Я/Мы вся страна: главные общественные кампании 2019 года

События, которые объединили гражданское общество. Иллюстрация: Наташа Ямщикова.
Собы­тия, кото­рые объ­еди­ни­ли граж­дан­ское обще­ство. Иллю­стра­ция: Ната­ша Ямщи­ко­ва.

С помо­щью зна­ка «Я/Мы» люди чаще все­го обо­зна­ча­ли свою соли­дар­ность по раз­ным вопро­сам в 2019 году. Имен­но он стал сим­во­лом борь­бы с неспра­вед­ли­во­стью – аре­стом жур­на­ли­ста Ива­на Голу­но­ва, пре­сле­до­ва­ни­ем фигу­ран­тов «мос­ков­ско­го дела», стро­и­тель­ства мусор­но­го поли­го­на на стан­ции Шиес. Жур­на­лист Теп­ли­цы Ека­те­ри­на Улья­но­ва вспом­ни­ла, какие еще собы­тия объ­еди­ни­ли обще­ство в ухо­дя­щем году.

Кампания в поддержку Ивана Голунова 

10 июня, пер­вые поло­сы изда­ний РБК, «Ведо­мо­сти» и «Комер­сантъ».

6 июня 2019 года в Москве был задер­жан кор­ре­спон­дент отде­ла рас­сле­до­ва­ний «Меду­зы» Иван Голу­нов. Пред­ста­ви­те­ли МВД заяви­ли, что у жур­на­ли­ста при себе были нар­ко­ти­ки, а в его квар­ти­ре при обыс­ке обна­ру­же­но более 5 г кока­и­на. Поз­же выяс­ни­лось, что фото­гра­фии, кото­рые поли­ция выда­ва­ла за сним­ки из квар­ти­ры Ива­на Голу­но­ва, на самом деле были сде­ла­ны в нар­ко­ла­бо­ра­то­рии в под­мос­ков­ном Подоль­ске. А тест на нар­ко­ти­ки кор­ре­спон­ден­та пока­зы­вал отри­ца­тель­ный резуль­тат. 

В защи­ту Ива­на Голу­но­ва высту­пи­ли жур­на­ли­сты, обще­ствен­ные дея­те­ли, поли­ти­ки и музы­кан­ты. По всей Рос­сии про­шли оди­ноч­ные пике­ты про­тив задер­жа­ния кор­ре­спон­ден­та «Меду­зы». Пети­цию на сай­те Change.org в под­держ­ку жур­на­ли­ста под­пи­са­ли более 189 тысяч чело­век. Редак­ция «Меду­зы» при­зва­ла пере­пе­ча­ты­вать пол­ные тек­сты рас­сле­до­ва­ний Ива­на Голу­но­ва. Все мате­ри­а­лы были откры­ты для рас­про­стра­не­ния по лицен­зии Creative Commons.

10 июня бумаж­ные вер­сии изда­ний РБК, «Ведо­мо­сти» и «Ком­мер­сантъ» вышли с оди­на­ко­вой облож­кой – на пер­вых стра­ни­цах газет был раз­ме­щен сло­ган «Я/Мы Иван Голу­нов». Авто­ры сим­во­ла – арт-дирек­тор сту­дии Ony Свят Виш­ня­ков и веду­щий дизай­нер инсти­ту­та Strelka Ана­ста­сия Виш­ня­ко­ва, сде­ла­ли его по зака­зу «РБК». На сле­ду­ю­щий день после выхо­да газет Ива­на Голу­но­ва отпу­сти­ли, уго­лов­ное дело в отно­ше­нии него пре­кра­ти­ли. А знак «Я/Мы» ста­ли исполь­зо­вать для борь­бы с неспра­вед­ли­во­стью. С помо­щью имен­но это­го сим­во­ла люди чаще все­го обо­зна­ча­ли свою соли­дар­ность по раз­ным вопро­сам в ухо­дя­щем году. 

