Сivic tech – технологии, которые должны были разбудить в нас гражданскую культуру

История civic tech и новые возможности, которые нам дали гражданские технологии.

В 2004 году Интернет не казался международным активистам рассадником «фейк ньюс», большой тюрьмой изолированных информационных пузырей или средством доставки таргетированной рекламы, следящей за каждым словом и движением. Почти полтора десятка лет назад разрозненные группы энтузиастов по всему миру были уверены – новое окно возможностей позволит нам наконец сбросить ярмо принуждения, коррупции и традиционных диктатур и с помощью технологий стать лучшими гражданами и построить по-настоящему справедливые, прозрачные и просвещенные общества. Так появилось что-то между экосистемой и международным движением под названием civic tech (читается как «сивик тех», не «сивик теч») – область так называемых «гражданских технологий». Руководитель «Теплицы» Алексей Сидоренко и журналист Екатерина Ульянова разбирались в том, что из этого получилось. 

Не существует одного общепринятого определения civic tech. Поэтому в самом широком смысле гражданские технологии – это вся область технологий, которые помогают сделать отношения между людьми и общественными институтами прозрачными и подотчетными, а также усиливают голос простых граждан в принятии общественных решений. 

Прозрачности (transparency) и подотчетности (accountability) в контексте гражданских технологий уделяется особое внимание. Например, граждане могут больше узнать о загрязнении воздуха, налоговых декларациях чиновников, государственных закупках. Но только доступом к знанию эффект гражданских технологий не ограничивается – предполагалось, что с помощью этой информации граждане начнут менять среду вокруг себя.

Проекты, истории которых удалось восстановить ниже, – только небольшая часть огромного красивого и немного эфемерного разнообразия, которое предстало пользователям двух прошлых десятилетий. Мы написали о тех из них, что научились выживать, пройдя испытание временем. Несмотря на упоминание их в историческом контексте, прошедшем времени, практически все выжившие civic tech проекты сформировали вокруг себя сообщества, исчисляемые десятками тысяч сторонников, которые до сих пор успешно функционируют. 

Истоки civic tech

Согласно хронологии американского некоммерческого центра Civic Hall, пионером civic tech стал британский некоммерческий стартап mySociety («Мое общество»), в котором были созданы первые инструменты того, что тогда было принято называть «электронной демократией». mySociety появился на обломках UKCOD (Электронная демократия британских граждан) – созданной в 1996 году НКО, которая пыталась, не очень успешно, организовать первые законотворческие дискуссии в Сети. Новое поколение, пришедшее в организацию во главе с Томом Стейнбергом, понимало, что состояние Интернета в 2003 году позволяет сделать то, что не получилось почти десятилетие ранее, – вовлечь совершенно новые массы пользователей в контроль, наблюдение и обсуждение общественных систем (городов, стран), в которых они жили. 

mySociety стала автором полутора десятка проектов с красноречивыми названиями и понятной логикой. Один из первых civic tech проектов, которые запустила команда mySociety, WriteToThem («Напиши им») – портал, позволявший гражданам Великобритании связываться со своими избранными представителями. Еще один civic tech проект от специалистов mySociety – TheyWorkForYou («Они работают на тебя»). Этот сервис помогал гражданам разобраться в том, что происходит в Британском и Шотландском парламентах, а также Ассамблее Уэльса и Ассамблее Северной Ирландии. На портале выложены архивы выступлений, отчеты о голосованиях и другие документы, которые делают работу парламентов прозрачной для граждан.

Но по-настоящему известной mySociety стала благодаря платформе Fix My Street («Почини мою улицу»), которую организация запустила в 2008 году. Это была первая карта, с помощью которой можно информировать местные органы власти в Соединенном Королевстве о различных проблемах, в частности, о ямах на дороге.

