Сivic tech – технологии, которые должны были разбудить в нас гражданскую культуру

Civic tech проекты усиливают голос простых граждан в принятии общественных решений. Иллюстрация: Наталья Ямщикова для Теплицы.
Civic tech про­ек­ты уси­ли­ва­ют голос про­стых граж­дан в при­ня­тии обще­ствен­ных реше­ний. Иллю­стра­ция: Ната­лья Ямщи­ко­ва для Теп­ли­цы.

В 2004 году Интер­нет не казал­ся меж­ду­на­род­ным акти­ви­стам рас­сад­ни­ком «фейк ньюс», боль­шой тюрь­мой изо­ли­ро­ван­ных инфор­ма­ци­он­ных пузы­рей или сред­ством достав­ки тар­ге­ти­ро­ван­ной рекла­мы, сле­дя­щей за каж­дым сло­вом и дви­же­ни­ем. Почти пол­то­ра десят­ка лет назад раз­роз­нен­ные груп­пы энту­зи­а­стов по все­му миру были уве­ре­ны – новое окно воз­мож­но­стей поз­во­лит нам нако­нец сбро­сить ярмо при­нуж­де­ния, кор­руп­ции и тра­ди­ци­он­ных дик­та­тур и с помо­щью тех­но­ло­гий стать луч­ши­ми граж­да­на­ми и постро­ить по-насто­я­ще­му спра­вед­ли­вые, про­зрач­ные и про­све­щен­ные обще­ства. Так появи­лось что-то меж­ду эко­си­сте­мой и меж­ду­на­род­ным дви­же­ни­ем под назва­ни­ем civic tech (чита­ет­ся как «сивик тех», не «сивик теч») – область так назы­ва­е­мых «граж­дан­ских тех­но­ло­гий». Руко­во­ди­тель «Теп­ли­цы» Алек­сей Сидо­рен­ко и жур­на­лист Ека­те­ри­на Улья­но­ва раз­би­ра­лись в том, что из это­го полу­чи­лось. 

Не суще­ству­ет одно­го обще­при­ня­то­го опре­де­ле­ния civic tech. Поэто­му в самом широ­ком смыс­ле граж­дан­ские тех­но­ло­гии – это вся область тех­но­ло­гий, кото­рые помо­га­ют сде­лать отно­ше­ния меж­ду людь­ми и обще­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми про­зрач­ны­ми и под­от­чет­ны­ми, а так­же уси­ли­ва­ют голос про­стых граж­дан в при­ня­тии обще­ствен­ных реше­ний. 

Про­зрач­но­сти (transparency) и под­от­чет­но­сти (accountability) в кон­тек­сте граж­дан­ских тех­но­ло­гий уде­ля­ет­ся осо­бое вни­ма­ние. Напри­мер, граж­дане могут боль­ше узнать о загряз­не­нии воз­ду­ха, нало­го­вых декла­ра­ци­ях чинов­ни­ков, госу­дар­ствен­ных закуп­ках. Но толь­ко досту­пом к зна­нию эффект граж­дан­ских тех­но­ло­гий не огра­ни­чи­ва­ет­ся – пред­по­ла­га­лось, что с помо­щью этой инфор­ма­ции граж­дане нач­нут менять сре­ду вокруг себя.

Про­ек­ты, исто­рии кото­рых уда­лось вос­ста­но­вить ниже, – толь­ко неболь­шая часть огром­но­го кра­си­во­го и немно­го эфе­мер­но­го раз­но­об­ра­зия, кото­рое пред­ста­ло поль­зо­ва­те­лям двух про­шлых деся­ти­ле­тий. Мы напи­са­ли о тех из них, что научи­лись выжи­вать, прой­дя испы­та­ние вре­ме­нем. Несмот­ря на упо­ми­на­ние их в исто­ри­че­ском кон­тек­сте, про­шед­шем вре­ме­ни, прак­ти­че­ски все выжив­шие civic tech про­ек­ты сфор­ми­ро­ва­ли вокруг себя сооб­ще­ства, исчис­ля­е­мые десят­ка­ми тысяч сто­рон­ни­ков, кото­рые до сих пор успеш­но функ­ци­о­ни­ру­ют. 

Истоки civic tech

Соглас­но хро­но­ло­гии аме­ри­кан­ско­го неком­мер­че­ско­го цен­тра Civic Hall, пио­не­ром civic tech стал бри­тан­ский неком­мер­че­ский стар­тап mySociety («Мое обще­ство»), в кото­ром были созда­ны пер­вые инстру­мен­ты того, что тогда было при­ня­то назы­вать «элек­трон­ной демо­кра­ти­ей». mySociety появил­ся на облом­ках UKCOD (Элек­трон­ная демо­кра­тия бри­тан­ских граж­дан) – создан­ной в 1996 году НКО, кото­рая пыта­лась, не очень успеш­но, орга­ни­зо­вать пер­вые зако­но­твор­че­ские дис­кус­сии в Сети. Новое поко­ле­ние, при­шед­шее в орга­ни­за­цию во гла­ве с Томом Стейн­бер­гом, пони­ма­ло, что состо­я­ние Интер­не­та в 2003 году поз­во­ля­ет сде­лать то, что не полу­чи­лось почти деся­ти­ле­тие ранее, – вовлечь совер­шен­но новые мас­сы поль­зо­ва­те­лей в кон­троль, наблю­де­ние и обсуж­де­ние обще­ствен­ных систем (горо­дов, стран), в кото­рых они жили. 

