«Ты сильный, вот и терпи»: как психологи помогают онлайн и защищают переписку

Создатели российских онлайн-платформ в сфере mental health и мессенджера для безопасной переписки рассказали про опыт онлайн-терапии. Иллюстрация: Наталья Ямщикова для Теплицы.
Созда­те­ли рос­сий­ских онлайн-плат­форм в сфе­ре mental health и мес­сен­дже­ра для без­опас­ной пере­пис­ки рас­ска­за­ли про опыт онлайн-тера­пии. Иллю­стра­ция: Ната­лья Ямщи­ко­ва для Теп­ли­цы.

«У меня нет дру­зей. Совсем… Одно­класс­ни­ки обзы­ва­ют, а дру­гие не обра­ща­ют вни­ма­ние. Что мне делать?» Такие вопро­сы зада­ют под­рост­ки пси­хо­ло­гу в онлайне и полу­ча­ют опе­ра­тив­ный ответ. Кор­ре­спон­дент «Теп­ли­цы» Вик­то­рия Сафро­но­ва ко Все­мир­но­му дню пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья, кото­рый отме­ча­ет­ся 10 октяб­ря, пого­во­ри­ла с теми, кто обра­щал­ся к пси­хо­ло­гу уда­лен­но. Как помо­га­ют муж­чи­нам, пере­жив­шим наси­лие, куда обра­тить­ся под­рост­кам в кри­зис­ных ситу­а­ци­ях и где помо­гут понять запрос — рас­ска­за­ли созда­те­ли рос­сий­ских онлайн-плат­форм в сфе­ре mental health и мес­сен­дже­ра для без­опас­ной пере­пис­ки.

Опро­сы пока­зы­ва­ют, что в тяже­лых ситу­а­ци­ях рос­си­яне чаще все­го обра­ща­ют­ся за под­держ­кой к близ­ким, и толь­ко 1% – к спе­ци­а­ли­стам. Боль­шин­ство счи­та­ют, что им не нуж­на помощь («у меня все хоро­шо» или «нет пово­да»). Сре­ди кли­ен­тов пси­хо­ло­гов – бога­тые, кото­рые могут запла­тить боль­шие день­ги, для неко­то­рых кон­суль­та­ции непри­выч­ны или рядом не ока­зы­ва­ет­ся спе­ци­а­ли­стов. Так отве­ти­ли респон­ден­ты ФОМ в 2018 году.

«Поднимаюсь в гору с мешком, наполненным камнями»: история мужчины, пережившего насилие

«Как-то ночью сест­ра, она стар­ше меня на пять лет, залез­ла ко мне в кро­вать и, види­мо, пыта­лась воз­бу­дить, хоте­ла, что­бы я удо­вле­тво­рил ее», – так начал свой раз­го­вор 25-лет­ний инже­нер Юрий (имя изме­не­но по прось­бе героя. – Прим. ред.) с пси­хо­ло­гом. Исто­ри­ей было делить­ся нелов­ко: он нико­му об этом не рас­ска­зы­вал. Пер­вая кон­суль­та­ция про­шла под дере­вом в пар­ке – Юрий позво­нил пси­хо­ло­гу в кри­зис­ный центр для муж­чин «Двое­то­чие».

«Я даже пытал­ся содей­ство­вать сест­ре! Но был еще ребен­ком, мно­го­го не пони­мал, а пубер­тат­ный пери­од еще не начал­ся. Нака­нуне это­го она пока­зы­ва­ла видео­пор­но, когда не было роди­те­лей. Еще она с подру­гой «игра­лась» со мной, про­сто, ска­жем так, пыта­лись доми­ни­ро­вать. При­ме­ня­ли силу, выво­ди­ли меня на эмо­ции, боро­ли и обез­дви­жи­ва­ли. Я это вос­при­ни­мал как угро­зу, но им было весе­ло. А мне страш­но. Важ­но еще доба­вить: отец одно вре­мя стра­дал алко­го­лиз­мом и пери­о­ди­че­ски бил мать, и в эти момен­ты сест­ра при­хо­ди­ла ко мне в кро­вать и защи­ща­ла: мы жили в одной ком­на­те и в целом небо­га­то», – с нелов­ко­стью делит­ся пере­жи­ва­ни­я­ми Юрий.

Об этой исто­рии он ни с кем не делил­ся до пси­хо­ло­га. Про­бле­ма в том, что постро­ить отно­ше­ния с девуш­ка­ми у Юрия не полу­ча­ет­ся: он замкну­тый и закры­тый, нико­гда не решал­ся при­знать­ся в сво­их сим­па­ти­ях. «Общать­ся с новы­ми людь­ми ста­ло слож­нее. Слов­но меня что-то тяго­ти­ло, и я не мог понять, что имен­но. Мне каза­лось, что я такой сам по себе. Но сей­час, спу­стя годы, после само­ко­па­ния, могу ска­зать: это были послед­ствия. Наси­лие над чело­ве­ком остав­ля­ет неза­мет­ные шра­мы, кото­рые не зажи­ва­ют сами и так или ина­че будут о себе напо­ми­нать и вли­ять на жизнь».

«Я про­сто выго­во­рил­ся и снял ношу. Я слов­но под­ни­мал­ся в гору с меш­ком, напол­нен­ным кам­ня­ми, от них нуж­но изба­вить­ся. Это осво­бо­дит и при­даст новых сил, путь ста­нет зна­чи­тель­но лег­че и про­ще. Толь­ко нуж­но уметь вытас­ки­вать эти «кам­ни», и пси­хо­лог с этим помо­жет и уско­рит про­цесс. Страх – это про­ис­ки ваше­го трав­ми­ро­ван­но­го разу­ма, кото­рый нуж­но пре­одо­леть толь­ко один раз. Пер­вый шаг – напи­сать в «Двое­то­чие»». Юрий.

