Законы 2019: что важного произошло в сфере НКО, гражданского активизма и технологий

Из-за изменений законодательства, направленных на ужесточение контроля над Интернетом, под угрозой оказались все пользователи. Фото Shutterstock.
Из-за изме­не­ний зако­но­да­тель­ства, направ­лен­ных на уже­сто­че­ние кон­тро­ля над Интер­не­том, под угро­зой ока­за­лись все поль­зо­ва­те­ли. Фото Shutterstock.

По ито­гам 2019 года Рос­сия вошла в чис­ло стран с «несво­бод­ным Интер­не­том». Об этом гово­рит­ся в иссле­до­ва­нии Freedom on the Net. Одна из основ­ных при­чин – изме­не­ния зако­но­да­тель­ства, направ­лен­ные на уже­сто­че­ние кон­тро­ля над Интер­не­том. Под угро­зой ока­за­лись все поль­зо­ва­те­ли – теперь мож­но полу­чить адми­ни­стра­тив­ный про­то­кол за пост о митин­ге или ока­зать­ся ино­стран­ным аген­том за про­да­жу това­ров на онлайн-бир­жах. Жур­на­лист Теп­ли­цы Ека­те­ри­на Улья­но­ва о том, что изме­ни­лось в зако­но­да­тель­стве в 2019 году и чем нам это гро­зит.

Закон о фейк-ньюс 

В мар­те Вла­ди­мир Путин под­пи­сал закон о рас­про­стра­не­нии недо­сто­вер­ной инфор­ма­ции (фей­ко­вых ново­стей), под дей­ствие кото­ро­го попа­ли как СМИ, так и про­сто граж­дане. За пуб­ли­ка­цию фейк-ньюс нару­ши­те­лям гро­зят штра­фы от 30 тысяч до полу­то­ра мил­ли­о­нов руб­лей. Закон так­же преду­смат­ри­ва­ет бло­ки­ров­ку ресур­са, опуб­ли­ко­вав­ше­го фей­ко­вую новость. Если медиа неза­мед­ли­тель­но не уда­лит недо­сто­вер­ную инфор­ма­цию, доступ к нему огра­ни­чат.

Поче­му это важ­но. Изна­чаль­но были опа­се­ния, что закон ста­нет одним из инстру­мен­тов цен­зу­ры, несмот­ря на то, что 29‑я ста­тья Кон­сти­ту­ции РФ гаран­ти­ру­ет сво­бо­ду инфор­ма­ции. Опа­се­ния под­твер­ди­лись после пер­во­го слу­чая при­ме­не­ния зако­на. В апре­ле адми­ни­стра­тив­ный про­то­кол за рас­про­стра­не­ние недо­сто­вер­ной инфор­ма­ции соста­ви­ли на Еле­ну Кали­ни­ну, одну из орга­ни­за­то­ров несо­гла­со­ван­но­го митин­га про­тив стро­и­тель­ства мусор­но­го поли­го­на на стан­ции Шиес. Она опуб­ли­ко­ва­ла анонс на стра­ни­це в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» о пред­сто­я­щем шествии. По вер­сии поли­цей­ских, пуб­ли­куя пост, акти­вист­ка зна­ла, что вла­сти не согла­со­ва­ли про­ве­де­ние меро­при­я­тия, а зна­чит, инфор­ма­ция на ее стра­ни­це недо­сто­вер­ная. 

Закон об оскорблении власти 

Одно­вре­мен­но с зако­ном о фей­ко­вых ново­стях был под­пи­сан еще один доку­мент – об ответ­ствен­но­сти за оскорб­ле­ние вла­сти и гос­сим­во­лов в Интер­не­те. Он каса­ет­ся всех поль­зо­ва­те­лей сети, даже если они про­сто пишут посты или остав­ля­ют ком­мен­та­рии под дру­ги­ми запи­ся­ми. Зако­но­про­ект преду­смат­ри­ва­ет штра­фы и адми­ни­стра­тив­ный арест.

Еще по теме: Поро­чит – не поро­чит: как рабо­та­ет закон об ущем­ле­нии чести и досто­ин­ства в Сети

Поче­му это важ­но. Дея­те­ли куль­ту­ры и пра­во­за­щит­ни­ки из ассо­ци­а­ций «Сво­бод­ное сло­во», «ПЭН-Москва» и «Санкт-Петер­бург­ский ПЕН-клуб» высту­пи­ли про­тив при­ня­тых Гос­ду­мой зако­но­про­ек­тов о запре­те фей­ко­вых ново­стей и оскорб­ле­ния вла­сти. Авто­ры обра­ще­ния отме­ти­ли, что никто не может быть при­нуж­ден к выра­же­нию сво­их мне­ний и убеж­де­ний или отка­зу от них.

