Почему правозащитники против системы распознавания лиц?

Системы распознавания лиц – технология двойного назначения.
Систе­мы рас­по­зна­ва­ния лиц – тех­но­ло­гия двой­но­го назна­че­ния. Иллю­стра­ция: Ната­лья Ямщи­ко­ва.

Суд отме­нил част­ную жизнь в Москве – так про­ком­мен­ти­ро­ва­ли жур­на­ли­сты реше­ние сто­лич­но­го Саве­лов­ско­го суда Моск­вы, кото­рый откло­нил иск пра­во­за­щит­ни­цы Але­ны Попо­вой. Она тре­бо­ва­ла запре­тить систе­му рас­по­зна­ва­ния лиц в сто­лич­ной систе­ме видео­на­блю­де­ния. Поче­му судеб­ное раз­би­ра­тель­ство и про­во­ди­мая обще­ствен­ная кам­па­ния тре­бу­ют обще­ствен­но­го резо­нан­са, жур­на­лист Тели­цы Юлия Кален­ко­ва обсу­ди­ла с юри­стом «Рос­ком­сво­бо­ды» Сар­ки­сом Дар­би­ня­ном.

Что произошло?

В нача­ле октяб­ря 2019 года «Рос­ком­сво­бо­да» запу­сти­ла обще­ствен­ную кам­па­нию по вве­де­нию мора­то­рия на исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния лиц в систе­ме город­ско­го видео­на­блю­де­ния в Москве. В рам­ках кам­па­нии юри­сты «Рос­ком­сво­бо­ды», пред­став­ляя инте­ре­сы пра­во­за­щит­ни­цы Але­ны Попо­вой, пода­ли пер­вый иск, каса­ю­щий­ся тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния лиц. Ответ­чи­ка­ми были МВД, Депар­та­мент инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий Моск­вы (ДИТ), а в каче­стве тре­тье­го лица при­вле­че­но управ­ле­ние Рос­ком­над­зо­ра по ЦФО. Имен­но его обя­зан­но­стью явля­ет­ся защи­та пер­со­наль­ных дан­ных граж­дан. 

Тре­бо­ва­ния иска были осно­ва­ны на заяв­ле­ни­ях самих чинов­ни­ков, где гово­ри­лось об исполь­зо­ва­нии систе­мы рас­по­зна­ва­ния, а так­же на видео­за­пи­си с каме­ры наблю­де­ния, пред­став­лен­ной в суд. На них вид­но, что осу­ществ­лял­ся 32-крат­ный зум с фик­са­ци­ей на лице пра­во­за­щит­ни­цы. Одна­ко это­го ока­за­лось недо­ста­точ­но, что­бы нало­жить запрет на систе­му рас­по­зна­ва­ния лиц. Вла­сти отри­ца­ли при­ме­не­ние тех­но­ло­гии, ссы­ла­ясь на то, что «видео­на­блю­де­ние нуж­но не толь­ко для иден­ти­фи­ка­ции граж­дан, но и для обна­ру­же­ния сне­га у подъ­ез­да и пере­пол­нен­ных мусор­ных баков».

В чем суть иска «Роскомсвободы»?

При­чи­ной обра­ще­ния в суд ста­ли заяв­ле­ния сто­лич­ных чинов­ни­ков о мас­штаб­ном раз­вер­ты­ва­нии систе­мы с тех­но­ло­ги­ей рас­по­зна­ва­ния лиц и при­ме­не­нии этой тех­но­ло­гии в том чис­ле для «обес­пе­че­ния без­опас­но­сти на обще­ствен­ных меро­при­я­ти­ях». Видео­за­пись с изоб­ра­же­ни­ем Але­ны Попо­вой потре­бо­ва­лась в рам­ках дела, по кото­ро­му она полу­чи­ла штраф за уча­стие в оди­ноч­ном пике­те про­тив домо­га­тельств с кар­тон­ным депу­та­том Лео­ни­дом Слуц­ким (подроб­нее о деле). 

Але­на Попо­ва на оди­ноч­ном пике­те с кар­тон­ным депу­та­том Лео­ни­дом Слуц­ким. Фото: Анна Алек­се­е­ва.

«Меня задер­жи­ва­ли шесть раз и на шестой обви­ни­ли в про­ве­де­нии мас­со­вой акции. На суде мы с адво­ка­том запро­си­ли дан­ные с камер видео­на­блю­де­ния, что­бы дока­зать, что мас­со­вой акции не было, а были толь­ко я и кар­тон­ный Слуц­кий. На запи­си мы уви­де­ли, что каме­ры при­бли­жа­ли мое лицо в 30 раз, то есть рас­по­зна­ли меня. Я реши­ла обра­тить­ся в суд, пото­му что хочу понять, поче­му мое лицо нахо­дит­ся в базе. На это нет соот­вет­ству­ю­ще­го реше­ния суда, мне не предъ­яв­ле­но обви­не­ние в рам­ках уго­лов­но­го дела. Более того, это слеж­ка, втор­же­ние в част­ную жизнь, кото­рые запре­ще­ны Кон­сти­ту­ци­ей», – отме­ти­ла Але­на Попо­ва.