mySociety ста­ла авто­ром полу­то­ра десят­ка про­ек­тов с крас­но­ре­чи­вы­ми назва­ни­я­ми и понят­ной логи­кой. Один из пер­вых civic tech про­ек­тов, кото­рые запу­сти­ла коман­да mySociety, WriteToThem («Напи­ши им») – пор­тал, поз­во­ляв­ший граж­да­нам Вели­ко­бри­та­нии свя­зы­вать­ся со сво­и­ми избран­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми. Еще один civic tech про­ект от спе­ци­а­ли­стов mySociety – TheyWorkForYou («Они рабо­та­ют на тебя»). Этот сер­вис помо­гал граж­да­нам разо­брать­ся в том, что про­ис­хо­дит в Бри­тан­ском и Шот­ланд­ском пар­ла­мен­тах, а так­же Ассам­блее Уэль­са и Ассам­блее Север­ной Ирлан­дии. На пор­та­ле выло­же­ны архи­вы выступ­ле­ний, отче­ты о голо­со­ва­ни­ях и дру­гие доку­мен­ты, кото­рые дела­ют рабо­ту пар­ла­мен­тов про­зрач­ной для граж­дан.

Но по-насто­я­ще­му извест­ной mySociety ста­ла бла­го­да­ря плат­фор­ме Fix My Street («Почи­ни мою ули­цу»), кото­рую орга­ни­за­ция запу­сти­ла в 2008 году. Это была пер­вая кар­та, с помо­щью кото­рой мож­но инфор­ми­ро­вать мест­ные орга­ны вла­сти в Соеди­нен­ном Коро­лев­стве о раз­лич­ных про­бле­мах, в част­но­сти, о ямах на доро­ге.

Подо­жди­те, но в Рос­сии же была, как ее, а «РосЯ­ма». Да, была, но появи­лась не сра­зу, а толь­ко спу­стя три года, в 2011 году. Но луч­ше позд­но, чем нико­гда. Кро­ме того, «РосЯ­ма» помо­га­ет граж­да­нам до сих пор – в базе более 140 тысяч дорож­ных ям. Толь­ко за 2019 год исправ­ле­но более 800 ям. Добав­ле­ние про­блем на кар­ту ста­ло настоль­ко попу­ляр­ной темой, что весь мир захлест­ну­ла вол­на так назы­ва­е­мых «народ­ных карт», на кото­рых граж­да­нам пред­ла­га­лось отме­чать все, что угод­но, – от под­поль­ных кази­но до мест полу­че­ния и пред­ло­же­ния взя­ток. 

Дмит­рий Мед­ве­дев пока­зы­ва­ет гене­раль­но­му про­ку­ро­ру Юрию Чай­ке при­ло­же­ние «Где кази­но». Фото ipadis.ru.

В 2008 году похо­жее на Fix My Street при­ло­же­ние запу­сти­лось в США. SeeClickFix помо­га­ла поль­зо­ва­те­лям общать­ся с мест­ны­ми орга­на­ми вла­сти. Люди с помо­щью SeeClickFix посы­ла­ли сооб­ще­ния о ямах на тро­туа­рах, про­ры­вах труб, засо­рен­ных лив­не­вых сто­ках, раз­би­тых фона­рях и дру­гих город­ских про­бле­мах. Сооб­ще­ние мож­но отпра­вить со смарт­фо­на или план­ше­та, авто­ма­ти­че­ски вклю­чая GPS-коор­ди­на­ты отпра­ви­те­ля. К сооб­ще­нию мож­но при­ло­жить фото, что­бы луч­ше пере­дать суть про­бле­мы. Сей­час этот функ­ци­о­нал зву­чит оче­вид­но и стан­дарт­но, но тогда подоб­ная интер­ак­тив­ность была каче­ствен­ным пере­хо­дом от менее дета­ли­зи­ро­ван­ных и зна­чи­тель­но более мед­лен­ных сооб­ще­ний о про­бле­мах – либо через теле­фон, либо по почте (не гово­ря уже о «бумаж­ных» заяв­ле­ни­ях). Модель SeeClickFix опи­ра­лась на более тес­ное вза­и­мо­дей­ствие с орга­на­ми ком­му­наль­ных служб и пред­по­ла­га­ла реак­цию, то есть реше­ние про­бле­мы и ее закры­тие имен­но со сто­ро­ны чинов­ни­ков в рам­ках моде­ли доб­ро­воль­но­го вза­и­мо­дей­ствия.

Новое окно возможностей

Поче­му граж­дан­ские тех­но­ло­гии не появи­лись рань­ше? Сей­час кажет­ся, что актив­но поль­зо­вать­ся Интер­не­том – остав­лять ком­мен­та­рии, отправ­лять пись­ма, созда­вать сай­ты – мож­но было все­гда. Но даже пол­то­ра десят­ка лет назад Интер­нет был ско­рее для чте­ния, чем для актив­но­го уча­стия. В 2005 году попу­ля­ри­за­тор тех­но­ло­гий, инве­стор и еван­ге­лист граж­дан­ских тех­но­ло­гий Тим О’Рейли, подроб­но объ­яс­нил изме­не­ния ново­го, более интер­ак­тив­но­го, соучаст­ву­ю­ще­го режи­ма рабо­ты в Сети, гла­ша­та­я­ми кото­ро­го ста­ли бло­ги, соци­аль­ные сети и конеч­но – Wikipedia, энцик­ло­пе­дия, напи­сан­ная сами­ми поль­зо­ва­те­ля­ми. Новой эпо­хе было дано имя «Web 2.0.». 

