Запрещено и опасно: три темы, на которые нужно писать осторожно

Svetlana Kuzevanova
Как не полу­чить штраф и не попасть под бло­ки­ров­ку? Объ­яс­ня­ет стар­ший юрист Цен­тра защи­ты прав СМИ Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва. На фото: Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва, автор фото: Алек­сандра Григ

В Рос­сии око­ло 20 осно­ва­ний для бло­ки­ров­ки сай­та. Соглас­но зако­нам огра­ни­чить доступ мож­но не толь­ко к сай­там СМИ, но и к любым ресур­сам, в том чис­ле, и к сай­там неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций. Спе­ци­аль­но для «Теп­ли­цы соци­аль­ных тех­но­ло­гий» стар­ший юрист Цен­тра защи­ты прав СМИ Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва обо­зна­чи­ла три темы, на кото­рые сле­ду­ет писать с осто­рож­но­стью, что­бы не ока­зать­ся под бло­ки­ров­кой и не попла­тить­ся круп­ным штра­фом. 

Имей­те в виду, что ниже не пол­ный спи­сок того, за что могут забло­ки­ро­вать ресурс. Все при­чи­ны про­пи­са­ны в Феде­раль­ном законе «Об инфор­ма­ции, инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­ги­ях и о защи­те инфор­ма­ции». Доступ к ресур­су мож­но огра­ни­чить, напри­мер, за при­зы­вы к совер­ше­нию само­убий­ства, рас­про­стра­не­ние запре­щен­ной инфор­ма­ции о нар­ко­ти­ках, дет­ской пор­но­гра­фии, оскорб­ле­ние вла­сти, пуб­ли­ка­цию недо­сто­вер­ной обще­ствен­но зна­чи­мой инфор­ма­ции под видом досто­вер­ной (фей­ко­вые ново­сти), рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции о детях-жерт­вах, нару­ше­ние зако­но­да­тель­ства об автор­ских пра­вах, пер­со­наль­ных дан­ных.

Наркотики 

В Рос­сии актив­но борют­ся с про­па­ган­дой нар­ко­ти­ков в Интер­не­те, СМИ и бло­гах. Зача­стую эта борь­ба вхо­дит в кон­фликт инте­ре­сов со стрем­ле­ни­ем жур­на­ли­стов, бло­ге­ров и акти­ви­стов при­влечь вни­ма­ние к про­бле­ме нар­ко­ма­нии. Поэто­му, если вы пише­те об этом, то важ­но пом­нить, что имен­но нель­зя озву­чи­вать. Итак, что­бы не попасть под бло­ки­ров­ку по ста­тье 15.1 Зако­на «Об инфор­ма­ции, инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­ги­ях и о защи­те инфор­ма­ции», не сто­ит: 

  • рас­ска­зы­вать о спо­со­бах, мето­дах раз­ра­бот­ки, изго­тов­ле­ния и исполь­зо­ва­ния таких веществ;
  • рас­про­стра­нять инфор­ма­цию о местах про­из­рас­та­ния, спо­со­бах выра­щи­ва­ния рас­те­ний, име­ю­щих нар­ко­ти­че­ский или пси­хо­троп­ный эффект, о спо­со­бах их обра­бот­ки или упо­треб­ле­ния;
  • рас­ска­зы­вать о спо­со­бах ухо­да от уго­лов­ной и адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти за пра­во­на­ру­ше­ния, свя­зан­ные с неза­кон­ным обо­ро­том этих рас­те­ний и веществ;
  • ука­зы­вать места их при­об­ре­те­ния, цены, спо­со­бы полу­че­ния;
  • рас­про­стра­нять инфор­ма­цию, кото­рая фор­ми­ру­ет поло­жи­тель­ный образ лиц, упо­треб­ля­ю­щих нар­ко­ти­ки и пси­хо­троп­ные пре­па­ра­ты, про­из­во­дя­щих или рас­про­стра­ня­ю­щих их.

Эти огра­ни­че­ния каса­ют­ся не толь­ко инфор­ма­ции о самих нар­ко­ти­че­ских сред­ствах, но и об их ана­ло­гах и пре­кур­со­рах –веще­ствах, из кото­рых мож­но полу­чить нар­ко­ти­ки. А еще – инфор­ма­ции о пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тах и новых потен­ци­аль­но опас­ных пси­хо­ак­тив­ных веще­ствах. 

