ся бло­ки­ров­ки. То, что опе­ра­то­ры обя­за­ны бло­ки­ро­вать кон­тент, кото­рый через них про­хо­дит, – абсо­лют­но про­ти­во­ре­чит прин­ци­пам про­стой сети и умных гра­ниц. Так счи­та­ет тех­ни­че­ский дирек­тор «Обще­ства Защи­ты Интер­не­та» Алек­сандр Исав­нин – он рас­ска­зал, как рабо­та­ет гло­баль­ная сеть, кому она при­над­ле­жит и поче­му граж­да­нам важ­но участ­во­вать в ее управ­ле­нии.

Интер­нет – успех тех­но­ло­гий, вырос­ший на дове­рии. Алек­сандр Исав­нин на карель­ском бар­кем­пе в июле 2019 года.

Меж­ду­на­род­ный опыт про­ти­во­сто­я­ния бло­ки­ров­кам обсуж­дал­ся на кон­фе­рен­ции RightsCon. Это круп­ней­шая встре­ча, посвя­щен­ная пра­вам чело­ве­ка и совре­мен­ным тех­но­ло­ги­ям. Репор­таж с меро­при­я­тия под­го­то­вил экс­перт по циф­ро­вой без­опас­но­сти Сер­гей Смир­нов. Почи­тай­те, как рабо­та­ют граж­дан­ские акти­ви­сты из Вене­су­э­лы, Арме­нии и дру­гих стран.

Право на поиск, получение и передачу информации

Сво­бо­да сло­ва, рас­ши­ре­ни­ем кото­рой явля­ет­ся сво­бо­да инфор­ма­ции, – это фун­да­мен­таль­ное пра­во чело­ве­ка, при­знан­ное в меж­ду­на­род­ном пра­ве. Напри­мер, оно ука­за­но как одно из важ­ней­ших поли­ти­че­ских и лич­ных прав чело­ве­ка во Все­об­щей декла­ра­ции прав чело­ве­ка (Ст. 19).

В Рос­сии пра­во на доступ к инфор­ма­ции, или пра­во знать, опи­ра­ет­ся на Кон­сти­ту­цию РФ: «Каж­дый име­ет пра­во сво­бод­но искать, полу­чать, пере­да­вать, про­из­во­дить и рас­про­стра­нять инфор­ма­цию любым закон­ным спо­со­бом». Меж­ду тем инстру­мен­ты реа­ли­за­ции это­го пра­ва (то же пра­во на доступ в Интер­нет) пока не про­пи­са­ны в зако­но­да­тель­стве. Бло­ки­ров­ки в Рос­сии нару­ша­ют пра­ва поль­зо­ва­те­лей на сво­бод­ный доступ к инфор­ма­ции. В этом уве­ре­ны экс­пер­ты в обла­сти циф­ро­вой без­опас­но­сти и сете­во­го про­стран­ства.

Право на использование, создание и публикацию цифровых произведений

Про­из­ве­де­ние явля­ет­ся циф­ро­вым, если оно име­ет чис­ло­вую при­ро­ду, доступ­ную для вза­и­мо­дей­ствия с ком­пью­тер­ны­ми циф­ро­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Речь идет не толь­ко о вос­про­из­ве­де­нии на ком­пью­те­ре, но и, напри­мер, в mp3-плей­е­рах, сото­вых теле­фо­нах. Обще­при­знан­ным стан­дар­том пред­став­ле­ния инфор­ма­ции о циф­ро­вых объ­ек­тах явля­ет­ся систе­ма Циф­ро­во­го иден­ти­фи­ка­то­ра объ­ек­та (Digital Object Identifier, DOI).

Оте­че­ствен­ный ана­лог DOI – наци­о­наль­ная пло­щад­ка для уче­та, хра­не­ния и обо­ро­та прав на объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти n’RIS (Наци­о­наль­ный реестр интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти). Сер­вис защи­ща­ет все виды автор­ских прав, рабо­тая на блок­чейне.