Почему отказали в иске?

Обра­бот­ка био­мет­рии граж­дан без пись­мен­но­го согла­сия нару­ша­ет закон о пер­со­наль­ных дан­ных, а так­же пра­во на част­ную жизнь. Одна­ко пред­ста­ви­те­ли ДИТ Моск­вы уве­ря­ли: пра­во­за­щит­ни­ца обви­не­на не на осно­ва­нии запи­си. Факт пике­та был уста­нов­лен сотруд­ни­ком поли­ции. Видео­за­пи­си МВД не исполь­зо­ва­ло. ДИТ не под­твер­жда­ет исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния, так как такая инфор­ма­ция хра­нит­ся 120 часов.

Еще по теме: Не улы­бай­тесь, вас пыта­ют­ся рас­по­знать

Более того, ДИТ после пере­да­чи инфор­ма­ции на носи­те­ли уже не отве­ча­ет за ее сохран­ность – изоб­ра­же­ние полу­че­но в пуб­лич­ном месте, это обще­до­ступ­ные дан­ные, фор­маль­но это «сво­бо­да поис­ка инфор­ма­ции». Так­же ответ­чи­ки по иску заяви­ли, что рас­по­зна­ва­ние лиц нуж­но «не толь­ко для людей, но и для опре­де­ле­ния чисто­ты дорог, мест для уста­нов­ки дет­ских пло­ща­док, мест ремон­та дорог». Яко­бы при­ме­ня­ет­ся тех­но­ло­гия в пуб­лич­ных про­стран­ствах, а «граж­дане не явля­ют­ся объ­ек­та­ми наблю­де­ния».

Что делать дальше?

«В удо­вле­тво­ре­нии иска дей­стви­тель­но отка­за­ли. Основ­ная зада­ча состо­я­ла в том, что­бы полу­чить регла­мен­ты, кото­рые уста­нав­ли­ва­ют поря­док досту­па к дан­ным в орга­нах поли­ции. Это помог­ло бы понять, как рабо­та­ет бэкенд (Про­грамм­но-аппа­рат­ная часть сер­ви­са. – Прим. ред.). Но мы полу­чи­ли не так мно­го инфор­ма­ции», – ком­мен­ти­ру­ет веду­щий юрист «Рос­ком­сво­бо­ды», руко­во­ди­тель Цен­тра циф­ро­вых прав Сар­кис Дар­би­нян.

Сар­кис Дар­би­нян на кон­фе­рен­ции Privacy Day. Фото: Алек­сей Бога­тырь.

По его сло­вам, это был лишь пер­вый иск. Сей­час ведет­ся рабо­та по двум направ­ле­ни­ям. Пер­вое: раз­ра­бот­ка зако­но­про­ек­та, свя­зан­но­го с вве­де­ни­ем мора­то­рия на исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гий рас­по­зна­ва­ния лиц в систе­ме город­ско­го видео­на­блю­де­ния. И вто­рое: сбор дока­за­тельств, направ­ле­ние запро­сов и под­го­тов­ка еще одно­го иска к МВД, каса­ю­ще­го­ся имен­но уте­чек дан­ных и неав­то­ри­зо­ван­но­го досту­па к систе­ме. «С помо­щью жур­на­ли­стов нам уда­лось добыть доста­точ­но инфор­ма­ции по это­му вопро­су и сей­час мы ста­ра­ем­ся при­дать ей юри­ди­че­ское зна­че­ние. Я думаю, сле­ду­ю­щий иск будет свя­зан имен­но с утеч­ка­ми, а ответ­чи­ком будет высту­пать МВД», – резю­ми­ро­вал Сар­кис Дар­би­нян.

Жур­на­лист Андрей Каган­ских про­вел для «МБХ медиа» про­вер­ку доступ­но­сти мос­ков­ской систе­мы видео­на­блю­де­ния «Без­опас­ный город» и выяс­нил, что город явля­ет­ся не таким уж без­опас­ным. Доступ к каме­рам и даже к систе­ме рас­по­зна­ва­ния лиц никем не кон­тро­ли­ру­ет­ся, а про­ве­рить таким обра­зом поли­цей­ские могут любо­го, а не толь­ко пре­ступ­ни­ка в розыс­ке. И пере­дать эту инфор­ма­цию кому угод­но.

Каковы аргументы властей?