Онлайн-фор­мат рабо­ты «Двое­то­чия» был удо­бен: посе­тить пси­хо­ло­га лич­но Юрий не мог. Обща­лись через ано­ним­ный аудио или виде­очат. «Пси­хо­лог ста­ра­ет­ся под­стро­ить­ся под вас и наста­и­ва­ет на ком­форт­ных для вас усло­ви­ях, тет-а-тет уеди­нен­но для чисто­ты само­го про­цес­са. Мне кажет­ся, это важ­но и уско­рит сам про­цесс, что­бы ниче­го не упу­стить, не стес­нять­ся и не скры­вать», – рас­ска­зы­ва­ет Юрий.

«Проблемы мужчин не понимают из-за стереотипов»

Пси­хо­лог Ири­на Чей мно­го лет рабо­та­ла в раз­лич­ных кри­зис­ных цен­трах, помо­гая людям с пост­трав­ма­ти­че­ским син­дро­мом, постра­дав­шим от наси­лия. «Я поня­ла, что есть мно­го орга­ни­за­ций для помо­щи всем, кро­ме муж­чин. И хотя у нас не при­ня­то гово­рить о про­бле­мах муж­чин, они могут быть дей­стви­тель­но серьез­ны­ми. Я знаю слу­чаи, когда жен­щи­ны ухо­дят из семьи, и отцы оста­ют­ся одни с детьми с инва­лид­но­стью. У них нет воз­мож­но­сти как нор­маль­но рабо­тать, так и пол­но­цен­но забо­тить­ся о детях, и им тоже нуж­на под­держ­ка. У каж­до­го долж­на быть воз­мож­ность полу­чить бес­плат­ную ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную помощь», – гово­рит Ири­на.

Вме­сте с пси­хо­ло­гом Диа­ной Семе­но­вой Ири­на осно­ва­ла «Двое­то­чие». Соби­рать день­ги на помощь муж­чи­нам ока­за­лось слож­но. «Люди дают день­ги на боль­ных детей, людей с инва­лид­но­стью, жен­щин, под­верг­ших­ся наси­лию. Про­бле­ма­ти­ка муж­чин непо­нят­на из-за сте­рео­ти­пов. При этом что­бы решить про­бле­му, нуж­но зани­мать­ся ею с началь­но­го эта­па – не толь­ко про­во­дить кон­суль­та­ции, но и инфор­ми­ро­вать обще­ство», – гово­рит Ири­на.

В цен­тре «Двое­то­чие» реши­ли, что будут не толь­ко помо­гать, но и про­све­щать ауди­то­рию. «Мы заме­ти­ли инте­рес­ный эффект от наше­го появ­ле­ния, – гово­рит Ири­на. – Жен­щи­ны ста­ли рефлек­си­ро­вать на тему и заду­мы­вать­ся, при­чи­ня­ли ли они когда-либо наси­лие муж­чи­нам. Мы нача­ли рас­ска­зы­вать, что вооб­ще пони­ма­ет­ся под наси­ли­ем и к каким послед­стви­ям это может при­ве­сти, что­бы наси­лия было мень­ше».

Наси­лие может при­ни­мать самые раз­ные фор­мы, и ино­гда то, что при­ня­то в обще­стве, может не быть нор­мой для чело­ве­ка, гово­рит Ири­на. «Напри­мер, есть пред­став­ле­ние о том, что муж­чи­на не испы­та­ет боль, если его уда­рит жен­щи­на, или может потер­петь. При этом, если его спро­сить, он ска­жет, что ему, конеч­но, было боль­но, и он счи­та­ет это недо­пу­сти­мым – на него, может быть, вооб­ще нико­гда не под­ни­ма­ли руку. Муж­чи­на может счи­тать наси­лие в свою сто­ро­ну недо­пу­сти­мым, но при этом не гово­рить вслух о его недо­пу­сти­мо­сти из-за неже­ла­ния быть сла­бым в гла­зах дру­гих. То же самое отно­сит­ся и к дедов­щине в армии. Об этом зна­ют, но рас­смат­ри­ва­ют как про­бле­му систе­мы или вовсе оправ­ды­ва­ют – что тако­го в том, что один муж­чи­на вос­пи­ты­ва­ет дру­го­го? Но если посмот­реть глуб­же, это не что иное, как наси­лие».

Чаще все­го кли­ен­ты узна­ют о «Двое­то­чии» через сайт. Ино­гда к пси­хо­ло­гам обра­ща­ют­ся близ­кие постра­дав­ших. «В 95% из 100 наши кли­ен­ты – муж­чи­ны, кото­рые нико­гда не обра­ща­лись к пси­хо­ло­гу, – гово­рит Ири­на. – Для них это что-то новое и непо­нят­ное, даже пуга­ю­щее. Сте­рео­тип­ные пред­став­ле­ния меша­ют муж­чине гово­рить о сво­их про­бле­мах: он силь­ный, дол­жен тер­петь. Из-за это­го мно­гие не жела­ют рабо­тать с пси­хо­ло­гом, даже не попро­бо­вав».

Основ­ное отли­чие фор­ма­та рабо­ты «Двое­то­чия» от теле­фо­нов дове­рия – в воз­мож­но­сти дли­тель­но­го сопро­вож­де­ния. По сло­вам Ири­ны, по теле­фо­ну дове­рия в основ­ном обра­ща­ют­ся за разо­вы­ми кон­суль­та­ци­я­ми. «Про­ра­бо­тать про­бле­му, кото­рая меша­ет жить, в таком фор­ма­те невоз­мож­но. Дистан­ци­он­ное кон­суль­ти­ро­ва­ние же поз­во­ля­ет это сде­лать. В Рос­сии этот метод исполь­зу­ют еще с 90‑х годов, и он осо­бен­но удо­бен, когда мы гово­рим об обра­ще­ни­ях из реги­о­нов. Боль­шин­ство муж­чин сре­ди наших кли­ен­тов выби­ра­ют кон­суль­та­ции по скай­пу и почте, посколь­ку это неза­мет­ный для дру­гих фор­мат. Ино­гда муж­чи­нам про­сто неот­ку­да обра­тить­ся. Если он хочет рас­ска­зать о ситу­а­ции в семье, а дома жена и дети, его уход на час к пси­хо­ло­гу на очную кон­суль­та­цию будет вызы­вать вопро­сы. Ино­гда нам зво­нят по доро­ге с рабо­ты домой, из маши­ны», – рас­ска­зы­ва­ет Ири­на. Чаще все­го муж­чи­ны не исполь­зу­ют видео­связь, не желая рас­кры­вать лич­ность.