Еще по теме: Андрей Лошак: «Интер­нет стал костью в гор­ле у госу­дар­ства, кото­рую не выплю­нуть и не про­гло­тить»

Йохай Бен­клер, экс­перт в обла­сти изу­че­ния роли сотруд­ни­че­ства в сфе­ре инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, счи­та­ет, что бла­го­да­ря более соучаст­ву­ю­ще­му режи­му рабо­ты в Интер­не­те люди ста­ли спо­соб­ны созда­вать плат­фор­мы, при­ло­же­ния и участ­во­вать в них децен­тра­ли­зо­ван­но, не нуж­да­ясь в иерар­хи­че­ской коор­ди­на­ции про­цес­са. При этом моти­вы поль­зо­ва­те­лей в Интер­не­те так­же отли­ча­ют­ся от тра­ди­ци­он­но­го иерар­хи­че­ско­го про­из­вод­ства. Сама онлайн-сре­да поз­во­ля­ет людям более эффек­тив­но менять мир вокруг себя и сле­до­ва­тель­но транс­фор­ми­ру­ет само обще­ство. Кра­уд­сор­синг – пере­да­ча реше­ния про­бле­мы от иерар­хи­че­ских струк­тур (госу­дарств и ком­па­ний) тол­пе – стал одним из близ­ких civic tech тер­ми­нов. 

Открытые данные, открытый код, открытое содержание

Civic tech не толь­ко вос­поль­зо­вал­ся новым окном тех­но­ло­ги­че­ских воз­мож­но­стей, но и полу­чил свое вли­я­ние бла­го­да­ря осо­бен­но­му тех­но­ло­ги­че­ско­му это­су откры­то­сти. В кон­тек­сте раз­ра­бот­ки, откры­тость кода (напри­мер, ком­пью­тер­ной про­грам­мы) заклю­ча­ет­ся в воз­мож­но­сти этот код посмот­реть, про­ана­ли­зи­ро­вать, изме­нить, допол­нить и опуб­ли­ко­вать соб­ствен­ное обнов­ле­ние. Ана­ло­гич­но с содер­жа­ни­ем и дан­ны­ми – все поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та, полу­ча­ют воз­мож­ность загля­нуть, изме­нить, опуб­ли­ко­вать. Ста­но­вят­ся соав­то­ра­ми и соучаст­ни­ка­ми. Очень гори­зон­таль­но и очень демо­кра­тич­но. 

К нача­лу XXI века на Запа­де отгре­ме­ли основ­ные юри­ди­че­ские и фило­соф­ские бата­лии (неко­то­рые так и назы­ва­лись – Unix Wars – ряд спо­ров, свя­зан­ных с легаль­но­стью откры­то­го исполь­зо­ва­ния опе­ра­ци­он­ной систе­мы Unix) за откры­тость очень важ­но­го эле­мен­та Интер­не­та – сер­вер­ной опе­ра­ци­он­ной систе­мы Unix. Воз­мож­ность уста­но­вить Unix-сер­вер без тра­ты осо­бен­ных ресур­сов с воз­мож­но­стью дора­бот­ки под соб­ствен­ные нуж­ды спо­соб­ство­ва­ла быст­ро­му росту Интер­не­та. Про­цесс борь­бы за эту откры­тость – отдель­ная исто­рия. Сей­час пока ска­жем, что он шел почти три десят­ка лет и стал резуль­та­том дея­тель­но­сти мно­гих про­грам­ми­стов-акти­ви­стов, кото­рые поло­жи­ли свои луч­шие годы на то, что­бы сде­лать Интер­нет сво­бод­нее.

К двух­ты­сяч­ным годам бла­го­да­ря про­све­ти­тель­ской рабо­те Ричар­да Столл­ма­на, актив­но­му раз­ви­тию сооб­ще­ства про­грам­ми­стов ядра опе­ра­ци­он­ной систе­мы Linux, ста­ло понят­но, что созда­ние сво­бод­но­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния – сам по себе акти­визм и декла­ра­ция опре­де­лен­ных (кхм, левых, как ска­за­ли бы идео­ло­ги­че­ские сопер­ни­ки, кото­рых хва­та­ло) взгля­дов. 

Если созда­вать что-то для уси­ле­ния голо­са граж­дан, то это что-то долж­но быть, конеч­но же, сво­бод­ным и мас­шта­би­ру­е­мым – тако­ва была логи­ка civic tech еван­ге­ли­стов. Инстру­мен­та­ми для обще­ствен­ных инно­ва­ций мож­но и нуж­но делить­ся, будь это про­грамм­ный код, содер­жа­ние или дан­ные. Код откры­вал­ся, разу­ме­ет­ся, не все­ми civic tech про­ек­та­ми, но его пуб­ли­ка­ция под откры­той лицен­зи­ей была эти­че­ским стан­дар­том. mySociety, напри­мер, пуб­ли­ко­ва­ло все свои раз­ра­бот­ки под откры­той лицен­зи­ей и откры­тым кодом. 