Еще по теме: #Сво­бо­ду­Го­лу­но­ву: Как защи­тить акти­ви­ста или жур­на­ли­ста, если его «закры­ва­ют»

«Московское дело» 

Сайт про­ек­та «Дело 212».

В июле на ули­цы Моск­вы вышли люди, кото­рые хоте­ли выра­зить свое несо­гла­сие с недо­пус­ком неза­ви­си­мых кан­ди­да­тов на выбо­ры в Мосгор­ду­му. Боль­ше тыся­чи чело­век были задер­жа­ны, а след­ствен­ный коми­тет воз­бу­дил уго­лов­ное дело о «мас­со­вых бес­по­ряд­ках». Этот про­цесс полу­чил назва­ние «мос­ков­ское дело».

Фигу­ран­та­ми дела ока­за­лись самые раз­ные люди: акти­ви­сты, сту­ден­ты, про­грам­ми­сты, мене­дже­ры. После при­го­во­ра, выне­сен­но­го акте­ру Пав­лу Усти­но­ву, дея­те­ли куль­ту­ры нача­ли обще­ствен­ную кам­па­нию в его защи­ту. Они выкла­ды­ва­ли видео­об­ра­ще­ния с хеш­те­гом #сво­бо­ду­пав­лу­усти­но­ву, а так­же вышли на пике­ты. Поз­же с откры­ты­ми пись­ма­ми в под­держ­ку дру­гих фигу­ран­тов «мос­ков­ско­го дела» высту­пи­ли пред­ста­ви­те­ли раз­ных про­фес­си­о­наль­ных сооб­ществ.

Так­же после пер­вых судов был создан про­ект «Дело 212». Груп­па помо­щи фигу­ран­там «мос­ков­ско­го дела» рабо­та­ет как волон­тер­ское объ­еди­не­ние. Коман­да про­ек­та «Дело 212» ока­зы­ва­ет инфор­ма­ци­он­ную и юри­ди­че­скую под­держ­ку заклю­чен­ным. День­ги, необ­хо­ди­мые для помо­щи фигу­ран­там дела, соби­ра­ют с помо­щью пожерт­во­ва­ний.

Бессрочные протесты Шиеса

Фото Кирилл Шуча­лин, «7×7».

Стро­и­тель­ство мусор­но­го поли­го­на на стан­ции Шиес, рас­по­ло­жен­ной на гра­ни­це Архан­гель­ской обла­сти и Рес­пуб­ли­ки Коми, нача­лось еще летом 2018 года. После это­го про­шли мно­го­чис­лен­ные акции про­те­ста. Эко­ак­ти­ви­сты раз­вер­ну­ли пала­точ­ный лагерь око­ло стро­я­ще­го­ся поли­го­на. Борь­ба про­дол­жи­лась и в ухо­дя­щем году. Летом нача­лись бес­сроч­ные акции про­те­ста про­тив стро­и­тель­ства поли­го­на. Акти­ви­сты из раз­ных горо­дов устра­и­ва­ют оди­ноч­ные пике­ты, про­во­дят акции по сбо­ру втор­сы­рья, запи­сы­ва­ют кол­лек­тив­ные видео­об­ра­ще­ния про­тив поли­го­на.

Так­же участ­ни­ки бес­сроч­ных акций и дру­гие акти­ви­сты 12 октяб­ря созда­ли коа­ли­цию «Стоп Шиес». Все­го в нее всту­пи­ли 29 объ­еди­не­ний. Участ­ни­ки коа­ли­ции дого­во­ри­лись, что будут дей­ство­вать вме­сте до закры­тия поли­го­на на стан­ции Шиес и пол­ной рекуль­ти­ва­ции участ­ка. В июне рабо­ты по стро­и­тель­ству поли­го­на были при­оста­нов­ле­ны. А в декаб­ре мос­ков­ские вла­сти опуб­ли­ко­ва­ли про­ект новой тер­ри­то­ри­аль­ной схе­мы обра­ще­ния с быто­вы­ми отхо­да­ми до 2029 года. В доку­мен­те опре­де­ле­ны реги­о­ны, куда будет направ­лять­ся боль­шая часть сто­лич­но­го мусо­ра, и Шие­са в спис­ке нет. 