Мно­гие обра­ще­ния свя­за­ны с сек­су­аль­ным наси­ли­ем. «Если в отно­ше­нии жен­щи­ны мы пони­ма­ем, что такое харас­смент, то муж­чи­на не вос­при­ни­ма­ет­ся все­рьез как объ­ект домо­га­тель­ства. От муж­чин ожи­да­ют посто­ян­но­го жела­ния сек­са и соот­вет­ству­ю­щее пове­де­ние. Если он сопро­тив­ля­ет­ся, это вызы­ва­ет недо­уме­ние. К нам обра­щал­ся муж­чи­на, кото­ро­му не нра­ви­лись посто­ян­ные наме­ки сек­су­аль­но­го харак­те­ра и шут­ки с таким под­тек­стом со сто­ро­ны кол­ле­ги. При этом жен­щи­на не виде­ла в этом ниче­го осо­бен­но­го», – гово­рит Ири­на.

«Быва­ют обра­ще­ния от постра­дав­ших от сек­су­аль­но­го наси­лия. Один из геро­ев столк­нул­ся с этим в девять лет. Сей­час он уже взрос­лый муж­чи­на, но у него из-за это­го есть про­бле­мы в отно­ше­нии с девуш­ка­ми, тело реа­ги­ру­ет как по защит­ной реак­ции. Это меша­ет ему создать нор­маль­ные отно­ше­ния. Через такие исто­рии мне хочет­ся напом­нить, что муж­чи­на может испы­ты­вать все те же пере­жи­ва­ния, что и жен­щи­на, а послед­ствия сек­су­аль­но­го наси­лия могут быть таки­ми же слож­ны­ми, свя­зан­ны­ми с полу­чен­ной трав­мой, а не с полом постра­дав­ше­го». Ири­на Чей, пси­хо­лог.

Ири­на при­зна­ет­ся, что в неко­то­рых ситу­а­ци­ях ей как пси­хо­ло­гу быва­ет слож­но кон­суль­ти­ро­вать муж­чи­ну. «Сколь­ко бы я ни рабо­та­ла, но когда чело­век пла­чет пере­до мной, мне тяже­ло. Тяже­ло слу­шать муж­чи­ну, кото­рый на про­тя­же­нии всей жиз­ни стал­ки­вал­ся со все­ми вида­ми наси­лия. Есть ситу­а­ции без­вы­ход­но­сти – мы не можем реаль­но помочь, когда отец оста­ет­ся с тяже­ло­боль­ным ребен­ком один, ему преж­де все­го нуж­на соци­аль­ная под­держ­ка. Это ощу­ще­ние невоз­мож­но­сти помочь тоже дает­ся слож­но».

Послед­ствия от наси­лия могут давать о себе знать вне­зап­но в раз­ные пери­о­ды жиз­ни. Ино­гда муж­чи­на может не пони­мать, что про­бле­мы, кото­рые у него есть, свя­за­ны с дав­ней трав­мой. Поэто­му «Двое­то­чие» счи­та­ет важ­ным, что­бы муж­чи­ны не боя­лись обра­щать­ся к пси­хо­ло­гам с вопро­са­ми. «Есть хоро­шая мета­фо­ра, кото­рая объ­яс­ня­ет, как пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма может отра­жать­ся на жиз­ни чело­ве­ка, – гово­рит Ири­на. – Если у чело­ве­ка слу­ча­ет­ся пере­лом, мы под­клю­ча­ем вра­чей: кость долж­на срас­тись пра­виль­но. Но что если кость срастет­ся как угод­но сама, без вме­ша­тель­ства?»

«К психотерапевту приходят просто побыть рядом и помолчать»

В декаб­ре 2018 года ВЦИОМ пред­ста­вил резуль­та­ты иссле­до­ва­ния о пове­де­нии рос­си­ян в труд­ных ситу­а­ци­ях. Опрос пока­зал, что к пси­хо­те­ра­пев­ту обра­ща­ет­ся толь­ко 1%. Чаще все­го люди пыта­ют­ся полу­чить помощь от род­ствен­ни­ков и чле­нов семьи (66%). Соглас­но опро­су Фон­да обще­ствен­но­го мне­ния, жите­лей боль­ших горо­дов выде­ля­ют в отдель­ную груп­пу – «там есть пси­хо­ло­ги».

Рынок мобиль­ных при­ло­же­ний в кате­го­рии «Меди­ци­на» раз­ви­ва­ет­ся в зави­си­мо­сти от потреб­но­сти поль­зо­ва­те­лей, отме­ча­ет Ксе­ния Улья­но­ва, автор Telegram-кана­ла о тех­но­ло­ги­ях в меди­цине и фар­ма­цев­ти­ке Medical Ксю. Сре­ди рос­сий­ских поль­зо­ва­те­лей в этом сег­мен­те наи­бо­лее попу­ляр­ны при­ло­же­ния, кото­рые помо­га­ют сэко­но­мить на покуп­ке лекарств или пред­ла­га­ют систе­мы лояль­но­сти. В топе рос­сий­ско­го Google Play – при­ло­же­ние Apteka.ru, а так­же сер­ви­сы для запи­си на при­ем в кли­ни­ку. В США поль­зо­ва­те­ли чаще все­го ска­чи­ва­ют при­ло­же­ния для гад­же­тов, кото­рые помо­га­ют сле­дить за здо­ро­вьем. Ксе­ния Улья­но­ва объ­яс­ня­ет это высо­кой сто­и­мо­стью меди­цин­ской помо­щи в США – люди ста­ра­ют­ся предот­вра­тить болез­ни.