«Меж­ду тем упо­мя­ну­тые зако­ны уста­нав­ли­ва­ют пра­во чинов­ни­ка по соб­ствен­но­му усмот­ре­нию, без след­ствия и суда, сво­им еди­но­лич­ным реше­ни­ем под наду­ман­ны­ми и про­из­воль­ны­ми пред­ло­га­ми запре­щать рас­про­стра­не­ние любой инфор­ма­ции и бес­сроч­но бло­ки­ро­вать любые медий­ные ресур­сы в Интер­не­те. При этом бло­ки­ров­ка будет осу­ществ­лять­ся «неза­мед­ли­тель­но», без каких-либо пре­ду­пре­жде­ний и обсуж­де­ний», – гово­рит­ся в обра­ще­нии. 

Закон о социальном предпринимательстве 

26 июля 2019 года всту­пил в силу Феде­раль­ный закон № 245-ФЗ, кото­рый ввел в зако­но­да­тель­ство поня­тия соци­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ства и соци­аль­но­го пред­при­я­тия. Соглас­но доку­мен­ту, к соци­аль­ным пред­при­я­ти­ям будут отно­сить­ся те ком­па­нии мало­го и сред­не­го биз­не­са, дея­тель­ность кото­рых направ­ле­на на дости­же­ние обще­ствен­но полез­ных целей и спо­соб­ству­ет реше­нию соци­аль­ных про­блем. Прав­да, его резуль­та­ты мож­но будет уви­деть не рань­ше 2020 года, когда будут вне­се­ны пер­вые дан­ные в реестр. По зако­ну госу­дар­ство долж­но предо­став­лять соци­аль­ным пред­при­я­ти­ям финан­со­вую, иму­ще­ствен­ную и инфор­ма­ци­он­ную под­держ­ку. Оста­ют­ся, впро­чем, сомне­ния, что эта под­держ­ка будет ока­за­на. 

Поче­му это важ­но. После при­ня­тия зако­на экс­пер­ты отме­ти­ли всплеск инте­ре­са к соци­аль­но­му пред­при­ни­ма­тель­ству. Напри­мер, сооб­ще­ство юри­стов PILnet ста­ло полу­чать запро­сы от неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций, кото­рые хоте­ли бы открыть еще один про­ект. И зани­мать­ся соци­аль­ным пред­при­ни­ма­тель­ством, что­бы полу­чать доход, кото­рый будет потра­чен на устав­ные цели. Но юри­ди­че­ский аспект был им непо­ня­тен. 

Так­же до кон­ца 2020 года будет создан реестр субъ­ек­тов мало­го и сред­не­го биз­не­са, заре­ги­стри­ро­ван­ных как соци­аль­ные пред­при­ни­ма­те­ли. Фонд реги­о­наль­ных соци­аль­ных про­грамм «Наше буду­щее» запу­стил на сво­ем сай­те онлайн-помощ­ни­ка, кото­рый поз­во­лит соци­аль­ным пред­при­ни­ма­те­лям понять, смо­гут ли они вой­ти в реестр. 

Закон об инагентах – физических лицах

2 декаб­ря 2019 года были под­пи­са­ны поправ­ки к зако­ну «О СМИ», кото­рые поз­во­ля­ют при­зна­вать «ино­стран­ны­ми аген­та­ми» физи­че­ских лиц. Под дей­ствие попра­вок попа­ли поль­зо­ва­те­ли, рас­про­стра­ня­ю­щие печат­ные, аудио­ви­зу­аль­ные и дру­гие мате­ри­а­лы и при этом полу­ча­ю­щие зару­беж­ное финан­си­ро­ва­ние. Им при­дет­ся реги­стри­ро­вать­ся в Миню­сте и делать на пуб­ли­ка­ци­ях помет­ку «под­го­тов­лен­ная ино­стран­ным аген­том». 

Поче­му это важ­но. С одной сто­ро­ны, под фор­му­ли­ров­ки зако­на под­па­да­ют абсо­лют­но все поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та, а не толь­ко бло­ге­ры или жур­на­ли­сты. Он кос­нет­ся даже тех, кто про­да­ет това­ры на онлайн-бир­жах, напри­мер, eBay, или же сда­ет квар­ти­ру ино­стран­цам с помо­щью Airbnb. С дру­гой – при­ня­тие зако­на может при­ве­сти к еще боль­ше­му огра­ни­че­нию неза­ви­си­мой жур­на­ли­сти­ки в Рос­сии. В этом уве­ре­ны десять пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, кото­рые высту­пи­ли про­тив при­ня­тия доку­мен­та. 