Подождите, но в России же была, как ее, а «РосЯма». Да, была, но появилась не сразу, а только спустя три года, в 2011 году. Но лучше поздно, чем никогда. Кроме того, «РосЯма» помогает гражданам до сих пор – в базе более 140 тысяч дорожных ям. Только за 2019 год исправлено более 800 ям. Добавление проблем на карту стало настолько популярной темой, что весь мир захлестнула волна так называемых «народных карт», на которых гражданам предлагалось отмечать все, что угодно, – от подпольных казино до мест получения и предложения взяток. 

Дмитрий Медведев показывает генеральному прокурору Юрию Чайке приложение «Где казино». Фото ipadis.ru.

В 2008 году похожее на Fix My Street приложение запустилось в США. SeeClickFix помогала пользователям общаться с местными органами власти. Люди с помощью SeeClickFix посылали сообщения о ямах на тротуарах, прорывах труб, засоренных ливневых стоках, разбитых фонарях и других городских проблемах. Сообщение можно отправить со смартфона или планшета, автоматически включая GPS-координаты отправителя. К сообщению можно приложить фото, чтобы лучше передать суть проблемы. Сейчас этот функционал звучит очевидно и стандартно, но тогда подобная интерактивность была качественным переходом от менее детализированных и значительно более медленных сообщений о проблемах – либо через телефон, либо по почте (не говоря уже о «бумажных» заявлениях). Модель SeeClickFix опиралась на более тесное взаимодействие с органами коммунальных служб и предполагала реакцию, то есть решение проблемы и ее закрытие именно со стороны чиновников в рамках модели добровольного взаимодействия.

Новое окно возможностей

Почему гражданские технологии не появились раньше? Сейчас кажется, что активно пользоваться Интернетом – оставлять комментарии, отправлять письма, создавать сайты – можно было всегда. Но даже полтора десятка лет назад Интернет был скорее для чтения, чем для активного участия. В 2005 году популяризатор технологий, инвестор и евангелист гражданских технологий Тим О’Рейли, подробно объяснил изменения нового, более интерактивного, соучаствующего режима работы в Сети, глашатаями которого стали блоги, социальные сети и конечно – Wikipedia, энциклопедия, написанная самими пользователями. Новой эпохе было дано имя «Web 2.0.». 

Еще по теме: Андрей Лошак: «Интернет стал костью в горле у государства, которую не выплюнуть и не проглотить»

Йохай Бенклер, эксперт в области изучения роли сотрудничества в сфере информационных технологий, считает, что благодаря более соучаствующему режиму работы в Интернете люди стали способны создавать платформы, приложения и участвовать в них децентрализованно, не нуждаясь в иерархической координации процесса. При этом мотивы пользователей в Интернете также отличаются от традиционного иерархического производства. Сама онлайн-среда позволяет людям более эффективно менять мир вокруг себя и следовательно трансформирует само общество. Краудсорсинг – передача решения проблемы от иерархических структур (государств и компаний) толпе – стал одним из близких civic tech терминов. 

Открытые данные, открытый код, открытое содержание

Civic tech не только воспользовался новым окном технологических возможностей, но и получил свое влияние благодаря особенному технологическому этосу открытости. В контексте разработки, открытость кода (например, компьютерной программы) заключается в возможности этот код посмотреть, проанализировать, изменить, дополнить и опубликовать собственное обновление. Аналогично с содержанием и данными – все пользователи Интернета, получают возможность заглянуть, изменить, опубликовать. Становятся соавторами и соучастниками. Очень горизонтально и очень демократично. 

К началу XXI века на Западе отгремели основные юридические и философские баталии (некоторые так и назывались – Unix Wars – ряд споров, связанных с легальностью открытого использования операционной системы Unix) за открытость очень важного элемента Интернета – серверной операционной системы Unix. Возможность установить Unix-сервер без траты особенных ресурсов с возможностью доработки под собственные нужды способствовала быстрому росту Интернета. Процесс борьбы за эту открытость – отдельная история. Сейчас пока скажем, что он шел почти три десятка лет и стал результатом деятельности многих программистов-активистов, которые положили свои лучшие годы на то, чтобы сделать Интернет свободнее.