При­ло­же­ния для онлайн-кон­суль­та­ций наи­бо­лее попу­ляр­ны сре­ди мил­ле­ни­а­лов. «Если поко­ле­ние моих роди­те­лей – люди, кото­рым сей­час око­ло 60, недо­вер­чи­во отно­си­лись к пси­хо­те­ра­пии, сей­час об этом актив­но гово­рят. Это пере­ста­ло быть стыд­ным, – рас­ска­зы­ва­ет Ксе­ния Улья­но­ва. – У всех есть про­бле­мы, и все с этим сми­ри­лись. На этом фоне ста­ли раз­ви­вать­ся при­ло­же­ния для кон­суль­та­ций. Их основ­ные поль­зо­ва­те­ли – люди 25–35 лет, кото­рые уже успе­ли устать от рабо­ты в офи­се, в чем-то немно­го разо­ча­ро­ва­лись, нако­пи­ли стресс, рефлек­си­ру­ют и хотят улуч­шить каче­ство жиз­ни».

Онлайн-кон­суль­та­ции обыч­но дешев­ле, чем очный при­ем, одна­ко у тако­го фор­ма­та есть свои мину­сы. «Про­ра­ба­ты­вать про­бле­мы мож­но толь­ко в рам­ках когни­тив­но-пове­ден­че­ской пси­хо­те­ра­пии – онлайн-кон­суль­ти­ро­ва­ние не поз­во­ля­ет исполь­зо­вать дру­гие мето­ды, – гово­рит Ксе­ния Улья­но­ва. – К тому же обще­ние меж­ду паци­ен­том и пси­хо­те­ра­пев­том – это все­гда некая химия, кото­рая не воз­ни­ка­ет онлайн. На чело­ве­ка могут подей­ство­вать не толь­ко сло­ва, но и взгляд, мими­ка, жесты. Людям быва­ет труд­но гово­рить о сво­их эмо­ци­ях, и они часто при­хо­дят к пси­хо­те­ра­пев­ту про­сто побыть рядом и помол­чать. Когда в каби­не­те царит тиши­на, внут­ри чело­ве­ка про­ис­хо­дит рабо­та. Через при­ло­же­ния это­го не про­ис­хо­дит», – гово­рит Улья­но­ва. По ее мне­нию, онлайн-кон­суль­та­ции могут помочь при лег­кой депрес­сии, поте­ре сна, неуве­рен­но­сти в себе, но не помо­гут про­ра­бо­тать глу­бо­кую трав­му. Онлайн-кон­суль­та­ции так­же могут быть реше­ни­ем для тех, кто пере­ехал за гра­ни­цу, – для сни­же­ния уров­ня стрес­са и быст­рой адап­та­ции в новой сре­де.

Что нужно знать об онлайн-помощи подросткам

«Здрав­ствуй­те. У меня нет дру­зей. Совсем нет… Одно­класс­ни­ки обзы­ва­ют, а дру­гие не обра­ща­ют вни­ма­ние. Что мне делать?» – так начи­на­ют­ся сооб­ще­ния под­рост­ков, кото­рые обра­ти­лись в «Твою тер­ри­то­рию». Это фонд, кото­рый ока­зы­ва­ет пси­хо­ло­ги­че­скую помощь моло­дым людям с 2014 года. В нача­ле отве­та пси­хо­лог может задать уточ­ня­ю­щие вопро­сы и назвать чув­ства и пере­жи­ва­ния, кото­рые испы­ты­ва­ет обра­тив­ший­ся. «В тво­их сло­вах я чув­ствую грусть. Похо­же, тебе быва­ет оди­но­ко и очень не хва­та­ет дру­зей». После неболь­шо­го вступ­ле­ния пси­хо­лог и под­ро­сток могут про­дол­жить раз­го­вор, что­бы кон­суль­тант мог помочь онлайн.

Сотруд­ни­ки «Тво­ей тер­ри­то­рии», как и осно­ва­те­ли «Двое­то­чия», так­же начи­на­ли свою рабо­ту с кон­суль­та­ций на теле­фоне дове­рия. Пре­иму­ще­ства это­го вида помо­щи – в ано­ним­но­сти и кон­фи­ден­ци­аль­но­сти, рас­ска­зы­ва­ет дирек­тор фон­да Ека­те­ри­на Федо­ро­ва. Одна­ко пси­хо­ло­ги обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что теле­фон дове­рия чаще исполь­зу­ют взрос­лые люди, а под­рост­ки обра­ща­ют­ся не с любой про­бле­мой.

Изу­чив опыт зару­беж­ных стран, пси­хо­ло­ги заме­ти­ли, что под­рост­ки пред­по­чи­та­ют кон­суль­ти­ро­вать­ся дистан­ци­он­но через чат. Служ­ба помо­щи реши­ла попро­бо­вать этот фор­мат в Рос­сии. Дети и под­рост­ки нача­ли обра­щать­ся к пси­хо­ло­гам, и ста­ло понят­но, что пере­пис­ка ино­гда вызы­ва­ет мень­ше опа­се­ний, чем теле­фон­ный раз­го­вор. «Мы заме­ти­ли, что рез­ко меня­ет­ся спе­ци­фи­ка раз­го­во­ра: под­рост­ки могут сво­бод­нее обра­тить­ся с про­бле­ма­ми или вопро­са­ми, с кото­ры­ми они не обра­ща­лись на теле­фон дове­рия. Неко­то­рым под­рост­кам лег­че пого­во­рить с кон­суль­тан­том в пись­мен­ном фор­ма­те», – рас­ска­зы­ва­ет Ека­те­ри­на Федо­ро­ва.

Фото: «Твоя тер­ри­то­рия».