Несмот­ря на это, акти­ви­сты при­зы­ва­ют не терять бди­тель­ность. «Это наша боль­шая побе­да. Но нам нель­зя рас­слаб­лять­ся – надо дождать­ся утвер­жде­ния про­ек­та, и хотя это фор­маль­но­сти – мы долж­ны быть наче­ку», – гово­рит­ся в обра­ще­нии дви­же­ния «Чистое Помо­рье». 

Борьба за сквер в Екатеринбурге 

Про­те­сты про­тив стро­и­тель­ства хра­ма в Ека­те­рин­бур­ге. Фото radya.

В мае в Ека­те­рин­бур­ге мест­ные жите­ли устро­и­ли про­те­сты про­тив стро­и­тель­ства хра­ма Свя­той Ека­те­ри­ны на месте скве­ра у Теат­ра дра­мы. Отста­и­вать обще­ствен­ное про­стран­ство выхо­ди­ли тыся­чи людей. Они всту­па­ли в стыч­ки с сотруд­ни­ка­ми ЧОП, кото­ро­го нанял застрой­щик. Одна из при­чин недо­воль­ства – про­ект стро­и­тель­ства хра­ма пред­по­ла­гал так­же стро­и­тель­ство ком­мер­че­ской и жилой недви­жи­мо­сти по сосед­ству. 

Акции про­дол­жа­лись четы­ре дня. Закон­чи­лись про­те­сты после того, как пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин пред­ло­жил про­ве­сти опрос о месте стро­и­тель­ства хра­ма. Вско­ре после это­го забор, кото­рым обнес­ли сквер, убра­ли. А застрой­щик отка­зал­ся от стро­и­тель­ства в скве­ре. 

Губер­на­тор Сверд­лов­ской обла­сти Евге­ний Куй­ва­шев, сослав­шись на опрос ВЦИОМ, заявил, что при под­бо­ре пло­щад­ки были допу­ще­ны ошиб­ки – не было в пол­ной мере учте­но мне­ние горо­жан. В сен­тяб­ре вла­сти Ека­те­рин­бур­га про­ве­ли допол­ни­тель­ный опрос жите­лей горо­да и пред­ло­жи­ли выбрать новое место стро­и­тель­ства хра­ма. В ито­ге стро­ить храм реши­ли на месте при­бо­ро­стро­и­тель­но­го заво­да.

Наводнение в Нижнеудинске 

3 798 домов оказались разрушенными, а 12 полностью уничтожены стихией. Фото: Артем Петернев, Виталий Сафронов
3 798 домов ока­за­лись раз­ру­шен­ны­ми, а 12 пол­но­стью уни­что­же­ны сти­хи­ей. Фото: Артем Петер­нев, Вита­лий Сафро­нов.

27 июня в горо­де Ниж­не­удин­ске Иркут­ской обла­сти про­изо­шло навод­не­ние. Река Уда, кото­рая раз­де­ля­ет город на две части, вышла из бере­гов. Вода зато­пи­ла несколь­ко мик­ро­рай­о­нов горо­да. Под водой ока­за­лись не толь­ко дома, но и боль­ни­цы, шко­лы, дет­ские сады, мага­зи­ны, пар­ки и скве­ры. В Ниж­не­удин­ске Иркут­ской обла­сти был объ­яв­лен режим ЧС. 