К двухтысячным годам благодаря просветительской работе Ричарда Столлмана, активному развитию сообщества программистов ядра операционной системы Linux, стало понятно, что создание свободного программного обеспечения – сам по себе активизм и декларация определенных (кхм, левых, как сказали бы идеологические соперники, которых хватало) взглядов. 

Если создавать что-то для усиления голоса граждан, то это что-то должно быть, конечно же, свободным и масштабируемым – такова была логика civic tech евангелистов. Инструментами для общественных инноваций можно и нужно делиться, будь это программный код, содержание или данные. Код открывался, разумеется, не всеми civic tech проектами, но его публикация под открытой лицензией была этическим стандартом. mySociety, например, публиковало все свои разработки под открытой лицензией и открытым кодом. 

Не только мониторинг

В 2007 году была создана онлайн-платформа для размещения петиций Change.org. Петиции – инструмент гражданского влияния с достаточно долгой историей. Интернет дал этому инструменту качественно новый охват. Создатель платформы, выпускник Стенфордского университета Бен Раттрей изначально хотел создать социальную сеть активистов, но фокус платформы сместился только к одной группе функций – публикации, распространению и подписи петиций. Позже версии платформы были запущены в разных странах Европы и Азии. В 2013 году Change.org появился в России. По словам директора платформы по Восточной Европе и Центральной Азии Дмитрия Савелова, в 2018 году в среднем одна петиция в день (во всем мире) добивалась результата. 

Платформа для размещения петиций была создана в 2007 году. Скриншот с сайта проекта.

Другой гигант civic tech, американская Sunlight Foundation, популяризировал открытые данные и разработку инструментов для работы с ними. По словам Тома Ли, бывшего директора Sunlight Labs, подразделения Sunlight Foundation, с помощью civic tech проектов, которые создает команда фонда, люди могут следить за происходящим в общественных институтах.

Например, Scout – сервис e-mail-уведомлений о работе региональных законодательных собраний в США. Пользователь (журналист или активист) мог подписаться на уведомления по любому ключевому слову, которое всплывало бы в новых регулирующих документах. OpenCongress.org, еще один проект Sunlight Foundation, созданный вместе с командой Participatory Politics Foundation, мониторил всю информацию о том, что происходит в Конгрессе США, а также все значимые публикации СМИ и блогеров на эту тему. 

Еще одним значимым событием в развитии гражданских технологий стала публикации civic tech платформы для гражданского картирования «Ушахиди» (Ushahidi, «свидетельство» на суахили), которая была создана, wait for it, кенийскими разработчиками. 

История не без драматизма. В 2007 году выборы президента Кении закончились хаосом и столкновениями между сторонниками и противниками президента Кибаки. Многие медиа были заблокированы. Несколько блогеров, в числе которых была Ори Около, попросили жителей присылать сообщения о происходящем рядом с ними. Поток информации оказался огромным, и Ори Около обратилась за помощью к программистам. Они создали «Ушахиди», систему, которая обрабатывала сообщения из разных источников и представляла все полученные данные с помощью карты. Свобода установки и изменения «Ушахиди» привела к тому, что появились тысячи различных Ушахиди-карт. В какой-то момент их стало так много, а умирали они (то есть пользователи теряли к ним интерес) так быстро, что появилась отдельная «Карта мертвых карт». 

Cамая известная Ушахиди карта в России – Карта помощи пострадавшим от пожаров. Скриншот с сайта проекта.

В России самой известной Ушахиди картой стала Карта помощи пострадавшим от пожаров – интерактивная карта на базе платформы «Ушахиди», с помощью которой все желающие могли помочь жертвам лесных пожаров в России 2010 года, оставить свои контактные данные и информацию о предлагаемой помощи. Коллектив, в который входил и основатель «Теплицы» Алексей Сидоренко, получил «Премию Рунета» за работу, проделанную для помощи пострадавшим при пожарах с помощью этого картографического движка. 