Не только мониторинг

В 2007 году была созда­на онлайн-плат­фор­ма для раз­ме­ще­ния пети­ций Change.org. Пети­ции – инстру­мент граж­дан­ско­го вли­я­ния с доста­точ­но дол­гой исто­ри­ей. Интер­нет дал это­му инстру­мен­ту каче­ствен­но новый охват. Созда­тель плат­фор­мы, выпуск­ник Стен­форд­ско­го уни­вер­си­те­та Бен Рат­трей изна­чаль­но хотел создать соци­аль­ную сеть акти­ви­стов, но фокус плат­фор­мы сме­стил­ся толь­ко к одной груп­пе функ­ций – пуб­ли­ка­ции, рас­про­стра­не­нию и под­пи­си пети­ций. Поз­же вер­сии плат­фор­мы были запу­ще­ны в раз­ных стра­нах Евро­пы и Азии. В 2013 году Change.org появил­ся в Рос­сии. По сло­вам дирек­то­ра плат­фор­мы по Восточ­ной Евро­пе и Цен­траль­ной Азии Дмит­рия Саве­ло­ва, в 2018 году в сред­нем одна пети­ция в день (во всем мире) доби­ва­лась резуль­та­та. 

Плат­фор­ма для раз­ме­ще­ния пети­ций была созда­на в 2007 году. Скрин­шот с сай­та про­ек­та.

Дру­гой гигант civic tech, аме­ри­кан­ская Sunlight Foundation, попу­ля­ри­зи­ро­вал откры­тые дан­ные и раз­ра­бот­ку инстру­мен­тов для рабо­ты с ними. По сло­вам Тома Ли, быв­ше­го дирек­то­ра Sunlight Labs, под­раз­де­ле­ния Sunlight Foundation, с помо­щью civic tech про­ек­тов, кото­рые созда­ет коман­да фон­да, люди могут сле­дить за про­ис­хо­дя­щим в обще­ствен­ных инсти­ту­тах.

Напри­мер, Scout – сер­вис e‑mail-уве­дом­ле­ний о рабо­те реги­о­наль­ных зако­но­да­тель­ных собра­ний в США. Поль­зо­ва­тель (жур­на­лист или акти­вист) мог под­пи­сать­ся на уве­дом­ле­ния по любо­му клю­че­во­му сло­ву, кото­рое всплы­ва­ло бы в новых регу­ли­ру­ю­щих доку­мен­тах. OpenCongress.org, еще один про­ект Sunlight Foundation, создан­ный вме­сте с коман­дой Participatory Politics Foundation, мони­то­рил всю инфор­ма­цию о том, что про­ис­хо­дит в Кон­грес­се США, а так­же все зна­чи­мые пуб­ли­ка­ции СМИ и бло­ге­ров на эту тему. 

Еще одним зна­чи­мым собы­ти­ем в раз­ви­тии граж­дан­ских тех­но­ло­гий ста­ла пуб­ли­ка­ции civic tech плат­фор­мы для граж­дан­ско­го кар­ти­ро­ва­ния «Уша­хи­ди» (Ushahidi, «сви­де­тель­ство» на суа­хи­ли), кото­рая была созда­на, wait for it, кений­ски­ми раз­ра­бот­чи­ка­ми. 

Исто­рия не без дра­ма­тиз­ма. В 2007 году выбо­ры пре­зи­ден­та Кении закон­чи­лись хао­сом и столк­но­ве­ни­я­ми меж­ду сто­рон­ни­ка­ми и про­тив­ни­ка­ми пре­зи­ден­та Киба­ки. Мно­гие медиа были забло­ки­ро­ва­ны. Несколь­ко бло­ге­ров, в чис­ле кото­рых была Ори Око­ло, попро­си­ли жите­лей при­сы­лать сооб­ще­ния о про­ис­хо­дя­щем рядом с ними. Поток инфор­ма­ции ока­зал­ся огром­ным, и Ори Око­ло обра­ти­лась за помо­щью к про­грам­ми­стам. Они созда­ли «Уша­хи­ди», систе­му, кото­рая обра­ба­ты­ва­ла сооб­ще­ния из раз­ных источ­ни­ков и пред­став­ля­ла все полу­чен­ные дан­ные с помо­щью кар­ты. Сво­бо­да уста­нов­ки и изме­не­ния «Уша­хи­ди» при­ве­ла к тому, что появи­лись тыся­чи раз­лич­ных Уша­хи­ди-карт. В какой-то момент их ста­ло так мно­го, а уми­ра­ли они (то есть поль­зо­ва­те­ли теря­ли к ним инте­рес) так быст­ро, что появи­лась отдель­ная «Кар­та мерт­вых карт». 

Cамая извест­ная Уша­хи­ди кар­та в Рос­сии – Кар­та помо­щи постра­дав­шим от пожа­ров. Скрин­шот с сай­та про­ек­та.

В Рос­сии самой извест­ной Уша­хи­ди кар­той ста­ла Кар­та помо­щи постра­дав­шим от пожа­ров – интер­ак­тив­ная кар­та на базе плат­фор­мы «Уша­хи­ди», с помо­щью кото­рой все жела­ю­щие мог­ли помочь жерт­вам лес­ных пожа­ров в Рос­сии 2010 года, оста­вить свои кон­такт­ные дан­ные и инфор­ма­цию о пред­ла­га­е­мой помо­щи. Кол­лек­тив, в кото­рый вхо­дил и осно­ва­тель «Теп­ли­цы» Алек­сей Сидо­рен­ко, полу­чил «Пре­мию Руне­та» за рабо­ту, про­де­лан­ную для помо­щи постра­дав­шим при пожа­рах с помо­щью это­го кар­то­гра­фи­че­ско­го движ­ка. 