Чаще все­го в служ­бу обра­ща­ют­ся под­рост­ки от 15 до 18 лет. Основ­ные про­бле­мы – кри­зис­ные ситу­а­ции, свя­зан­ные с депрес­си­ей, суи­ци­даль­ным настро­е­ни­ем, утра­той отно­ше­ний, кон­флик­та­ми в семье или с дру­зья­ми. Под­держ­ка кон­суль­тан­та, как пра­ви­ло, направ­ле­на на воз­вра­ще­ние уве­рен­но­сти под­рост­ку, луч­ше­му пони­ма­нию себя и дру­гих. «Когда под­рост­ки или моло­дежь обра­ща­ют­ся на линию, кон­суль­тан­ты могут раз­го­ва­ри­вать про спо­со­бы пре­одо­ле­ния стрес­со­вой или кри­зис­ной ситу­а­ции. Ино­гда важ­но, что­бы появи­лось пони­ма­ние, что у под­рост­ка есть ресур­сы и воз­мож­но­сти улуч­ше­ния в слож­ной ситу­а­ции. Во вре­мя кон­суль­та­ции пси­хо­ло­ги пыта­ют­ся опре­де­лить, нахо­дит­ся ли ребе­нок в опас­но­сти и может ли что-то угро­жать его жиз­ни. Одна из осо­бен­но­стей дистан­ци­он­но­го фор­ма­та рабо­ты в том, что чело­век может завер­шить раз­го­вор в любой момент и вый­ти из чата», – рас­ска­зы­ва­ет Ека­те­ри­на.

Глав­ная стра­ни­ца сай­та «Твоя тер­ри­то­рия. Онлайн». Скрин­шот с сай­та.

Дру­гие огра­ни­че­ния помо­щи в онлайне свя­за­ны с тем, что у пси­хо­ло­га есть толь­ко пись­мен­ный диа­лог – он зна­ет толь­ко то, что готов сооб­щить обра­тив­ший­ся. При очном кон­суль­ти­ро­ва­нии или по теле­фо­ну пси­хо­лог может при­слу­шать­ся к состо­я­нию чело­ве­ка по инто­на­ции или голо­су. Через пере­пис­ку кон­суль­тант может про­пу­стить эмо­ции чело­ве­ка: не понять, что он запла­кал или, наобо­рот, раз­гне­вал­ся. «Пись­мен­ный диа­лог тре­бу­ет от кон­суль­тан­та боль­ше­го вни­ма­ния, уточ­не­ния. Но в ситу­а­ци­ях, когда ребен­ку слож­но гово­рить о сво­ей про­бле­ме вслух, этот фор­мат удо­бен для обра­ще­ния и в даль­ней­шем может помочь обра­тить­ся в теле­фон­ную пси­хо­ло­ги­че­скую служ­бу», – гово­рит Федо­ро­ва.

Как защитить переписку между психологом и подростком

Глав­ной зада­чей «Тво­ей тер­ри­то­рии» ста­ло сохра­не­ние ано­ним­но­сти и кон­фи­ден­ци­аль­но­сти под­рост­ков. Соц­се­ти и мес­сен­дже­ры не все­гда надеж­но защи­ще­ны – доступ к инфор­ма­ции под­рост­ков или взрос­лых могут полу­чить тре­тьи лица. Акка­унт мож­но лег­ко взло­мать.

На одном из хака­то­нов Mail.Ru, посвя­щен­ном соци­аль­ным тех­но­ло­ги­ям, Ека­те­ри­на позна­ко­ми­лась с Ами­ром Бози­е­вым, соос­но­ва­те­лем сер­ви­са Chainify, кото­рый поз­во­ля­ет создать защи­щен­ный чат для обще­ния при помо­щи тех­но­ло­гии блок­чейн. На хака­тоне Бози­ев пред­ста­вил тех­но­ло­гию исполь­зо­ва­ния рас­пре­де­лен­ных реест­ров блок­чейн для пере­да­чи сооб­ще­ний. При этом фор­ма­те поль­зо­ва­те­ли мог­ли оста­вать­ся ано­ним­ны­ми, а пере­пис­ка надеж­но защи­ща­лась. Вме­сте с Федо­ро­вой они реши­ли исполь­зо­вать тех­но­ло­гию для служ­бы фон­да и нача­ли обсуж­дать, как сде­лать плат­фор­му удоб­ной для поль­зо­ва­те­лей и кон­суль­тан­тов кри­зис­ных служб.

«Зада­ча, кото­рую нуж­но решить, очень про­стая – сде­лать так, что­бы сер­вис-про­вай­де­ры не име­ли доступ к содер­жа­нию пере­пис­ки. То есть быть как WhatsApp, кото­рый не уме­ет читать ваши сооб­ще­ния, – гово­рит Амир Бози­ев. – При всем ува­же­нии к боль­шим кор­по­ра­ци­ям суще­ству­ю­щие цен­тра­ли­зо­ван­ные тех­но­ло­гии уяз­ви­мы и допус­ка­ют воз­мож­ность утеч­ки дан­ных. Биз­нес-моде­ли всех соц­се­тей постро­е­ны на том, что­бы соби­рать поль­зо­ва­тель­ские дан­ные и обра­ба­ты­вать их для сво­их целей. Тео­ре­ти­че­ски эту инфор­ма­цию могут про­дать на вто­рич­ном рын­ке. Таким обра­зом, исполь­зуя неза­щи­щен­ные чаты, служ­бы могут столк­нуть­ся с рис­ка­ми, чего быть не долж­но ни в какой сте­пе­ни. Нико­му не захо­чет­ся, что­бы в 25–30 лет какая-нибудь ком­па­ния зна­ла о его под­рост­ко­вых про­бле­мах. Мы долж­ны были при­ду­мать, как обез­опа­сить ребят, улуч­шить защи­ту и кон­фи­ден­ци­аль­ность инфор­ма­ции».

Амир Бози­ев на хака­тоне «Про Доб­ро Mail.Ru».