Двумя годами позже создания «Ушахиди» и Change, в 2009 году, дивный новый мир возможностей civic tech только забирался на «кривую хайпа». В США была учреждена организация Code for America, новый инкубатор гражданских проектов – описывая создание программного обеспечения для граждан как акт патриотической гражданственности, Code for America помогала программистам, гражданским активистам, представителям муниципалитетов создавать и продвигать приложения, которые позволяют быстрее и эффективнее общаться обществу и власти.

Code for America – инкубатор приложений, которые помогают эффективнее общаться обществу и власти. Скриншот с сайта проекта.

Российский сivic тech

В России civic tech начал активно развиваться немного позже, чем за рубежом. Пик появления гражданских платформ и инструментов пришелся на 2010-2013 годы. Новые проекты были связаны с переосмыслением массы новых данных, которые появились благодаря системному раскрытию государственной информации. Начало этого процесса, который заключался в раскрытии государственных закупок, обязательной публикации деклараций чиновников, обязательной публикации судебных решений и других мер, можно отнести к 2005 году. А конец – к 2013 году, когда Россия решила выйти из международного партнерства «Открытого правительства». В тот относительно короткий исторический отрезок законодательство создало предпосылки для публикации данных, а те, в свою очередь, привели к появлению новых платформ.

Одним из первых заметных проектов стал запущенный командой Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) проект «РосПил» в 2010 году, который известен не только тем, что пресек весьма сомнительные тендеры, но и тем, что стал первым примером масштабного краудфандинга на поддержку платформы – 10 миллионов рублей. В 2011 году ФБК запустил «РосЯму», с помощью которой люди могли жаловаться на дорожные службы и добиваться ремонта на дорогах. Предпосылкой к созданию проекта стала история блогера Федора Езеева, которому удалось добиться от местной власти ремонта дорожного покрытия возле его дома в Красногорске.

«РосЯма» помогает гражданам до сих пор – в базе более 140 тысяч дорожных ям. Скриншот с сайта проекта.

Пользователи «РосЯмы» загружают фотографию и координаты дорожного дефекта, нарушающего ГОСТ. После сайт предлагает заполнить форму и отправить жалобу в ГИБДД. Если после двух обращений жалоба так и не будет закрыта, сайт поможет сгенерировать заявление в прокуратуру. В 2012 году команда Фонда борьбы с коррупцией запустила еще один проект – сайт «РосЖКХ», онлайн-сервис для подачи заявлений в коммунальные службы. Пользователи выбирали на сайте тип нарушения, например, «грязный пол в лифте» или «сломанная детская площадка», указывали адрес и отправляли готовое заявление в коммунальные службы. 

В 2011 году команда «Трансперенси Интернешнл – Россия» создала проект «Декларатор«, который собирает в одном месте разрозненные публичные декларации чиновников, которые они должны публиковать. С тех пор «Декларатор» стал самым высокотехнологичным проектом организации. На основе его данных «Трансперенси Интернешнл – Россия» провела несколько хакатонов, а с помощью косвенной информации, доступной из деклараций, оказалось, можно делать расследования, например, о перемещениях целых групп чиновников.

Еще по теме: 12 онлайн-баз данных для поиска информации

В Санкт-Петербурге в это же время появилось движение «Красивый Петербург». В доме активиста Красимира Врански открыли круглосуточный магазин по продаже алкоголя. После этого во дворе по ночам стали собираться компании, которые шумели и даже стреляли по банкам. Красимир Врански решил действовать, собрал подписи недовольных жильцов и отправил жалобы чиновникам. Магазин закрыли, но Врански решил на этом не останавливаться. Он создал «ВКонтакте» группу «Красивый Петербург» и стал собирать единомышленников, которые хотели бороться с проблемами городской среды.