«Ини­ци­а­ти­ва рос­сий­ских вла­стей о рас­про­стра­не­нии зако­но­да­тель­ства об ино­стран­ных аген­тах на физи­че­ских лиц про­дол­жа­ет курс на уду­ше­ние сво­бод­ных и неза­ви­си­мых СМИ внут­ри стра­ны. Она будет иметь серьез­ные послед­ствия для меж­ду­на­род­но­го медий­но­го сотруд­ни­че­ства с Рос­си­ей, ведь любые свя­зи с ино­стран­ны­ми СМИ будут чре­ва­ты для жур­на­ли­ста полу­че­ни­ем ярлы­ка «ино­стран­но­го аген­та». Это так­же ста­нет мощ­ным инстру­мен­том подав­ле­ния оппо­зи­ци­он­ных голо­сов», – гово­рит­ся в заяв­ле­нии пра­во­за­щит­ни­ков. 

Закон о доступе к геоданным 

В авгу­сте пре­зи­дент под­пи­сал закон об упро­щен­ном поряд­ке поис­ка по гео­ло­ка­ции про­пав­ших детей. Доку­мент дела­ет воз­мож­ным исполь­зо­ва­ние инфор­ма­ции о соеди­не­ни­ях мобиль­но­го устрой­ства для опре­де­ле­ния его место­по­ло­же­ния. Для исполь­зо­ва­ния такой воз­мож­но­сти будет необ­хо­ди­мо пись­мен­ное согла­сие одно­го из роди­те­лей несо­вер­шен­но­лет­не­го или лиц, их заме­ня­ю­щих, а так­же моти­ви­ро­ван­ное поста­нов­ле­ние одно­го из руко­во­ди­те­лей орга­на. 

Поче­му это важ­но. Пред­по­ла­га­лось, что закон упро­стит и уско­рит про­це­ду­ру поис­ка про­пав­ше­го ребен­ка. Но пред­ста­ви­те­ли поис­ко­во-спа­са­тель­но­го отря­да «Лиза Алерт» заяви­ли, что к доку­мен­ту есть ряд вопро­сов. Одна из про­блем заклю­ча­ет­ся в том, что боль­шин­ство без вести про­пав­ших, в поис­ках кото­рых необ­хо­ди­мо уста­но­вить место­на­хож­де­ние, – совер­шен­но­лет­ние. В ито­ге Коми­тет Гос­ду­мы по инфор­ма­ци­он­ной поли­ти­ке реко­мен­до­вал при­нять зако­но­про­ект о поис­ке совер­шен­но­лет­них людей по гео­ло­ка­ции теле­фо­на без реше­ния суда. Одна­ко реак­ция на этот зако­но­про­ект тоже ока­за­лась неод­но­знач­ной. 

«Я счи­таю, что сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов долж­ны дей­ство­вать в рам­ках судеб­ных про­це­дур. В ином слу­чае это может при­ве­сти к пре­вы­ше­нию пол­но­мо­чий, и неиз­вест­но, в каких целях и когда будут запра­ши­вать­ся эти чув­стви­тель­ные дан­ные. К сожа­ле­нию, у обще­ства нет кон­тро­ля над вза­и­мо­дей­стви­я­ми поли­ции или дру­гих ком­пе­тент­ных орга­нов с опе­ра­то­ра­ми свя­зи, и поэто­му мы никак не можем про­ве­рить, для каких целей на самом деле были исполь­зо­ва­ны дан­ные по соот­вет­ству­ю­щим запро­сам», – ска­зал «Ком­мер­сан­ту» Артем Коз­люк, руко­во­ди­тель обще­ствен­ной орга­ни­за­ции «Рос­ком­сво­бо­да». 

Закон о дронах 

С 27 сен­тяб­ря всту­пил в силу закон, соглас­но кото­ро­му дро­ны необ­хо­ди­мо реги­стри­ро­вать в госу­дар­ствен­ной базе дан­ных. Это каса­ет­ся аппа­ра­тов мас­сой от 250 грам­мов до 30 кило­грам­мов. Каж­до­му квад­ро­ко­пте­ру будет при­сво­ен уни­каль­ный номер. Так­же в нояб­ре Гос­ду­ма при­ня­ла закон, даю­щий сотруд­ни­кам пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов пра­во пре­се­кать нахож­де­ние бес­пи­лот­ных лета­тель­ных аппа­ра­тов в воз­душ­ном про­стран­стве в слу­чае угро­зы без­опас­но­сти. Сотруд­ни­ки МВД, ФСБ, ФСИН, Рос­гвар­дии, Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки и Феде­раль­ной служ­бы охра­ны могут подав­лять и пре­об­ра­зо­вы­вать сиг­на­лы дистан­ци­он­но­го управ­ле­ния дро­нов, а так­же повре­ждать и уни­что­жать их.