Осо­бен­ность плат­фор­мы, кото­рую раз­ра­ба­ты­ва­ют вме­сте с фон­дом «Твоя тер­ри­то­рия», в том, что поль­зо­ва­те­лям не нуж­но согла­шать­ся дове­рять плат­фор­ме для ее исполь­зо­ва­ния. «Огром­ное коли­че­ство сер­ви­сов – Telegram, Threema, Signal, SecureDrop, ProtonMail и дру­гие – заяв­ля­ют: «Мы не чита­ем ваши сооб­ще­ния – вам при­дет­ся нам пове­рить». Да, это очень ува­жа­е­мые ком­па­нии, кото­рые не тор­гу­ют поль­зо­ва­тель­ски­ми дан­ны­ми, но меня бес­по­ко­ит сам факт того, что для исполь­зо­ва­ния этих сер­ви­сов нуж­но согла­сить­ся им дове­рять», – гово­рит Бози­ев.

Тех­но­ло­гия, кото­рую будут исполь­зо­вать в чате, поз­во­ля­ет это­го избе­жать, по сло­вам Ами­ра, каж­дое дей­ствие поль­зо­ва­те­ля будет про­зрач­ным и любой жела­ю­щий смо­жет понять, как рас­про­стра­ня­ет­ся и шиф­ру­ет­ся инфор­ма­ция, а так­же удо­сто­ве­рить­ся, что раз­ра­бот­чи­ки не сохра­ня­ют при­ват­ные клю­чи дешиф­ров­ки. «Наш про­то­кол пере­да­чи сооб­ще­ний поз­во­ля­ет гаран­ти­ро­вать достав­ку и полу­че­ние дан­ных децен­тра­ли­зо­ва­но, – гово­рит Бози­ев. – Мы не хра­ним клю­чи к ним, вся инфор­ма­ция внут­ри чата пере­да­ет­ся в зашиф­ро­ван­ном виде. При этом мы гаран­ти­ру­ем, что она была отправ­ле­на кон­крет­ным поль­зо­ва­те­лем: каж­дое сооб­ще­ние сопро­вож­да­ет­ся циф­ро­вой под­пи­сью».

От исполь­зо­ва­ния тех­но­ло­гии есть побоч­ный эффект, отме­ча­ет Бози­ев. «Бла­го­да­ря блок­чей­ну мож­но крип­то­стой­ко дока­зать коли­че­ство обра­ще­ний под­рост­ков, коли­че­ство отве­тов на эти обра­ще­ния и даже коли­че­ство вре­ме­ни, потра­чен­ное на каж­дую кон­суль­та­цию. Подоб­ная инфор­ма­ция крайне важ­на для бла­го­тво­ри­те­лей фон­да и регу­ля­то­ров – отче­там, как и мес­сен­дже­рам, боль­ше не нуж­но будет спе­ци­аль­но дове­рять».

Сей­час в фон­де тести­ру­ют плат­фор­му, но Бози­ев уже готов поде­лить­ся реше­ни­ем с раз­ра­бот­чи­ка­ми. Откры­тый исход­ный код при­ло­же­ния досту­пен на Github. Мес­сен­джер назва­ли Nolik – созвуч­но с no leak (без уте­чек). Он не сохра­ня­ет поль­зо­ва­тель­ские дан­ные, для его исполь­зо­ва­ния не нуж­но уста­нав­ли­вать при­ло­же­ние и реги­стри­ро­вать­ся. Интер­фейс напо­ми­на­ет обыч­ный мес­сен­джер, пере­пис­ки объ­еди­ня­ют­ся в тема­ти­че­ские вет­ки. Бози­ев отме­ча­ет, что ему мож­но напи­сать по вопро­сам рабо­ты мес­сен­дже­ра.

Сей­час «Твоя тер­ри­то­рия» при­ни­ма­ет толь­ко 30% из всех посту­па­ю­щих обра­ще­ний. Для того что­бы рабо­тать со все­ми, фон­ду нуж­ны допол­ни­тель­ные ресур­сы. В тече­ние одно­го года план уда­ва­лось выпол­нять бла­го­да­ря пре­зи­дент­ско­му гран­ту, одна­ко сей­час финан­си­ро­ва­ния недо­ста­точ­но. В фон­де хоте­ли бы не толь­ко отве­чать на все запро­сы под­рост­ков, но и под­го­тав­ли­вать новых спе­ци­а­ли­стов кри­зис­ных служб. По сло­вам Федо­ро­вой, запрос на уда­лен­ную помощь вос­тре­бо­ван и вза­и­мо­дей­ствие со служ­ба­ми в реги­о­нах име­ет важ­ное зна­че­ние для ока­за­ния помо­щи.

Психолог по Skype и WhatsApp: как выпускницы МГУ создали приложение для онлайн-консультаций

Ана­ста­сии (имя изме­не­но по прось­бе геро­и­ни. – Прим. ред.) 37 лет. Три года назад ее при­гла­си­ли на рабо­ту в меж­ду­на­род­ную фар­ма­цев­ти­че­скую ком­па­нию, и она пере­еха­ла в Швей­ца­рию и сра­зу нача­ла рабо­тать. Вре­ме­ни на адап­та­цию не было.

Во вре­мя отпус­ка Ана­ста­сия слу­чай­но уви­де­ла в соц­се­ти сооб­ще­ство YouTalk – онлайн-сер­ви­са пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щи. В груп­пе она заме­ти­ла ссыл­ку на тест, опре­де­ля­ю­щий уро­вень стрес­са. «Я дума­ла, что у меня все в поряд­ке, – гово­рит Ана­ста­сия. – Все здо­ро­вы, есть рабо­та, живу в Швей­ца­рии, отды­хаю в Испа­нии. Но тест пока­зал, что у меня огром­ный уро­вень стрес­са. Я поня­ла, что эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние слож­ное: за несколь­ко лет я сме­ни­ла две рабо­ты и две стра­ны, часто лета­ла в раз­ные часо­вые поя­са по все­му миру». В тот же день она реши­ла вос­поль­зо­вать­ся YouTalk. «Я села в угол­ке на пля­же, позво­ни­ла, нача­ла гово­рить и бес­пре­стан­но рыдать. Ста­ло понят­но, что я очень уста­ла. Это был мой пер­вый опыт обще­ния с пси­хо­ло­гом, и мы сра­зу нашли общий язык», – рас­ска­зы­ва­ет она.