Позже был запущен и сайт, помогающий горожанам сообщать о проблемах и нарушениях благоустройства. В дальнейшем платформа, созданная петербургским разработчиком Алексеем Конаном, была расширена на несколько десятков городов по всей России. Красимир Врански продолжает оставаться важным общественным лидером и даже баллотировался на должность мэра Петербурга в 2019 году, но безуспешно.

Движение «Красивый Петербург» началось с личной истории активиста Красимира Врански. Скриншот с сайта проекта.

В 2012 году петербургский дата-активист Глеб Суворов с коллегой Вадимом Тропниковым запустили бесплатный портал «Росправосудие» с миллионами судебных решений, опубликованных в доступной форме, выкачанных из системы ГАС «Правосудие». Сайт быстро набрал известность, но спустя три года создатели рассорились. Проект испытывал все большее давление, то со стороны большого криминала, то со стороны правоохранительных органов. В 2018 году «РосПравосудие» оказалось и вовсе заблокировано Роскомнадзором. На сегодня сайт доступен только в сети TOR. 

Ряд российских civic tech проектов, которые продолжают работать до сих пор, были запущены Иваном Бегтиным, разработчиком, предпринимателем и популяризатором открытости. В 2014 году автономная некоммерческая организация «Информационная культура», учрежденная Бегтиным, в партнерстве с «Комитетом гражданских инициатив», запустила платформу Госзатратры, упрощающую пользователям поиск информации о расходовании государственных средств. «Инфокультура» выбрала менее конфликтный, по сравнению с ФБК, подход к открытию данных, сосредоточившись на приоритете доступа к данным, связанным с ключевыми для общества вопросами, нежели на антикоррупционной составляющей. 

Уже позже, в 2017 году, «Инфокультура» запустила платформу «Открытые НКО», с помощью которой пользователи могут найти данные о некоммерческих организациях в значительно более доступной форме, чем на сайте Министерства юстиции. Кроме того, инновацией «Инфокультуры» стало то, что на своих порталах организация стала соединять различные наборы открытых данных. Например, на портале «Открытых НКО» можно найти не только информацию об НКО, собранную с сайта Минюста, но и сведения о финансировании и поддержке из государственных источников (этих данных Минюст не публикует в принципе).

Завершил эпоху проект «Диссернет«, созданный сообществом ученых и журналистов в 2013 году с целью поиска плагиата, а также правил и регламентов присуждения ученых степеней. «Диссернет» воспользовался появившимися накануне возможностями полуавтоматизированного выявления плагиата. Рассказывая про один из первых случаев, Андрей Ростовцев, сооснователь проекта описал: «В диссертации много заимствований. Как это выяснилось? Люди из комитета брали кусочки фраз и проверяли их в Google. […] Я пообщался с людьми из проекта VroniPlag и понял, что вручную с помощью поисковых систем проверять диссертации глупо, это все можно автоматизировать».

«Таблица заимствований» с сайта «Диссернет».

Немецкий проект VroniPlag появился всего двумя годами раньше – именно оттуда, в частности, было взято вдохновение для существенно доработанной «таблицы заимствований», скриншоты которой стали отличительным признаком анализа недобросовестных диссертаций. Впоследствии российский проект на порядок превзошел VroniPlag – более 10 тысяч обнаруженных плагиаторов против около полутора сотен у немцев.

Где civic tech, а где govtech? 

Параллельно с инициативами, которые запускали сами граждане для более эффективного общения с властями, стали появляться проекты, которые создавались правительствами. Они получили название govtech (government technology – государственные технологии. – Прим. ред.).

Если предтечей civic tech стало британское обсуждение законопроектов в 1996 году, то одним из первых прототипов govtech стал портал e-Estonia, который был запущен правительством Эстонии еще в 1997 году. Платформа до сих пор успешно работает, с ее помощью граждане могут платить налоги, голосовать и получать рецепты на лекарства. Россияне хорошо знают Госуслуги, портал, который в декабре 2019 года отметил 10-летие и на сегодня насчитывает 103 миллиона пользователей. 