Коман­да обще­ствен­ной орга­ни­за­ции инва­ли­дов «Дове­рие» запу­сти­ла sos-кам­па­нию и нача­ла экс­трен­ный сбор пожерт­во­ва­ний, несмот­ря на то, что тогда НКО не име­ла опы­та ока­за­ния гума­ни­тар­ной помо­щи. Сна­ча­ла были моби­ли­зо­ва­ны доб­ро­воль­цы, затем коман­да созда­ла несколь­ко групп в соци­аль­ных сетях для сбо­ра гума­ни­тар­ной помо­щи и коор­ди­на­ции доб­ро­воль­цев.

Но коман­да пони­ма­ла, что, поми­мо под­держ­ки здесь и сей­час, пона­до­бит­ся помощь «в дол­гую». Появи­лась идея создать онлайн-пло­щад­ку для сбо­ра пожерт­во­ва­ний. Фанд­рай­зин­го­вый сайт созда­ли с помо­щью кон­струк­то­ра «Кан­дин­ский». 11 июля сайт начал при­ни­мать пожерт­во­ва­ния, а коман­де «Дове­рия» уда­лось про­ве­сти самую круп­ную фанд­рай­зин­го­вую кам­па­нию в горо­де. 

Еще по теме: Артем Петер­нев: как мы про­во­ди­ли фанд­рай­зин­го­вую кам­па­нию, когда тонул Ниж­не­удинск

#ЯНеХотелаУмирать 

Алена Попова, Саша Митрошина и Маша Арзамасова в поддержку флешмоба #ЯНехотелаУмирать. Фото: соцсети.
Але­на Попо­ва, Саша Мит­ро­ши­на и Маша Арза­ма­со­ва в под­держ­ку флеш­мо­ба #ЯНе­хо­те­ла­У­ми­рать. Фото: соц­се­ти.

В июле в соци­аль­ных сетях флеш­моб в под­держ­ку зако­на о домаш­нем наси­лии. Его запу­сти­ли пра­во­за­щит­ни­ца Але­на Попо­ва и бло­гер Алек­сандра Мит­ро­ши­на. Они выло­жи­ли в «Инста­грам» фото­гра­фии с маки­я­жем, ими­ти­ру­ю­щим синя­ки, сса­ди­ны и кровь, хеш­те­гом #ЯНе­Хо­те­ла­У­ми­рать и при­зы­ва­ми под­дер­жать зако­но­про­ект. Что­бы при­нять уча­стие в акции, надо было сде­лать фото с над­пи­сью #ЯНе­Хо­те­ла­У­ми­рать на себе или с таб­лич­кой с таким же хеш­те­гом.

«Еже­год­но от домаш­не­го наси­лия в Рос­сии гиб­нут око­ло 12000–14000 жен­щин. В Аме­ри­ке, где силь­но раз­ви­та систе­ма про­фи­лак­ти­ки и борь­бы с домаш­ним наси­ли­ем, в 3–4 раза мень­ше. Хотя насе­ле­ние там в два раза боль­ше, чем у нас. Рос­сии нужен феде­раль­ный закон о про­фи­лак­ти­ке семей­но­го наси­лия и помо­щи постра­дав­шим от него. Есть шанс, что его будут рас­смат­ри­вать этой осе­нью. Что­бы это точ­но про­изо­шло, нам нуж­на мак­си­маль­ная оглас­ка», – напи­са­ла Алек­сандра Мит­ро­ши­на в Instagram. 

Алек­сандра Мит­ро­ши­на и Але­на Попо­ва так­же созда­ли сеть вза­и­мо­по­мо­щи #ТыНе­Од­на. Одна из задач сети – при­ня­тие зако­на о про­фи­лак­ти­ке домаш­не­го наси­лия. В нояб­ре Совет Феде­ра­ции опуб­ли­ко­вал текст зако­но­про­ек­та, одна­ко соав­то­ры зако­но­про­ек­та из чис­ла экс­пер­тов-обще­ствен­ни­ков заяви­ли, что их поже­ла­ния не учте­ны. Напри­мер, сре­ди прин­ци­пов зако­на о домаш­нем наси­лии ока­за­лась не защи­та жерт­вы от агрес­со­ра, а «под­держ­ка и сохра­не­ние семьи». Экс­пер­ты счи­та­ют теку­щую редак­цию зако­на крайне неэф­фек­тив­ной. О том, какие поправ­ки будут вне­се­ны в текст доку­мен­та, ста­нет извест­но уже в сле­ду­ю­щем году. 