Дву­мя года­ми поз­же созда­ния «Уша­хи­ди» и Change, в 2009 году, див­ный новый мир воз­мож­но­стей civic tech толь­ко заби­рал­ся на «кри­вую хай­па». В США была учре­жде­на орга­ни­за­ция Code for America, новый инку­ба­тор граж­дан­ских про­ек­тов – опи­сы­вая созда­ние про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для граж­дан как акт пат­ри­о­ти­че­ской граж­дан­ствен­но­сти, Code for America помо­га­ла про­грам­ми­стам, граж­дан­ским акти­ви­стам, пред­ста­ви­те­лям муни­ци­па­ли­те­тов созда­вать и про­дви­гать при­ло­же­ния, кото­рые поз­во­ля­ют быст­рее и эффек­тив­нее общать­ся обще­ству и вла­сти.

Code for America – инку­ба­тор при­ло­же­ний, кото­рые помо­га­ют эффек­тив­нее общать­ся обще­ству и вла­сти. Скрин­шот с сай­та про­ек­та.

Российский сivic тech

В Рос­сии civic tech начал актив­но раз­ви­вать­ся немно­го поз­же, чем за рубе­жом. Пик появ­ле­ния граж­дан­ских плат­форм и инстру­мен­тов при­шел­ся на 2010–2013 годы. Новые про­ек­ты были свя­за­ны с пере­осмыс­ле­ни­ем мас­сы новых дан­ных, кото­рые появи­лись бла­го­да­ря систем­но­му рас­кры­тию госу­дар­ствен­ной инфор­ма­ции. Нача­ло это­го про­цес­са, кото­рый заклю­чал­ся в рас­кры­тии госу­дар­ствен­ных заку­пок, обя­за­тель­ной пуб­ли­ка­ции декла­ра­ций чинов­ни­ков, обя­за­тель­ной пуб­ли­ка­ции судеб­ных реше­ний и дру­гих мер, мож­но отне­сти к 2005 году. А конец – к 2013 году, когда Рос­сия реши­ла вый­ти из меж­ду­на­род­но­го парт­нер­ства «Откры­то­го пра­ви­тель­ства». В тот отно­си­тель­но корот­кий исто­ри­че­ский отре­зок зако­но­да­тель­ство созда­ло пред­по­сыл­ки для пуб­ли­ка­ции дан­ных, а те, в свою оче­редь, при­ве­ли к появ­ле­нию новых плат­форм.

Одним из пер­вых замет­ных про­ек­тов стал запу­щен­ный коман­дой Фон­да борь­бы с кор­руп­ци­ей (ФБК) про­ект «Рос­Пил» в 2010 году, кото­рый изве­стен не толь­ко тем, что пре­сек весь­ма сомни­тель­ные тен­де­ры, но и тем, что стал пер­вым при­ме­ром мас­штаб­но­го кра­уд­фандин­га на под­держ­ку плат­фор­мы – 10 мил­ли­о­нов руб­лей. В 2011 году ФБК запу­стил «РосЯ­му», с помо­щью кото­рой люди мог­ли жало­вать­ся на дорож­ные служ­бы и доби­вать­ся ремон­та на доро­гах. Пред­по­сыл­кой к созда­нию про­ек­та ста­ла исто­рия бло­ге­ра Федо­ра Езее­ва, кото­ро­му уда­лось добить­ся от мест­ной вла­сти ремон­та дорож­но­го покры­тия воз­ле его дома в Крас­но­гор­ске.

«РосЯ­ма» помо­га­ет граж­да­нам до сих пор – в базе более 140 тысяч дорож­ных ям. Скрин­шот с сай­та про­ек­та.

Поль­зо­ва­те­ли «РосЯ­мы» загру­жа­ют фото­гра­фию и коор­ди­на­ты дорож­но­го дефек­та, нару­ша­ю­ще­го ГОСТ. После сайт пред­ла­га­ет запол­нить фор­му и отпра­вить жало­бу в ГИБДД. Если после двух обра­ще­ний жало­ба так и не будет закры­та, сайт помо­жет сге­не­ри­ро­вать заяв­ле­ние в про­ку­ра­ту­ру. В 2012 году коман­да Фон­да борь­бы с кор­руп­ци­ей запу­сти­ла еще один про­ект – сайт «РосЖКХ», онлайн-сер­вис для пода­чи заяв­ле­ний в ком­му­наль­ные служ­бы. Поль­зо­ва­те­ли выби­ра­ли на сай­те тип нару­ше­ния, напри­мер, «гряз­ный пол в лиф­те» или «сло­ман­ная дет­ская пло­щад­ка», ука­зы­ва­ли адрес и отправ­ля­ли гото­вое заяв­ле­ние в ком­му­наль­ные служ­бы. 