Ана­ста­сия зани­ма­ет­ся с пси­хо­ло­гом через YouTalk три меся­ца и за это вре­мя ста­ла чув­ство­вать себя луч­ше. Сре­ди недо­стат­ков онлайн-фор­ма­та она назы­ва­ет осо­бен­ность сво­ей ситу­а­ции: у нее почти нет воз­мож­но­сти пого­во­рить с пси­хо­ло­гом один на один – все вре­мя зани­ма­ет рабо­та и семья. Из-за это­го она не может дать волю эмо­ци­ям – напри­мер, поз­во­лить себе запла­кать. В осталь­ном все устра­и­ва­ет: мож­но подо­брать удоб­ное вре­мя, общать­ся из любой стра­ны, гово­рить на род­ном язы­ке, а так­же сто­и­мость, кото­рая зна­чи­тель­но ниже цены очных кон­суль­та­ций в Евро­пе.

«Рабо­та с пси­хо­ло­гом научи­ла меня тому, что нель­зя подав­лять свои эмо­ции, – рас­ска­зы­ва­ет Ана­ста­сия. – Я поня­ла, что если бороть­ся с ними и вовре­мя не выра­зить, будет толь­ко хуже. Я пере­ста­ла пытать­ся быть иде­аль­ной и все кон­тро­ли­ро­вать. Теперь ста­ра­юсь ино­гда отпус­кать ситу­а­цию в каж­дой обла­сти. Если я уста­ла, а ребе­нок хочет смот­реть муль­тик, мне луч­ше отдох­нуть 15 минут, а ему делать, что он хочет. Когда я нача­ла отпус­кать ситу­а­цию, меня пере­ста­ло мучить чув­ство вины, я ста­ла спо­кой­нее».

В 2018 году выпуск­ни­цы факуль­те­та пси­хо­ло­гии МГУ Анна Крым­ская и Алек­сандра Чижо­ва запу­сти­ли сер­вис YouTalk для онлайн-кон­суль­та­ций с пси­хо­ло­га­ми – через Skype, WhatsApp, Telegram и Viber. Идея про­ек­та появи­лась, когда Анна, рабо­та­ла кли­ни­че­ским пси­хо­ло­гом и дела­ла обзор зару­беж­ных трен­дов в сфе­ре mental health и нашла аме­ри­кан­скую онлайн-плат­фор­му Talkspace. На рос­сий­ском рын­ке на тот момент ана­ло­гов не было. «Я поня­ла, что этот сек­тор очень нужен в Рос­сии. – рас­ска­зы­ва­ет Анна. – У нас огром­ная стра­на, и почти все ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные кад­ры нахо­дят­ся в Москве, Санкт-Петер­бур­ге и еще трех-четы­рех круп­ных горо­дах. При этом запро­сы на пси­хо­ло­ги­че­скую помощь есть вез­де». 

Алек­сандра Чижо­ва и Анна Крым­ская.

Крым­ская и Чижо­ва реши­ли создать похо­жий сер­вис. «Если Talkspace из Нью-Йор­ка сра­зу при­влек круп­ные инве­сти­ции, сде­лав став­ку на раз­ра­бот­ку соб­ствен­ной плат­фор­мы для кон­суль­та­ций, мы реши­ли пой­ти по дру­го­му пути, – рас­ска­зы­ва­ет Анна. – Мы сде­ла­ли про­то­тип, кото­рый поз­во­лял кон­суль­ти­ро­вать­ся через суще­ству­ю­щие мес­сен­дже­ры, и реши­ли посмот­реть, как это будет рабо­тать. Сей­час, когда YouTalk – уже рабо­та­ю­щий сер­вис, ста­ло понят­но, что кли­ен­там удо­бен этот фор­мат. Нам не нуж­но созда­вать свою плат­фор­му для кон­суль­та­ций. Никто не хочет ска­чи­вать допол­ни­тель­ный мес­сен­джер – люди пере­на­сы­ще­ны при­ло­же­ни­я­ми. Им нра­вит­ся, что в при­выч­ном WhatsApp есть, услов­но, чати­ки с подру­гой, мужем и пси­хо­ло­гом».

Что­бы свя­зать­ся с пси­хо­ло­гом, поль­зо­ва­те­лю YouTalk нуж­но оста­вить заяв­ку на сай­те или в при­ло­же­нии и ука­зать номер теле­фо­на и мес­сен­джер, в кото­ром ему удоб­но гово­рить. В тече­ние несколь­ких часов с ним свя­жет­ся коор­ди­на­тор – кли­ни­че­ский пси­хо­лог, кото­рый про­ве­дет пер­вич­ную бесе­ду. Он выяс­нит запрос и оце­нит состо­я­ние чело­ве­ка. Если коор­ди­на­тор пой­мет, что жизнь чело­ве­ка в опас­но­сти и ему нуж­на допол­ни­тель­ная помощь, он помо­жет свя­зать­ся с пси­хи­ат­ром или даст номер горя­чей линии кри­зис­но­го цен­тра. Если такая помощь не тре­бу­ет­ся, он рас­ска­жет о тари­фах и фор­ма­тах рабо­ты. После опла­ты кли­ент нач­нет зани­мать­ся с пси­хо­ло­гом.

YouTalk может рабо­тать толь­ко с кли­ен­та­ми стар­ше 18 лет. По сло­вам Анны, сер­вис ввел воз­раст­ное огра­ни­че­ние на слу­чай, если для рабо­ты с несо­вер­шен­но­лет­ни­ми пона­до­бит­ся раз­ре­ше­ние роди­те­лей, кото­рое слож­но полу­чить.