С одной стороны, можно говорить о том, что civic и govtech – занимаются одним и тем же, просто у них разные учредители. При этом случается, что из civic tech проекты переходят в gov tech и могут отвечать основным задачам гражданских технологий – прозрачности и подотчетности. Например, часть команды «Инфокультуры», создававшая civic tech проект «ГосЗатраты«, перешла в Счетную палату и создала уже govtech проект «Госрасходы«, передав государственному порталу философию открытости. 

Есть и альтернативное видение, что у двух областей технологий принципиально разные приоритеты. Если у civic tech проектов основной приоритет на гражданах и их возможностях влияния на ситуацию, то у govtech основной приоритет в оптимизации управления и оказания государственных услуг населению. 

Изучение результатов 

Не все проекты первой волны civic tech оказались успешными. Часть из них так и не смогли решить проблему заинтересованности граждан. Оказалось, что люди не так активно вовлекаются в интерактивные форматы civic tech проектов и далеко не всегда готовы самостоятельно контролировать общественные институты. 

Еще один барьер, с которым столкнулись гражданские технологии, – поиск устойчивой бизнес-модели. Чтобы выйти на самоокупаемость и работать не только на гранты или собранные пожертвования, части проектов пришлось поменять направление работы. 

Были примеры того, как civic tech проекты полностью меняли свое назначение и становились успешными стартапами. Самый известный пример – сайт Groupon. Изначально Эндрю Мэйсон, создатель проекта, запустил сайт thepoint.com. С помощью ресурса незнакомые люди могли договариваться о совместных акциях и решать общие проблемы. Но проект не приносил денег. Тогда Мэйсон понял, что платформа позволяет не только проводить некоммерческие акции, но и совершать коллективные покупки, получая заметные скидки. Так появился крупнейший купонатор Groupon.

Заключение

«В начале прошлого десятилетия на волне развития гражданских приложений многие смотрели на происходящее и будущее сквозь розовые очки. Действительно, был бум приложений, которые претендуют на общественные перемены и вовлечение граждан, но это либо были краткосрочные проекты, направленные на получение медиаэффекта, либо их создатели не смогли привлечь достаточно ресурсов и не смогли выжить. Иногда civic tech может дать быстрый результат, но в целом – это игра в долгую, и надо быть к ней готовыми. Сейчас гражданские проекты конкурируют с govtech не напрямую, а в информационном поле. У государства всегда будет больше возможностей организовывать и контролировать жизнь граждан. Но я уверен, что даже блокировки не смогут загубить гражданские технологии, запущенные проекты продолжат работать, и будут появляться новые». Андрей Жвирблис, руководитель проекта «Декларатор»

Чем, в итоге, сейчас занимаются civic tech проекты? Можно точно говорить как минимум о четырех функциях: 

  • вовлекают граждан в общественные процессы;
  • помогают гражданам мониторить предоставление услуг общественными институтами;
  • предоставляют структурированную информацию для принятия тех или иных решений;
  • делают ранее скрытую, недоступную или непрозрачную информацию публичной.

Несмотря на то, что многие проекты столкнулись со слабым первичным откликом, сам подход в коммуникации между людьми и общественными институтами изменился. Отправить жалобу, предложить свою помощь, найти информацию о работе государственных органов – все это с развитием гражданских технологий стало возможно онлайн. 

Civic tech проекты изменили представление людей о том, как можно менять среду вокруг себя к лучшему, и открыли новые возможности для не иерархического соучаствующего сетевого взаимодействия. Смогли ли они сделать из нас лучших граждан? История не дописана, но можно точно сказать, что да, какую-то часть граждан проекты точно изменили – по крайней мере десятки тысяч тех, кто создавал и пользовался этими платформами, изучал труднодоступные юридические документы, бился в сетевых дискуссиях и проводил бессонные ночи за починкой парсеров данных. Эти люди точно стали лучшими гражданами, которых не было раньше.

База знаний

Еще по теме