Одна­ко в Рос­сии пока не сло­жи­лась циф­ро­вая куль­ту­ра и сфор­ми­ро­ва­лись совер­шен­но раз­ные под­хо­ды к пра­вам и сво­бо­дам. «До насто­я­ще­го вре­ме­ни нель­зя было ска­зать, что у нас отдель­но выде­ле­но циф­ро­вое пра­во. Нет спе­ци­а­ли­стов по это­му направ­ле­нию и адек­ват­но­го зако­но­да­тель­ства», – гово­рит Сар­кис Дар­би­нян.

Право на анонимность

«В офлайне, на ули­це, друг с дру­гом, с про­дав­ца­ми вы не обя­за­ны гово­рить, кто вы такой и как вас зовут. В Интер­не­те теперь пыта­ют­ся сде­лать так, что­бы все были деа­но­ни­ми­зи­ро­ван­ны­ми. Ано­ним­ность сто­ит в одном ряду с без­на­ка­зан­но­стью и зло­де­я­ни­ем. То есть счи­та­ет­ся, что ано­ним­ность чело­ве­ка в Интер­не­те – это по умол­ча­нию пло­хо, с этим надо бороть­ся», – счи­та­ет Сар­кис Дар­би­нян.

Поче­му ано­ним­ность поль­зо­ва­те­ля под угро­зой и как сохра­нить циф­ро­вые пра­ва, читай­те в ста­тье. По циф­ро­вым сле­дам (digital footprint) сей­час мож­но высле­дить прак­ти­че­ски каж­до­го. Ваша кибер­тень рас­ска­жет, что вы иска­ли в Интер­не­те, где чеки­ни­лись или про­сто совер­ша­ли опла­ту, в каких орга­ни­за­ци­ях состо­и­те, сколь­ко у вас дру­зей, чем вы и они зани­ма­е­тесь. Дей­стви­тель­но ли экс­перт по ана­ли­ти­че­ским дан­ным – самая сек­су­аль­ная про­фес­сия XXI века? Сто­ит ли сти­рать «кибе­рот­пе­чат­ки»? Отве­ты в ста­тье.

Право на приватность

Ваша кон­фи­ден­ци­аль­ность в Сети так­же под вопро­сом. Речь идет о сбо­ре поль­зо­ва­тель­ской инфор­ма­ции из раз­лич­ных источ­ни­ков, таких как учет­ные запи­си и согла­сие на обра­бот­ку пер­со­наль­ных дан­ных. Подроб­нее о том, кто и как соби­ра­ет о вас инфор­ма­цию в Сети, мы гово­ри­ли в обзо­ре.

В Евро­пе и США День защи­ты дан­ных отме­ча­ют с 2007 года. А вот в Рос­сии в 2019 году Privacy Day про­шел впер­вые. Кон­фе­рен­ция была посвя­ще­на при­ват­но­сти в Сети и защи­те пер­со­наль­ных дан­ных. Этич­но ли обу­чать искус­ствен­ный интел­лект на пер­со­наль­ных дан­ных, что такое кар­го-культ и как он свя­зан с меха­низ­мом защи­ты дан­ных, нуж­но ли жерт­во­вать при­ват­но­стью ради без­опас­но­сти. Отве­ты экс­пер­тов по ссыл­ке.

Саркис Дарбинян открывает конференцию Privacy Day. Фото: Алексей Богатырь.
Сар­кис Дар­би­нян откры­ва­ет кон­фе­рен­цию Privacy Day. Фото: Алек­сей Бога­тырь.

И нако­нец, здесь мож­но посмот­реть базу зна­ний по циф­ро­вым пра­вам: кто защи­ща­ет инте­ре­сы поль­зо­ва­те­лей в Рос­сии и за рубе­жом, какие НКО зани­ма­ют­ся вопро­са­ми соблю­де­ния прав и сво­бод чело­ве­ка, что делать в слу­чае нару­ше­ний.