В 2011 году коман­да «Тран­спе­рен­си Интер­неш­нл – Рос­сия» созда­ла про­ект «Декла­ра­тор», кото­рый соби­ра­ет в одном месте раз­роз­нен­ные пуб­лич­ные декла­ра­ции чинов­ни­ков, кото­рые они долж­ны пуб­ли­ко­вать. С тех пор «Декла­ра­тор» стал самым высо­ко­тех­но­ло­гич­ным про­ек­том орга­ни­за­ции. На осно­ве его дан­ных «Тран­спе­рен­си Интер­неш­нл – Рос­сия» про­ве­ла несколь­ко хака­то­нов, а с помо­щью кос­вен­ной инфор­ма­ции, доступ­ной из декла­ра­ций, ока­за­лось, мож­но делать рас­сле­до­ва­ния, напри­мер, о пере­ме­ще­ни­ях целых групп чинов­ни­ков.

Еще по теме: 12 онлайн-баз дан­ных для поис­ка инфор­ма­ции

В Санкт-Петер­бур­ге в это же вре­мя появи­лось дви­же­ние «Кра­си­вый Петер­бург». В доме акти­ви­ста Кра­си­ми­ра Вран­ски откры­ли круг­ло­су­точ­ный мага­зин по про­да­же алко­го­ля. После это­го во дво­ре по ночам ста­ли соби­рать­ся ком­па­нии, кото­рые шуме­ли и даже стре­ля­ли по бан­кам. Кра­си­мир Вран­ски решил дей­ство­вать, собрал под­пи­си недо­воль­ных жиль­цов и отпра­вил жало­бы чинов­ни­кам. Мага­зин закры­ли, но Вран­ски решил на этом не оста­нав­ли­вать­ся. Он создал «ВКон­так­те» груп­пу «Кра­си­вый Петер­бург» и стал соби­рать еди­но­мыш­лен­ни­ков, кото­рые хоте­ли бороть­ся с про­бле­ма­ми город­ской сре­ды.

Поз­же был запу­щен и сайт, помо­га­ю­щий горо­жа­нам сооб­щать о про­бле­мах и нару­ше­ни­ях бла­го­устрой­ства. В даль­ней­шем плат­фор­ма, создан­ная петер­бург­ским раз­ра­бот­чи­ком Алек­се­ем Кона­ном, была рас­ши­ре­на на несколь­ко десят­ков горо­дов по всей Рос­сии. Кра­си­мир Вран­ски про­дол­жа­ет оста­вать­ся важ­ным обще­ствен­ным лиде­ром и даже бал­ло­ти­ро­вал­ся на долж­ность мэра Петер­бур­га в 2019 году, но без­успеш­но.

Дви­же­ние «Кра­си­вый Петер­бург» нача­лось с лич­ной исто­рии акти­ви­ста Кра­си­ми­ра Вран­ски. Скрин­шот с сай­та про­ек­та.

В 2012 году петер­бург­ский дата-акти­вист Глеб Суво­ров с кол­ле­гой Вади­мом Троп­ни­ко­вым запу­сти­ли бес­плат­ный пор­тал «Роспра­во­су­дие» с мил­ли­о­на­ми судеб­ных реше­ний, опуб­ли­ко­ван­ных в доступ­ной фор­ме, выка­чан­ных из систе­мы ГАС «Пра­во­су­дие». Сайт быст­ро набрал извест­ность, но спу­стя три года созда­те­ли рассо­ри­лись. Про­ект испы­ты­вал все боль­шее дав­ле­ние, то со сто­ро­ны боль­шо­го кри­ми­на­ла, то со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. В 2018 году «РосПра­во­су­дие» ока­за­лось и вовсе забло­ки­ро­ва­но Рос­ком­над­зо­ром. На сего­дня сайт досту­пен толь­ко в сети TOR. 

Ряд рос­сий­ских civic tech про­ек­тов, кото­рые про­дол­жа­ют рабо­тать до сих пор, были запу­ще­ны Ива­ном Бег­ти­ным, раз­ра­бот­чи­ком, пред­при­ни­ма­те­лем и попу­ля­ри­за­то­ром откры­то­сти. В 2014 году авто­ном­ная неком­мер­че­ская орга­ни­за­ция «Инфор­ма­ци­он­ная куль­ту­ра», учре­жден­ная Бег­ти­ным, в парт­нер­стве с «Коми­те­том граж­дан­ских ини­ци­а­тив», запу­сти­ла плат­фор­му Гос­за­тра­тры, упро­ща­ю­щую поль­зо­ва­те­лям поиск инфор­ма­ции о рас­хо­до­ва­нии госу­дар­ствен­ных средств. «Инфо­куль­ту­ра» выбра­ла менее кон­фликт­ный, по срав­не­нию с ФБК, под­ход к откры­тию дан­ных, сосре­до­то­чив­шись на при­о­ри­те­те досту­па к дан­ным, свя­зан­ным с клю­че­вы­ми для обще­ства вопро­са­ми, неже­ли на анти­кор­руп­ци­он­ной состав­ля­ю­щей. 