Онлайн-кон­суль­ти­ро­ва­ние не менее эффек­тив­но, чем тра­ди­ци­он­ный очный фор­мат, но у него есть огра­ни­че­ния, гово­рит Анна. Напри­мер, в неко­то­рых слу­ча­ях пси­хо­ло­гу нужен визу­аль­ный кон­такт – воз­мож­ность видеть мими­ку и жесты кли­ен­та и луч­ше понять его. Пере­пис­ку луч­ше исполь­зо­вать как под­дер­жи­ва­ю­щий фор­мат после видео­сес­сий по Skype, отме­ча­ет Анна. Но для тех, кто боит­ся обра­тить­ся к пси­хо­ло­гу, такой спо­соб может ока­зать­ся более под­хо­дя­щим. «Для неко­то­рых кли­ен­тов пере­пис­ка, в прин­ци­пе, един­ствен­ный воз­мож­ный спо­соб кон­суль­та­ций, – гово­рит Анна. – Ино­гда люди не хотят, что­бы близ­кие зна­ли об их обще­нии с пси­хо­ло­гом. Пере­пис­ка не тре­бу­ет выхо­да из дома на час. И хотя это не пол­ный фор­мат кон­суль­ти­ро­ва­ния, пере­пис­ка поз­во­ля­ет сооб­щать о сво­их эмо­ци­ях. Чело­век может наблю­дать за сво­им настро­е­ни­ем, воз­вра­щать­ся к запи­сям – это тоже может быть полез­но».

Запро­сы кли­ен­тов YouTalk чаще все­го свя­за­ны с про­бле­ма­ми в отно­ше­ни­ях, тре­во­гой и депрес­си­ей. Основ­ные кли­ен­ты YouTalk – жен­щи­ны в воз­расте 20–35 лет (95%) и мил­ле­ни­а­лы, кото­рым в целом удо­бен и поня­тен фор­мат онлайн-обще­ния. Сре­ди дру­гих – люди с ненор­ми­ро­ван­ным гра­фи­ком рабо­ты и часты­ми коман­ди­ров­ка­ми. Еще одна груп­па – пред­ста­ви­те­ли ЛГБТ, для кото­рых такой фор­мат в первую оче­редь без­опа­сен. Сер­ви­сом так­же поль­зу­ют­ся рос­сий­ские эми­гран­ты – YouTalk сей­час рабо­та­ет с людь­ми из 25 стран. 

Люди ста­ли лояль­нее отно­сить­ся к рабо­те с пси­хо­ло­гом, гово­рит Анна. «Если еще пять лет назад неко­то­рые с ужа­сом отно­си­лись к кон­суль­та­ци­ям, сей­час, осо­бен­но в мега­по­ли­сах, на это смот­рят ина­че. Почти у всех есть зна­ко­мые, кото­рые зани­ма­ют­ся с пси­хо­ло­гом».

Могут ли онлайн-сервисы заменить личную консультацию?

Рынок онлайн-кон­суль­та­ций в Рос­сии сей­час раз­ви­ва­ет­ся очень интен­сив­но, но есть неко­то­рые рис­ки. Так счи­та­ет дирек­тор Цен­тра пси­хо­ло­ги­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния НИУ ВШЭ Ири­на Мака­ро­ва.

  • Вопрос ано­ним­но­сти пси­хо­ло­гов. «Любой чело­век, даже ребе­нок, дол­жен знать об обра­зо­ва­нии спе­ци­а­ли­ста. Есть пло­щад­ки, на кото­рых рабо­та­ют не про­фес­си­о­наль­ные пси­хо­ло­ги, а люди, кото­рые сами пере­жи­ли слож­ные ситу­а­ции. Это­го недо­ста­точ­но для того, что­бы най­ти воз­мож­ность под­дер­жать дру­го­го чело­ве­ка».
  • Отсут­ствие у пси­хо­ло­га опы­та очных кон­суль­та­ций. Неко­то­рые пси­хо­ло­ги рабо­та­ли толь­ко в онлайн-фор­ма­те – они могут не иметь доста­точ­но­го опы­та, гово­рит Мака­ро­ва. «Пси­хо­ло­гу нужен опыт живо­го вза­и­мо­дей­ствия с кли­ен­том, что­бы по край­ней мере пони­мать раз­ли­чия в реаль­но­сти и свои огра­ни­че­ния», – отме­ча­ет она.

Очные фор­мы пси­хо­ло­ги­че­ских кон­суль­та­ций сей­час не могут удо­вле­тво­рить рас­ту­щую потреб­ность ауди­то­рии, гово­рит Мака­ро­ва. Сре­ди при­чин это­го – про­тя­жен­ность стра­ны и уда­лен­ность от круп­ных горо­дов. «Если гово­рить про моло­дых людей, основ­ные стрес­со­вые и эмо­ци­о­наль­но воз­дей­ству­ю­щие ситу­а­ции чаще все­го воз­ни­ка­ют в нера­бо­чее вре­мя – позд­но вече­ром, ран­ним утром, – гово­рит Мака­ро­ва. – Служ­бы, кото­рые могут пред­ло­жить 24-часо­вой доступ, нуж­ны людям».

Перед нача­лом онлайн-кон­суль­та­ции людям нуж­но пом­нить, что обще­ние в Интер­не­те не может заме­нить живой кон­такт. «Мы можем при­ни­мать это в каче­стве заме­ни­те­ля в свя­зи со сло­жив­ши­ми­ся обсто­я­тель­ства­ми, – гово­рит Мака­ро­ва. – Как дру­же­ский кон­такт людей, кото­рые встре­ча­ют­ся, обни­ма­ют и чув­ству­ют друг дру­га, и кон­такт в Интер­не­те – это совер­шен­но раз­ные вещи».

Еще по теме: