Кто исповедует датаизм, и как роботы стали священниками

Датаисты уверены, что «информационный поток является высшей ценностью», а любой организм – это инструмент обработки информации. Изображение: pixabay.com.
Дата­и­сты уве­ре­ны, что «инфор­ма­ци­он­ный поток явля­ет­ся выс­шей цен­но­стью», а любой орга­низм – это инстру­мент обра­бот­ки инфор­ма­ции. Изоб­ра­же­ние: pixabay.com.

Дан­ные ста­ли новой нефтью, а затем пре­вра­ти­лись в объ­ект покло­не­ния. Это бес­ко­неч­ный и неис­чер­па­е­мый ресурс. Люди обме­ни­ва­ют пер­со­наль­ные све­де­ния на това­ры и услу­ги, а кор­по­ра­ции зара­ба­ты­ва­ют мил­ли­ар­ды, исполь­зуя лич­ную инфор­ма­цию потен­ци­аль­ных кли­ен­тов. Кто испо­ве­ду­ет дата­изм – рели­гию ново­го вре­ме­ни, и как выгля­дят робо­ты-свя­щен­ни­ки?

С нефтью дан­ные срав­ни­вал быв­ший гла­ва Intel Брай­ан Кржа­нич. Экс­перт под­черк­нул: новая инду­стрия пре­об­ра­зит все сфе­ры про­из­вод­ства, так же, как это сде­ла­ли угле­во­до­ро­ды. Одна­ко финан­со­вый дирек­тор Google Рут Порат пред­по­ло­жи­ла, что эта ана­ло­гия вызы­ва­ет мрач­ные ассо­ци­а­ции: «Дан­ные боль­ше похо­жи на сол­неч­ный свет. Мы про­дол­жа­ем их исполь­зо­вать, а ресурс про­дол­жа­ет вос­пол­нять­ся».

По ее мне­нию, неф­те­га­зо­вые ком­па­нии добы­ва­ют исчер­па­е­мые ресур­сы, при­бли­жая наступ­ле­ние гло­баль­но­го кри­зи­са. В то вре­мя как ИТ-ком­па­нии извле­ка­ют инфор­ма­цию во бла­го. Напри­мер, обу­ча­ют ИИ диа­гно­сти­ро­вать рак гру­ди. «Что­бы совер­шить про­рыв в диа­гно­сти­ке рака, нам потре­бо­ва­лись биоп­сии все­го несколь­ких сотен паци­ен­тов», – под­черк­ну­ла Рут Порат.

Данные на алтаре познания

«Люди обо­жа­ют выду­мы­вать рели­гии. Дата­изм – ярчай­ший при­мер. Сам тер­мин при­ду­мал жур­на­лист газе­ты The New York Times Дэвид Брукс для рас­ти­ра­жи­ро­ван­ной ста­тьи. Это были вре­ме­на небы­ва­ло­го ажи­о­та­жа вокруг бигда­ты. Потом социо­лог Юваль Ной Хара­ри рас­ши­рил этот тер­мин и исполь­зо­вал его, что­бы про­дать сиквел сво­ей книж­ки («Homo Deus: Крат­кая исто­рия зав­траш­не­го дня» – Прим.ред). Так сло­жи­лось, что исто­рия полу­чи­ла про­дол­же­ние», – ком­мен­ти­ру­ет Вастрик, автор бло­га vas3k.ru.

Дата­и­сты уве­ре­ны, что «инфор­ма­ци­он­ный поток явля­ет­ся выс­шей цен­но­стью», а любой орга­низм – это инстру­мент обра­бот­ки инфор­ма­ции. Демо­кра­ти­че­ские и авто­ри­тар­ные режи­мы не могут быст­ро соби­рать и обра­ба­ты­вать инфор­ма­цию, поэто­му они теря­ют кон­троль над ситу­а­ци­ей. Воз­мож­но, на сме­ну поли­ти­че­ским инсти­ту­там при­дет более эффек­тив­ная систе­ма под назва­ни­ем «Интер­нет всех вещей».

Основ­ная запо­ведь дата­из­ма – все долж­но быть свя­за­но со всем. Чело­ве­че­ские орга­низ­мы, авто­мо­би­ли на ули­це, дере­вья в джун­глях – все долж­ны быть под­со­еди­не­ны к «Интер­не­ту всех вещей».

Как сво­бод­ный обмен инфор­ма­ци­ей спо­со­бен изме­нить обще­ство? Напри­мер, сокра­тить вред­ные выбро­сы в атмо­сфе­ру путем раци­о­на­ли­за­ции транс­порт­ной систе­мы. Вме­сто лич­ных авто­мо­би­лей, кото­рые нуж­ны лишь на пару часов в сут­ки, сто­ит создать пул «умных» машин, управ­ля­е­мых алго­рит­мом. Они будут пода­вать­ся в точ­но задан­ное вре­мя и место и отво­зить, куда нуж­но. Сокра­тит­ся потреб­ность в доро­гах, мостах, тун­не­лях и пар­ков­ках. Цена, прав­да, для мно­гих ока­жет­ся доста­точ­на высо­ка: при­дет­ся отка­зать­ся от пра­ва на част­ную жизнь и дать алго­рит­му доступ к сво­им пере­дви­же­ни­ям.

В этом кон­тек­сте осо­бен­но ост­ро вста­ет вопрос «сырья» – дан­ных для искус­ствен­но­го интел­лек­та. Кто их соби­ра­ет и где они хра­нят­ся, како­вы рис­ки и угро­зы уте­чек инфор­ма­ции? «Еди­но­го реше­ния зада­чи без­опас­но­сти нет, – ком­мен­ти­ру­ет бло­гер Вастрик, – дан­ные хра­нят­ся в зави­си­мо­сти от зада­чи, источ­ни­ка и типа. Это может быть набор ути­лит, биб­лио­тек и фрейм­ворк Hadoop или веб-сер­вис BigQuery, а так­же мас­са фай­лов на веб-служ­бе Amazon S3. Этим зани­ма­ют­ся дата-инже­не­ры: они рабо­та­ют над тем, что­бы было удоб­но писать, читать и обра­ба­ты­вать дан­ные».

По сло­вам экс­пер­та, без­опас­ность дан­ных – отдель­ный боль­шой вопрос, кото­рый суще­ство­вал задол­го до ажи­о­та­жа вокруг машин­но­го обу­че­ния: «С тех пор под­хо­ды осо­бо не меня­лись: огра­ни­чи­ва­ют досту­пы к при­ват­ной инфор­ма­ции, закры­ва­ют сети, шиф­ру­ют важ­ное, про­во­дят ауди­ты. По сути, боль­шой раз­ни­цы нет, что защи­щать: дан­ные кре­ди­ток или дата­сет. Сей­час все поня­ли, что «сереб­ря­ной пули» нет, пото­му был при­ду­ман GDPR, CCPA и их ана­ло­ги. Эти нор­ма­тив­ные акты пря­мо гово­рят: «вы обя­за­ны сооб­щить поль­зо­ва­те­лю, какие дан­ные вы може­те поте­рять». По сути, что­бы обе сто­ро­ны пони­ма­ли важ­ность кли­ка на «consent», – резю­ми­ро­вал спе­ци­а­лист.

Еще по теме: Что рос­сий­ским фон­дам нуж­но знать про пра­ви­ла защи­ты пер­со­наль­ных дан­ных GDPR

Дата­изм честву­ет при­над­леж­ность к обще­му пото­ку инфор­ма­ции. Каж­дая сфе­ра жиз­ни долж­на быть оциф­ро­ва­на и уве­ко­ве­че­на онлайн. Лич­ные дан­ные, пере­дан­ные алго­рит­мам, обо­га­ща­ют гло­баль­ную систе­му обра­бот­ки инфор­ма­ции, и в этом глав­ная цен­ность чело­ве­ка.