«Правопорядковый номер» для полицейских

Лич­ный номер на фор­ме поз­во­лит опе­ра­тив­но выяс­нить, кто из поли­цей­ских пре­вы­ша­ет свои пол­но­мо­чия. Скрин­шот с сай­та про­ек­та.

В июле поли­цей­ские изби­ва­ли людей, вышед­ших в Москве на про­те­сты. При этом боль­шин­ство сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов оста­лись не узнан­ны­ми. Что­бы решить про­бле­му ано­ним­но­сти поли­цей­ских, волон­те­ры запу­сти­ли обще­ствен­ную ини­ци­а­ти­ву «Пра­во­по­ряд­ко­вый номер». Они пред­ло­жи­ли нано­сить на фор­му или шлем сило­ви­ков круп­ным свет­лым шриф­том лич­ный номер. 

По задум­ке волон­те­ров, такая мера поз­во­лит опе­ра­тив­но выяс­нить, кто из поли­цей­ских пре­вы­ша­ет свои пол­но­мо­чия. Суще­ству­ю­щие нагруд­ные зна­ки выпол­не­ны из метал­ла, их нель­зя носить во вре­мя мас­со­вых акций из сооб­ра­же­ний без­опас­но­сти. Из-за это­го, по мне­нию акти­ви­стов, невоз­мож­но при­звать поли­цей­ских и сотруд­ни­ков Рос­гвар­дии к ответ­ствен­но­сти.

Пред­ста­ви­те­ли «Пра­во­по­ряд­ко­во­го номе­ра» при­зы­ва­ли всех жела­ю­щих под­пи­сать пети­цию о вне­се­нии попра­вок в закон «О поли­ции». На сего­дня ини­ци­а­ти­ву под­дер­жа­ло более 194 тысяч чело­век. Так­же идея нане­сти лич­ные номе­ра на фор­му поли­ции и Рос­гвар­дии была озву­че­на на засе­да­нии Сове­та по пра­вам чело­ве­ка с уча­сти­ем Вла­ди­ми­ра Пути­на в декаб­ре. 

Защита дома Булошникова 

Обра­зец пись­ма за защи­ту дома Булош­ни­ко­ва. Скрин­шот с сай­та кам­па­нии: nikitskaya.fondvnimanie.ru

В кон­це декаб­ря 2018 года ста­ло извест­но, что мэрия Моск­вы раз­ре­ши­ла высот­ную застрой­ку на месте дома куп­ца Булош­ни­ко­ва по адре­су: Боль­шая Никит­ская, 17, стро­е­ние 1. Все дома ули­цы были вклю­че­ны в объ­еди­нен­ную охран­ную зону памят­ни­ков исто­рии и куль­ту­ры. Одна­ко особ­няк Булош­ни­ко­ва с 1997 года в эти гра­ни­цы не вхо­дит. По ново­му про­ек­ту вме­сто трех­этаж­но­го зда­ния пред­ла­га­лось воз­ве­сти такое же, но уже семи­этаж­ное. Поэто­му 2019 год начал­ся с гром­кой гра­до­за­щит­ной кам­па­нии. 

Акти­ви­сты при­зы­ва­ли раз­ра­бо­тать про­ект кор­рек­ти­ров­ки охран­ной зоны памят­ни­ков и вклю­чить в нее дом Булош­ни­ко­ва. Гра­до­за­щит­ни­ки гово­ри­ли, что после рекон­струк­ции дома вся ули­ца боль­ше не будет пред­став­лять преж­ней исто­ри­че­ской цен­но­сти. 