Во-пер­вых, депар­та­мент утвер­ждал, что хра­нит толь­ко изоб­ра­же­ние граж­да­ни­на без пер­со­наль­ных дан­ных, поэто­му уда­лить ниче­го нель­зя. Мето­ди­ка – толь­ко срав­не­ние одно­го изоб­ра­же­ния с дру­гим. Видео­ал­го­рит­мы пере­во­дят изоб­ра­же­ние в кэш-код, так что «ДИТ не зани­ма­ет­ся иден­ти­фи­ка­ци­ей лич­но­сти». Согла­сие на обра­бот­ку нуж­но, толь­ко если изоб­ра­же­ние идет вме­сте с пер­со­наль­ны­ми дан­ны­ми, и пере­ме­ще­ние граж­да­ни­на не цель видео­на­блю­де­ния.

«Как утвер­жда­ет ДИТ, пер­со­наль­ные дан­ные не обра­ба­ты­ва­ют­ся. Это доста­точ­но спор­ное утвер­жде­ние, когда речь идет о сбо­ре и предо­став­ле­нии досту­па к изоб­ра­же­ни­ям граж­дан. И в СМИ, и на сай­те Пра­ви­тель­ства Моск­вы ука­за­на инфор­ма­ция об исполь­зо­ва­нии систе­мы рас­по­зна­ва­ния. Дру­гой вопрос, что камер имен­но для рас­по­зна­ва­ния не так мно­го, как заяв­ле­но. Как пра­ви­ло, это каме­ры у подъ­ез­дов. Сей­час мы так­же раз­би­ра­ем­ся с инфра­струк­ту­рой в Москве: какие каме­ры где нахо­дят­ся, какой моде­ли, какую инфор­ма­цию они дей­стви­тель­но могут соби­рать и пере­да­вать», – разъ­яс­ня­ет Сар­кис Дар­би­нян.

Еще по теме: Privacy Day: как и от кого защи­щать пер­со­наль­ные дан­ные?

Во-вто­рых, в ответ­ном иске ДИТ утвер­ждал, что био­мет­ри­че­ские дан­ные не соби­ра­ют­ся. Объ­ек­том видео­на­блю­де­ния явля­ют­ся сугро­бы, маши­ны, кто угод­но, яко­бы люди не явля­ют­ся объ­ек­том наблю­де­ния. Сле­до­ва­тель­но, про­ти­во­ре­чий с Кон­сти­ту­ци­ей зако­на о пер­со­наль­ных дан­ных, кото­рый запре­ща­ет сбор био­мет­рии граж­дан без пись­мен­но­го согла­сия, нет.

«Кро­ме того, ДИТ счи­та­ет, что изоб­ра­же­ния не явля­ют­ся пер­со­наль­ны­ми дан­ны­ми. То есть видео­изоб­ра­же­ние, на кото­ром есть чело­век, не отно­сит­ся к пер­со­наль­ным дан­ным и не тре­бу­ет полу­че­ния согла­сия для его обра­бот­ки. Это, с нашей точ­ки зре­ния, доста­точ­но спор­ный аргу­мент. Все же в изоб­ра­же­нии зафик­си­ро­ва­но кон­крет­ное лицо и про­ис­хо­дит обра­бот­ка изоб­ра­же­ния. Как все про­ис­хо­дит: сна­ча­ла сни­ма­ет­ся кэш с изоб­ра­же­ния, кото­рое полу­че­но с кар­тин­ки, и срав­ни­ва­ет­ся с кэшем изоб­ра­же­ния, кото­рое есть в базе дан­ных. Если есть сов­па­де­ния, иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся лицо. Поэто­му, конеч­но, обра­бот­ка про­ис­хо­дит», – при­во­дит контр­ар­гу­мент Сар­кис Дар­би­нян.

«Неиз­вест­но, где кон­крет­но эта тех­но­ло­гия (рас­по­зна­ва­ния. – Прим. ред.) исполь­зу­ет­ся, поче­му она исполь­зу­ет­ся без наше­го согла­сия и по каким алго­рит­мам рабо­та­ет», – гово­рит Але­на Попо­ва.

Почему важно следить за ситуацией?

Систе­мы рас­по­зна­ва­ния лиц – тех­но­ло­гия двой­но­го назна­че­ния. Они могут исполь­зо­вать­ся для дав­ле­ния на обще­ство. Мас­со­вое рас­по­зна­ва­ние лиц долж­но быть запре­ще­но до тех пор, пока не будет обес­пе­че­на пол­ная про­зрач­ность и без­опас­ность его исполь­зо­ва­ния для граж­дан.

В Рос­сии нет неза­ви­си­мо­го орга­на по защи­те при­ват­но­сти. Иллю­стра­ция: Ната­лья Ямщи­ко­ва.