Уже поз­же, в 2017 году, «Инфо­куль­ту­ра» запу­сти­ла плат­фор­му «Откры­тые НКО», с помо­щью кото­рой поль­зо­ва­те­ли могут най­ти дан­ные о неком­мер­че­ских орга­ни­за­ци­ях в зна­чи­тель­но более доступ­ной фор­ме, чем на сай­те Мини­стер­ства юсти­ции. Кро­ме того, инно­ва­ци­ей «Инфо­куль­ту­ры» ста­ло то, что на сво­их пор­та­лах орга­ни­за­ция ста­ла соеди­нять раз­лич­ные набо­ры откры­тых дан­ных. Напри­мер, на пор­та­ле «Откры­тых НКО» мож­но най­ти не толь­ко инфор­ма­цию об НКО, собран­ную с сай­та Миню­ста, но и све­де­ния о финан­си­ро­ва­нии и под­держ­ке из госу­дар­ствен­ных источ­ни­ков (этих дан­ных Минюст не пуб­ли­ку­ет в прин­ци­пе).

Завер­шил эпо­ху про­ект «Дис­сер­нет», создан­ный сооб­ще­ством уче­ных и жур­на­ли­стов в 2013 году с целью поис­ка пла­ги­а­та, а так­же пра­вил и регла­мен­тов при­суж­де­ния уче­ных сте­пе­ней. «Дис­сер­нет» вос­поль­зо­вал­ся появив­ши­ми­ся нака­нуне воз­мож­но­стя­ми полу­ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­но­го выяв­ле­ния пла­ги­а­та. Рас­ска­зы­вая про один из пер­вых слу­ча­ев, Андрей Ростов­цев, соос­но­ва­тель про­ек­та опи­сал: «В дис­сер­та­ции мно­го заим­ство­ва­ний. Как это выяс­ни­лось? Люди из коми­те­та бра­ли кусоч­ки фраз и про­ве­ря­ли их в Google. […] Я пооб­щал­ся с людь­ми из про­ек­та VroniPlag и понял, что вруч­ную с помо­щью поис­ко­вых систем про­ве­рять дис­сер­та­ции глу­по, это все мож­но авто­ма­ти­зи­ро­вать».

«Таб­ли­ца заим­ство­ва­ний» с сай­та «Дис­сер­нет».

Немец­кий про­ект VroniPlag появил­ся все­го дву­мя года­ми рань­ше – имен­но отту­да, в част­но­сти, было взя­то вдох­но­ве­ние для суще­ствен­но дора­бо­тан­ной «таб­ли­цы заим­ство­ва­ний», скрин­шо­ты кото­рой ста­ли отли­чи­тель­ным при­зна­ком ана­ли­за недоб­ро­со­вест­ных дис­сер­та­ций. Впо­след­ствии рос­сий­ский про­ект на поря­док пре­взо­шел VroniPlag – более 10 тысяч обна­ру­жен­ных пла­ги­а­то­ров про­тив око­ло полу­то­ра сотен у нем­цев.

Где civic tech, а где govtech? 

Парал­лель­но с ини­ци­а­ти­ва­ми, кото­рые запус­ка­ли сами граж­дане для более эффек­тив­но­го обще­ния с вла­стя­ми, ста­ли появ­лять­ся про­ек­ты, кото­рые созда­ва­лись пра­ви­тель­ства­ми. Они полу­чи­ли назва­ние govtech (government technology – госу­дар­ствен­ные тех­но­ло­гии. – Прим. ред.).

Если пред­те­чей civic tech ста­ло бри­тан­ское обсуж­де­ние зако­но­про­ек­тов в 1996 году, то одним из пер­вых про­то­ти­пов govtech стал пор­тал e‑Estonia, кото­рый был запу­щен пра­ви­тель­ством Эсто­нии еще в 1997 году. Плат­фор­ма до сих пор успеш­но рабо­та­ет, с ее помо­щью граж­дане могут пла­тить нало­ги, голо­со­вать и полу­чать рецеп­ты на лекар­ства. Рос­си­яне хоро­шо зна­ют Госус­лу­ги, пор­тал, кото­рый в декаб­ре 2019 года отме­тил 10-летие и на сего­дня насчи­ты­ва­ет 103 мил­ли­о­на поль­зо­ва­те­лей. 

С одной сто­ро­ны, мож­но гово­рить о том, что civic и govtech – зани­ма­ют­ся одним и тем же, про­сто у них раз­ные учре­ди­те­ли. При этом слу­ча­ет­ся, что из civic tech про­ек­ты пере­хо­дят в gov tech и могут отве­чать основ­ным зада­чам граж­дан­ских тех­но­ло­гий – про­зрач­но­сти и под­от­чет­но­сти. Напри­мер, часть коман­ды «Инфо­куль­ту­ры», созда­вав­шая civic tech про­ект «Гос­За­тра­ты», пере­шла в Счет­ную пала­ту и созда­ла уже govtech про­ект «Госрас­хо­ды», пере­дав госу­дар­ствен­но­му пор­та­лу фило­со­фию откры­то­сти. 

Есть и аль­тер­на­тив­ное виде­ние, что у двух обла­стей тех­но­ло­гий прин­ци­пи­аль­но раз­ные при­о­ри­те­ты. Если у civic tech про­ек­тов основ­ной при­о­ри­тет на граж­да­нах и их воз­мож­но­стях вли­я­ния на ситу­а­цию, то у govtech основ­ной при­о­ри­тет в опти­ми­за­ции управ­ле­ния и ока­за­ния госу­дар­ствен­ных услуг насе­ле­нию. 