Поче­му это важ­но. При­ня­тые зако­ны услож­ня­ют рабо­ту граж­дан­ским акти­ви­стам и жур­на­ли­стам. С помо­щью дро­нов они в том чис­ле про­во­дят рас­сле­до­ва­ния. Копте­ры исполь­зу­ют­ся, напри­мер, когда нуж­но собрать дока­за­тель­ства, что тер­ри­то­рию лес­но­го фон­да неза­кон­но захва­ти­ли и нача­ли на ней строй­ку. Дрон помо­га­ет сде­лать это отно­си­тель­но без­опас­но – не надо про­ни­кать на закры­тую тер­ри­то­рию. Так­же дро­ны исполь­зу­ют для съе­мок митин­гов и про­те­стов. Летом 2019 года еще до под­пи­са­ния зако­на на двух митин­гах в Москве при помо­щи элек­трон­ной пуш­ки сби­ли два бес­пи­лот­ных лета­тель­ных аппа­ра­та. После же под­пи­са­ния доку­мен­тов дро­ны ока­за­лись под кон­тро­лем, а пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны полу­чи­ли пра­во сби­вать аппа­ра­ты.

Еще по теме: Опыт «Эко­Вах­ты»: дро­ны и ГИС про­тив неза­кон­ных стро­ек

Постановление о мессенджерах 

С 5 мая в Рос­сии дей­ству­ют новые пра­ви­ла иден­ти­фи­ка­ции поль­зо­ва­те­лей мес­сен­дже­ров по теле­фон­но­му номе­ру. Теперь поль­зо­ва­те­лям необ­хо­ди­мо под­твер­дить, что им при­над­ле­жит исполь­зу­е­мый ими номер теле­фо­на. Во вре­мя про­цес­са иден­ти­фи­ка­ции мес­сен­джер будет направ­лять сото­во­му опе­ра­то­ру запрос, что­бы узнать, есть ли або­нент в базе дан­ных. В том слу­чае, если поль­зо­ва­тель разо­рвал дого­вор со сво­им мобиль­ным опе­ра­то­ром, то дол­жен в тече­ние суток уве­до­мить мес­сен­джер. После это­го мес­сен­джер дол­жен в тече­ние 20 минут про­ве­сти новую иден­ти­фи­ка­цию.

Поче­му это важ­но. Уже сей­час прак­ти­че­ски любой сер­вис отправ­ки сооб­ще­ний про­сит при реги­стра­ции ука­зы­вать номер мобиль­но­го теле­фо­на. При этом сим-кар­ты в Рос­сии обя­за­ны про­да­вать толь­ко после предъ­яв­ле­ния пас­пор­та. Экс­пер­ты гово­рят о воз­мож­ном всплес­ке неза­кон­ной про­да­жи сим-карт, в том чис­ле зару­беж­ных опе­ра­то­ров. Но в любом слу­чае сто­ит пом­нить, что ваши дан­ные боль­ше не ано­ним­ны, если вы поль­зу­е­тесь мес­сен­дже­ром, сотруд­ни­ча­ю­щим с рос­сий­ски­ми вла­стя­ми. 

Закон о цифровых правах 

1 октяб­ря всту­пил в силу закон о циф­ро­вых пра­вах. Теперь в Граж­дан­ском кодек­се РФ есть поня­тие циф­ро­во­го пра­ва – это элек­трон­ные дан­ные, кото­рые удо­сто­ве­ря­ют пра­ва на иму­ще­ство, резуль­та­ты работ и дру­гие объ­ек­ты граж­дан­ских прав. Регу­ли­ру­ет новый закон так­же исполь­зо­ва­ние смарт-кон­трак­тов – сде­лок в циф­ро­вой сре­де. Доку­мент так­же решил вопрос о лега­ли­за­ции сбо­ра и обра­бот­ки боль­ших дан­ных. 