В чем про­бле­ма с рас­по­зна­ва­ни­ем лиц

  • По зако­ну граж­дане долж­ны давать согла­сие на обра­бот­ку био­мет­ри­че­ских дан­ных. Но его никто не давал.
  • Те, кто име­ет доступ к систе­ме, часто зло­упо­треб­ля­ют ею: про­да­ют доступ за день­ги или сле­дят за сво­и­ми род­ствен­ни­ка­ми и зна­ко­мы­ми.
  • Утеч­ки: дан­ные, полу­чен­ные с помо­щью рас­по­зна­ва­ния лиц, ока­жут­ся доступ­ны людям с самы­ми раз­ны­ми наме­ре­ни­я­ми и целя­ми.
  • Мас­со­вая слеж­ка и транс­фор­ма­ция пове­де­ния. Посто­ян­ное наблю­де­ние меня­ет пове­де­ние граж­дан и вли­я­ет на воз­мож­ность мир­но­го про­те­ста.
  • В зави­си­мо­сти от наци­о­наль­но­сти, воз­рас­та и пола про­цент оши­боч­но­го рас­по­зна­ва­ния дости­га­ет 35%

По этим при­чи­нам пра­во­за­щит­ни­ки тре­бу­ют вве­сти мора­то­рий, что поз­во­лит про­ве­сти все необ­хо­ди­мые социо­ло­ги­че­ские и юри­ди­че­ские иссле­до­ва­ния, изу­чить прак­ти­ку при­ме­не­ния тех­но­ло­гий во всем мире. Необ­хо­ди­мо вре­мя и доста­точ­ная экс­пер­ти­за, что­бы выра­бо­тать без­опас­ные прак­ти­ки при­ме­не­ния тех­но­ло­гии. Так­же необ­хо­дим про­зрач­ный меха­низм кон­тро­ля за поряд­ком досту­па к дан­ным и уже­сто­че­ние нака­за­ния за зло­упо­треб­ле­ние досту­пом к ним. 

Как в идеале должна решиться ситуация?

По мне­нию Сар­ки­са Дар­би­ня­на, систе­ма долж­на быть откры­той и про­зрач­ной: необ­хо­дим доступ к регла­мен­ту, кото­рый бы кон­тро­ли­ро­вал пра­во досту­па к тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния. Долж­ны быть созда­ны инсти­ту­ты кон­тро­ля за поли­цей­ски­ми – за поряд­ком досту­па к систе­ме, за исполь­зо­ва­ни­ем био­мет­ри­че­ских дан­ных граж­дан.

«В насто­я­щий момент за любое уго­лов­ное дея­ние и даже в целях адми­ни­стра­тив­но­го над­зо­ра, тех­но­ло­гия может исполь­зо­вать­ся. Мы же счи­та­ем, что огра­ни­че­ние прав чело­ве­ка на при­ват­ность воз­мож­но толь­ко в слу­чае совер­ше­ния дей­стви­тель­но тяж­ких пре­ступ­ле­ний. Если, напри­мер, чело­век пой­ман за кар­ман­ную кра­жу, то исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гии явля­ет­ся необос­но­ван­ным. А вот если разыс­ки­ва­ют­ся педо­фи­лы и тер­ро­ри­сты по воз­буж­ден­ным делам, то, конеч­но, этот доступ дол­жен быть», – ком­мен­ти­ру­ет экс­перт.

Сей­час доступ к дан­ным абсо­лют­но непро­зра­чен. В Рос­сии нет неза­ви­си­мо­го орга­на по защи­те при­ват­но­сти. У Рос­ком­над­зо­ра нет пол­но­мо­чий – он не может ни захо­дить в базу МВД, ни осу­ществ­лять про­вер­ку, ни про­во­дить дозна­ние. Поэто­му необ­хо­дим неза­ви­си­мый орган над­зо­ра, кото­рый будет сле­дить за соблю­де­ни­ем регла­мен­та досту­па. И конеч­но, нам нуж­но боль­ше понят­ных поли­тик обра­бот­ки этих дан­ных. Сар­кис Дар­би­нян

Во всем мире так­же идет борь­ба с подоб­ной тех­но­ло­ги­ей. В Англии, попыт­ки госу­дар­ства исполь­зо­вать face recognition на фут­боль­ных ста­ди­о­нах даже стал­ки­ва­ют­ся с про­те­ста­ми обще­ства, а в Шта­тах такую же вол­ну под­ни­ма­ют сами сотруд­ни­ки IT-гиган­тов вро­де Amazon и Google, кото­рых застав­ля­ют раз­ра­ба­ты­вать такие алго­рит­мы по зака­зу вла­стей.

Пра­во­за­щит­ни­ки уве­ре­ны: чело­век дол­жен быть пре­ду­пре­жден о видео­на­блю­де­нии с исполь­зо­ва­ни­ем тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния лиц. Граж­да­нам необ­хо­ди­мо пони­мать, что такое систе­ма рас­по­зна­ва­ния и како­вы рис­ки ее при­ме­не­ния.

Еще по теме