Изучение результатов 

Не все про­ек­ты пер­вой вол­ны civic tech ока­за­лись успеш­ны­ми. Часть из них так и не смог­ли решить про­бле­му заин­те­ре­со­ван­но­сти граж­дан. Ока­за­лось, что люди не так актив­но вовле­ка­ют­ся в интер­ак­тив­ные фор­ма­ты civic tech про­ек­тов и дале­ко не все­гда гото­вы само­сто­я­тель­но кон­тро­ли­ро­вать обще­ствен­ные инсти­ту­ты. 

Еще один барьер, с кото­рым столк­ну­лись граж­дан­ские тех­но­ло­гии, – поиск устой­чи­вой биз­нес-моде­ли. Что­бы вый­ти на само­оку­па­е­мость и рабо­тать не толь­ко на гран­ты или собран­ные пожерт­во­ва­ния, части про­ек­тов при­шлось поме­нять направ­ле­ние рабо­ты. 

Были при­ме­ры того, как civic tech про­ек­ты пол­но­стью меня­ли свое назна­че­ние и ста­но­ви­лись успеш­ны­ми стар­та­па­ми. Самый извест­ный при­мер – сайт Groupon. Изна­чаль­но Энд­рю Мэй­сон, созда­тель про­ек­та, запу­стил сайт thepoint.com. С помо­щью ресур­са незна­ко­мые люди мог­ли дого­ва­ри­вать­ся о сов­мест­ных акци­ях и решать общие про­бле­мы. Но про­ект не при­но­сил денег. Тогда Мэй­сон понял, что плат­фор­ма поз­во­ля­ет не толь­ко про­во­дить неком­мер­че­ские акции, но и совер­шать кол­лек­тив­ные покуп­ки, полу­чая замет­ные скид­ки. Так появил­ся круп­ней­ший купо­на­тор Groupon.

Заключение

«В нача­ле про­шло­го деся­ти­ле­тия на волне раз­ви­тия граж­дан­ских при­ло­же­ний мно­гие смот­ре­ли на про­ис­хо­дя­щее и буду­щее сквозь розо­вые очки. Дей­стви­тель­но, был бум при­ло­же­ний, кото­рые пре­тен­ду­ют на обще­ствен­ные пере­ме­ны и вовле­че­ние граж­дан, но это либо были крат­ко­сроч­ные про­ек­ты, направ­лен­ные на полу­че­ние меди­а­эф­фек­та, либо их созда­те­ли не смог­ли при­влечь доста­точ­но ресур­сов и не смог­ли выжить. Ино­гда civic tech может дать быст­рый резуль­тат, но в целом – это игра в дол­гую, и надо быть к ней гото­вы­ми. Сей­час граж­дан­ские про­ек­ты кон­ку­ри­ру­ют с govtech не напря­мую, а в инфор­ма­ци­он­ном поле. У госу­дар­ства все­гда будет боль­ше воз­мож­но­стей орга­ни­зо­вы­вать и кон­тро­ли­ро­вать жизнь граж­дан. Но я уве­рен, что даже бло­ки­ров­ки не смо­гут загу­бить граж­дан­ские тех­но­ло­гии, запу­щен­ные про­ек­ты про­дол­жат рабо­тать, и будут появ­лять­ся новые». Андрей Жвир­б­лис, руко­во­ди­тель про­ек­та «Декла­ра­тор»

Чем, в ито­ге, сей­час зани­ма­ют­ся civic tech про­ек­ты? Мож­но точ­но гово­рить как мини­мум о четы­рех функ­ци­ях: 

  • вовле­ка­ют граж­дан в обще­ствен­ные про­цес­сы;
  • помо­га­ют граж­да­нам мони­то­рить предо­став­ле­ние услуг обще­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми;
  • предо­став­ля­ют струк­ту­ри­ро­ван­ную инфор­ма­цию для при­ня­тия тех или иных реше­ний;
  • дела­ют ранее скры­тую, недо­ступ­ную или непро­зрач­ную инфор­ма­цию пуб­лич­ной.

Несмот­ря на то, что мно­гие про­ек­ты столк­ну­лись со сла­бым пер­вич­ным откли­ком, сам под­ход в ком­му­ни­ка­ции меж­ду людь­ми и обще­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми изме­нил­ся. Отпра­вить жало­бу, пред­ло­жить свою помощь, най­ти инфор­ма­цию о рабо­те госу­дар­ствен­ных орга­нов – все это с раз­ви­ти­ем граж­дан­ских тех­но­ло­гий ста­ло воз­мож­но онлайн. 

Civic tech про­ек­ты изме­ни­ли пред­став­ле­ние людей о том, как мож­но менять сре­ду вокруг себя к луч­ше­му, и откры­ли новые воз­мож­но­сти для не иерар­хи­че­ско­го соучаст­ву­ю­ще­го сете­во­го вза­и­мо­дей­ствия. Смог­ли ли они сде­лать из нас луч­ших граж­дан? Исто­рия не допи­са­на, но мож­но точ­но ска­зать, что да, какую-то часть граж­дан про­ек­ты точ­но изме­ни­ли – по край­ней мере десят­ки тысяч тех, кто созда­вал и поль­зо­вал­ся эти­ми плат­фор­ма­ми, изу­чал труд­но­до­ступ­ные юри­ди­че­ские доку­мен­ты, бил­ся в сете­вых дис­кус­си­ях и про­во­дил бес­сон­ные ночи за почин­кой пар­се­ров дан­ных. Эти люди точ­но ста­ли луч­ши­ми граж­да­на­ми, кото­рых не было рань­ше.

База знаний

Еще по теме