Акти­ви­сты дви­же­ния «Арх­над­зор» орга­ни­зо­ва­ли пикет на Боль­шой Никит­ской ули­це. Так­же фонд «Вни­ма­ние» открыл сбор под­пи­сей за сохра­не­ние зда­ния. Текст обра­ще­ния уже был зара­нее состав­лен, его мож­но было под­пи­сать в том виде, кото­рый пред­ло­жи­ли акти­ви­сты, или допол­нить от себя. За защи­ту дома Булош­ни­ко­ва выска­за­лись 20 тысяч чело­век со всей стра­ны. И в ито­ге он был спа­сен от сно­са. 

Еще по теме: Инструк­ция для акти­ви­ста: как защи­тить исто­ри­че­ский дом

Две кампании против системы распознавания лиц 

События, которые объединили гражданское общество. Например, была запущена кампания против системы распознавания лиц. Фото с сайта "Роскомсвободы".
Запу­ще­на кам­па­ния про­тив систе­мы рас­по­зна­ва­ния лиц. Фото с сай­та «Рос­ком­сво­бо­ды».

В октяб­ре обще­ствен­ная орга­ни­за­ция «Рос­ком­сво­бо­да» запу­сти­ла кам­па­нию с тре­бо­ва­ни­ем вве­сти мора­то­рий на исполь­зо­ва­ние тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния лиц. В заяв­ле­нии гово­ри­лось, что это тех­но­ло­гия двой­но­го назна­че­ния, и она долж­на быть запре­ще­на до тех пор, пока не будет обес­пе­че­на пол­ная про­зрач­ность и без­опас­ность их исполь­зо­ва­ния для граж­дан. 

В рам­ках кам­па­нии юри­сты «Рос­ком­сво­бо­ды», пред­став­ляя инте­ре­сы пра­во­за­щит­ни­цы Але­ны Попо­вой, пода­ли пер­вый иск, каса­ю­щий­ся тех­но­ло­гии рас­по­зна­ва­ния лиц. Они тре­бо­ва­ли при­знать неза­кон­ным при­ме­не­ние систе­мы рас­по­зна­ва­ния лиц. При­чи­ной обра­ще­ния в суд стал штраф, кото­рый Але­на Попо­ва полу­чи­ла за уча­стие в оди­ноч­ном пике­те у зда­ния Гос­ду­мы. В осно­ве ока­за­лась запись с каме­ры видео­на­блю­де­ния, на кото­рой лицо пра­во­за­щит­ни­цы было выяв­ле­но при уве­ли­че­нии изоб­ра­же­ния в 32 раза.

Еще по теме: Поче­му пра­во­за­щит­ни­ки про­тив систе­мы рас­по­зна­ва­ния лиц?

Был запу­щен сайт кам­па­нии, на кото­ром мож­но най­ти всю инфор­ма­цию и ново­сти о систе­мах рас­по­зна­ва­ния лиц. Всем жела­ю­щим под­дер­жать запрет так­же пред­ла­га­ли под­пи­сать пети­цию. Одна­ко это­го ока­за­лось пока недо­ста­точ­но, что­бы нало­жить запрет на систе­му рас­по­зна­ва­ния лиц. Саве­лов­ский суд Моск­вы откло­нил иск Але­ны Попо­вой.

Але­на Попо­ва так­же запу­сти­ла еще одну кам­па­нию про­тив внед­ре­ния систе­мы рас­по­зна­ва­ния лиц #nofacialrecognition, в кото­рую вхо­дит пети­ция, дис­кус­сии и четы­ре пред­ло­же­ния по новым зако­нам, кото­рые раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся с юри­ди­че­ским и ака­де­ми­че­ским сооб­ще­ством по защи­те при­ват­но­сти.

Еще по теме