«Зача­стую очень слож­но напи­сать, напри­мер, о так назы­ва­е­мой аптеч­ной нар­ко­ма­нии, не упо­мя­нув, к при­ме­ру, назва­ние лекарств, кото­рые дают нар­ко­ти­че­ский эффект, или назва­ния аптек, где в обход зако­на мож­но купить пре­па­рат без рецеп­та вра­ча. Но даже если у вас нет цели про­па­ган­ди­ро­вать упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков, даже если в тек­сте тыся­чу раз ука­за­но, что нар­ко­ти­ки – зло, рас­про­стра­не­ние этой инфор­ма­ции кон­тро­ли­ру­ю­щие орга­ны могут посчи­тать нару­ше­ни­ем зако­на. И тогда нару­ши­те­лям гро­зит бло­ки­ров­ка и адми­ни­стра­тив­ный штраф по ст. 6.13 КоАП (для юрлиц – от 800 тысяч до 1 млн руб­лей)». Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва. 

К сло­ву, сей­час в Там­бо­ве суд рас­смат­ри­ва­ет дело об адми­ни­стра­тив­ном пра­во­на­ру­ше­нии, пово­дом для кото­ро­го ста­ла замет­ка об иссле­до­ва­нии уче­ных: они дока­за­ли, что один из пре­па­ра­тов, кото­рый в Рос­сии отно­сит­ся к нар­ко­ти­че­ским, может помочь в лече­нии алко­голь­ной зави­си­мо­сти.

Самоубийства 

Рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции о само­убий­ствах регу­ли­ру­ет­ся той же ста­тьей 15.1 Зако­на «Об инфор­ма­ции, инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­ги­ях и о защи­те инфор­ма­ции». Вопре­ки рас­хо­же­му мне­нию, писать сами сло­ва «само­убий­ство» и «суи­цид» не запре­ще­но. Запре­ще­ны толь­ко инфор­ма­ция о спо­со­бах совер­ше­ния само­убий­ства и при­зы­вы к нему. 

К инфор­ма­ции о спо­со­бах совер­ше­ния само­убий­ства кон­тро­ли­ру­ю­щие орга­ны отно­сят:

  • инфор­ма­цию об одном или более спо­со­бах совер­ше­ния само­убий­ства: их опи­са­ние или демон­стра­цию. Сюда отно­сят­ся, напри­мер, тек­сто­вое опи­са­ние или изоб­ра­же­ние про­цес­са само­убий­ства, после­до­ва­тель­но­сти необ­хо­ди­мых дей­ствий, воз­мож­ных резуль­та­тов, необ­хо­ди­мых средств и т.д.;
  • инфор­ма­цию о сово­куп­но­сти необ­хо­ди­мых для само­убий­ства усло­вий: выбор места, вре­ме­ни, спо­со­ба, иные под­го­то­ви­тель­ные дей­ствия, кото­рые необ­хо­ди­мо совер­шить.

С при­зы­ва­ми слож­нее. По мне­нию пред­ста­ви­те­лей орга­нов вла­сти, это:

  • ука­за­ние на само­убий­ство как спо­соб реше­ния про­бле­мы (вклю­чая опро­сы, тесты, рей­тин­ги, где суи­цид высту­па­ет как вари­ант);
  • поло­жи­тель­ная оцен­ка или одоб­ре­ние само­убий­ства;
  • при­зы­вы и аргу­мен­ты в поль­зу само­убий­ства (в том чис­ле и кос­вен­ные);
  • при­ме­ры совер­ше­ния само­убий­ства с их поло­жи­тель­ной оцен­кой;
  • осуж­де­ние и высме­и­ва­ние неудач­ных попы­ток само­убий­ства;
  • объ­яв­ле­ния о зна­ком­стве с целью совер­ше­ния само­убий­ства.

Такая широ­кая трак­тов­ка часто ста­но­вит­ся при­чи­ной стран­ных реше­ний. Напри­мер, в 2015 году Рос­ком­над­зор потре­бо­вал отре­дак­ти­ро­вать текст об онко­боль­ных людях, покон­чив­ших с собой из-за отсут­ствия обез­бо­ли­ва­ю­щих пре­па­ра­тов, кото­рый вышел на интер­нет-пор­та­ле «Пра­во­сла­вие и мир». Экс­пер­ты реши­ли, что в тек­сте о само­убий­ствах онко­боль­ных людей есть при­зы­вы: яко­бы суи­цид в тек­сте выгля­дел как спо­соб реше­ния про­бле­мы.

Митинги и шествия 

Еще одно осно­ва­ние для бло­ки­ров­ки любо­го ресур­са – при­зы­вы к уча­стию в мас­со­вых акци­ях, кото­рые про­во­дят­ся с нару­ше­ни­ем уста­нов­лен­но­го зако­ном поряд­ка. Обыч­но такие акции назы­ва­ют несо­гла­со­ван­ны­ми. За нару­ше­ние может насту­пить досу­деб­ная бло­ки­ров­ка. Эта нор­ма появи­лась в рос­сий­ском зако­но­да­тель­стве в 2014 году. По ней были забло­ки­ро­ва­ны изда­ния «Еже­днев­ный жур­нал», «Грани.ру» и «Каспаров.ру». Доступ к этим ресур­сам до сих пор не вос­ста­нов­лен, при­чем ни одно из СМИ не смог­ло узнать, какие имен­но пуб­ли­ка­ции ста­ли при­чи­ной для бло­ки­ров­ки.

Итак, забло­ки­ро­вать могут ресурс, на кото­ром есть инфор­ма­ция, кото­рая содер­жит при­зы­вы к: 

  • мас­со­вым бес­по­ряд­кам;
  • осу­ществ­ле­нию экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти;
  • уча­стию в мас­со­вых (пуб­лич­ных) меро­при­я­ти­ях, про­во­ди­мых с нару­ше­ни­ем уста­нов­лен­но­го поряд­ка.

Эти осно­ва­ния на прак­ти­ке зача­стую тол­ку­ют­ся очень широ­ко. Напри­мер, в ходе судеб­но­го про­цес­са об обжа­ло­ва­нии бло­ки­ров­ки «Еже­днев­но­го жур­на­ла» пред­ста­ви­те­ли изда­ния пыта­лись выяс­нить, за что имен­но был забло­ки­ро­ван сайт. Пред­ста­ви­те­ли кон­тро­ли­ру­ю­щих ведомств пояс­ни­ли, что на сай­те был раз­дел «Болот­ное дело», в кото­ром осве­ща­лись судеб­ные про­цес­сы над его фигу­ран­та­ми. По мне­нию Ген­про­ку­ра­ту­ры, опи­са­ние судов фак­ти­че­ски было одоб­ре­ни­ем подоб­ной фор­мы про­те­стов и при­зна­ни­ем ее допу­сти­мой.

«Опас­ность бло­ки­ро­вок заклю­ча­ет­ся преж­де все­го в неэф­фек­тив­ном, нера­бо­та­ю­щем меха­низ­ме вос­ста­нов­ле­ния досту­па к сай­там. По нашей прак­ти­ке боль­шин­ство забло­ки­ро­ван­ных сай­тов не смог­ли раз­бло­ки­ро­вать­ся. Уда­ет­ся это еди­ни­цам, и то в слу­чае когда бло­ки­ров­ка была либо оши­боч­ной, либо с серьез­ным нару­ше­ни­ем про­це­ду­ры. Еще одна про­бле­ма – про­из­воль­ная бло­ки­ров­ка сай­та цели­ком вме­сто огра­ни­че­ния досту­па к кон­крет­ной стра­ни­це с запре­щен­ной инфор­ма­ци­ей. Такая излиш­няя мера спо­соб­на быст­ро лишить ресурс воз­мож­но­сти рас­про­стра­нять инфор­ма­цию в Рос­сии фак­ти­че­ски без шан­са на вос­ста­нов­ле­ние досту­па в буду­щем. Даже если они обра­тят­ся в суд, уйти на это могут и меся­цы, и годы, и не факт, что полу­чит­ся», – ска­за­ла Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва. 

Для справки

«Центр защи­ты прав СМИ» – экс­перт­ная орга­ни­за­ция, помо­га­ю­щая жур­на­ли­стам, бло­ге­рам, фото­гра­фам и СМИ в судах. Мы ведем кон­суль­та­ции по вопро­сам медиа­пра­ва, а так­же про­во­дим бес­плат­ные тре­нин­ги и веби­на­ры. В 2015 году Центр внес­ли в реестр неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций, кото­рые выпол­ня­ют функ­ции ино­стран­ных аген­тов. 

Груп­па в Facebook

Про­ект во «ВКон­так­те» «Пра­ви­ла выжи­ва­ния в сети».

Telegram: «Циф­ро­вое сред­не­ве­ко­вье».

Еще по теме