Мы всего лишь алгоритмы?

Что про­изой­дет с чело­ве­ком, если дата­изм и «Интер­нет всех вещей» охва­тят весь мир? Юваль Ной Хара­ри пола­га­ет, что роль чело­ве­ка будет сна­ча­ла све­де­на до мик­ро­схе­мы, потом до бита инфор­ма­ции, и в кон­це кон­цов мы «рас­тво­рим­ся в пото­ке инфор­ма­ции, как комок зем­ли в бушу­ю­щем реч­ном пото­ке». То есть чело­век может исчез­нуть, как исче­за­ли до него дру­гие живот­ные, не выдер­жав­шие есте­ствен­но­го отбо­ра.

Еще по теме: При­вет Гиб­со­ну: когда рефлек­сия важ­нее тех­но­ре­во­лю­ции

Дата­изм раз­ру­ша­ет барьер меж­ду живот­ны­ми и маши­на­ми и пред­ре­ка­ет, что элек­трон­ные алго­рит­мы в кон­це кон­цов рас­шиф­ру­ют и пре­взой­дут био­хи­ми­че­ские алго­рит­мы. Кни­гу Юваль Ной Хара­ри закан­чи­ва­ет тре­мя вопро­са­ми, сто­я­щи­ми сего­дня перед чело­ве­че­ством.

  1. Дей­стви­тель­но ли орга­низ­мы все­го лишь алго­рит­мы, а жизнь все­го лишь обра­бот­ка дан­ных?
  2. Что более цен­но – ум или созна­ние?
  3. Что слу­чит­ся с обще­ством, поли­ти­кой и нашей повсе­днев­ной жиз­нью, когда лишен­ные созна­ния, но высо­ко­раз­ви­тые алго­рит­мы будут знать нас луч­ше, чем зна­ем себя мы сами?

Робо­ти­за­ция рели­гии уже про­ис­хо­дит. В Гер­ма­нии появил­ся робот-свя­щен­ник, бла­го­слов­ля­ю­щий веру­ю­щих и чита­ю­щий Биб­лию. Пред­ста­ви­те­ли церк­ви при­зна­ли, что он вызвал неод­но­знач­ную реак­цию, одна­ко, без­услов­но, заин­те­ре­со­вал людей, дале­ких от рели­гии. В япон­ском Кио­то так­же есть про­по­вед­ник с сер­во­при­во­да­ми, чита­ю­щий сут­ры. Создан­ный ком­па­ни­ей A‑Lab Co, он полу­чил имя Мин­дар.

При­ме­ча­тель­но отно­ше­ние обще­ства робо­ти­за­ции рели­гии в раз­ных стра­нах. Если в Гер­ма­нии боль­шин­ство отнес­лось к робо­ту-свя­щен­ни­ку, как к ново­мод­но­му трен­ду, то в Япо­нии ситу­а­ция дру­гая. В буд­диз­ме, осо­бен­но в Маха­яне, обста­нов­ка дру­гая: здесь живет идея о так назы­ва­е­мых бод­хи­саттвах – суще­ствах, при­няв­ших реше­ние стать буд­дой для бла­га всех существ. Мин­дар сде­лан по обра­зу буд­дий­ской боги­ни мило­сер­дия Кан­нон, и япон­ским мона­хам не так уж труд­но пред­ста­вить, что нахо­дя­щий­ся перед ними робот и есть бод­хи­саттва Кан­нон, решив­шая зачи­тать четы­ре бла­го­род­ные исти­ны.

Оче­вид­но, что рели­гия и тех­но­ло­гии вынуж­де­ны вза­и­мо­дей­ство­вать, и в этом кон­тек­сте про­чте­ние мораль­но-эти­че­ских вопро­сов ста­но­вит­ся еще инте­рес­нее.

Еще по теме