Поче­му это важ­но. Сто­ит отме­тить, что с при­ня­ти­ем зако­на рос­сий­ское зако­но­да­тель­ство ста­ло трак­то­вать поня­тие «циф­ро­вые пра­ва» очень узко. Теперь дан­ное опре­де­ле­ние исполь­зу­ет­ся толь­ко в кон­тек­сте пра­ва на финан­со­вые акти­вы, сво­бод­ное обла­да­ние крип­то­ва­лю­та­ми и их исполь­зо­ва­ние. Тогда как в широ­ком смыс­ле циф­ро­вые пра­ва — набор прав каж­до­го чело­ве­ка на доступ к циф­ро­вым медиа и на исполь­зо­ва­ние ком­пью­те­ров, сото­вой свя­зи и Интер­не­та для пере­да­чи инфор­ма­ции.

«Миро­вое сооб­ще­ство идет к тому, что при­зна­ет циф­ро­вые пра­ва фун­да­мен­таль­ным пра­вом чело­ве­ка, рас­ши­ряя тот спи­сок прав, кото­рый был зало­жен Все­об­щей декла­ра­ци­ей прав чело­ве­ка, Евро­пей­ской кон­вен­ци­ей», – отме­тил Сар­кис Дар­би­нян, веду­щий юрист «Рос­ком­сво­бо­ды», руко­во­ди­тель Цен­тра циф­ро­вых прав

Закон о суверенном Интернете

С 1 нояб­ря в Рос­сии всту­пи­ла в силу боль­шая часть поло­же­ний зако­на о «суве­рен­ном Руне­те» (90-ФЗ). Он обя­зы­ва­ет интер­нет-про­вай­де­ров уста­нав­ли­вать предо­став­лен­ные Рос­ком­над­зо­ром тех­ни­че­ские сред­ства, кото­рые поз­во­лят ведом­ству цен­тра­ли­зо­ван­но управ­лять сетью. Это же обо­ру­до­ва­ние будет исполь­зо­вать­ся для бло­ки­ров­ки запре­щен­ных ресур­сов. Пред­по­ла­га­ет­ся, что закон поз­во­лит перей­ти в режим цен­тра­ли­зо­ван­но­го управ­ле­ния Руне­том в слу­чае «угроз целост­но­сти, устой­чи­во­сти и без­опас­но­сти».

Поче­му это важ­но. Доку­мент уже назва­ли зако­ном об «изо­ля­ции Руне­та». Осна­ще­ние точек обме­на тра­фи­ком кон­тро­ли­ру­ю­щи­ми устрой­ства­ми похо­же на жела­ние кон­тро­ли­ро­вать инфор­ма­ци­он­ный поток, отме­ча­ет «Рос­ком­сво­бо­да». «Если управ­ле­ние Интер­не­том в Рос­сии скон­цен­три­ру­ет Рос­ком­над­зор, угроз ста­нет боль­ше, а без­опас­но­сти и устой­чи­во­сти мень­ше. Самое глав­ное, что мы не пони­ма­ем, каким обра­зом РКН будет вли­ять на весь импорт и экс­порт интер­нет-тра­фи­ка», – ска­зал Сар­кис Дар­би­нян, веду­щий юрист «Рос­ком­сво­бо­ды», руко­во­ди­тель Цен­тра циф­ро­вых прав, в интер­вью «Новой газе­те». 

Закон о предустановленном российском ПО 

В нояб­ре Гос­ду­ма в тре­тьем чте­нии при­ня­ла закон, соглас­но кото­ро­му при про­да­же смарт­фо­нов и дру­гих устройств на них будут уста­нав­ли­вать рос­сий­ское про­грамм­ное обес­пе­че­ние (ПО). По мне­нию авто­ров доку­мен­та, поль­зо­ва­те­лям не надо будет загру­жать допол­ни­тель­ные мобиль­ные при­ло­же­ния и иные про­грам­мы. Точ­ный пере­чень про­грамм долж­но будет уста­но­вить пра­ви­тель­ство. Закон всту­пит в силу с 1 июля 2020 года.

Поче­му это важ­но. По задум­ке авто­ров доку­мен­та, закон дол­жен облег­чить поль­зо­ва­те­лям исполь­зо­ва­ние гад­же­тов, а так­же будет спо­соб­ство­вать про­дви­же­нию рос­сий­ско­го ПО. Но у экс­пер­тов есть опа­се­ния, что закон ста­нет частью «циф­ро­вых репрес­сий». С кри­ти­кой зако­но­про­ек­та высту­пи­ла Ассо­ци­а­ция тор­го­вых ком­па­ний и това­ро­про­из­во­ди­те­лей элек­тро­бы­то­вой и ком­пью­тер­ной тех­ни­ки (РАТЭК). А глав­ной жерт­вой зако­на назы­ва­ют ком­па­нию Apple, так как она не пред­уста­нав­ли­ва­ет в опе­ра­ци­он­ной систе­ме iOS сто­рон­ние при­ло­же­ния.