От бумажных бланков до нейросети: как данные и статистика помогают командам социальных проектов

Liza Yaznevich
Исто­рии ваших кол­лег: как отсто­ять пра­во оди­ноч­ных пике­тов и най­ти людей в лесу с помо­щью дан­ных. На фото: Ели­за­ве­та Язне­вич, кура­тор сес­сии про дан­ные для НКО. Автор фото: Соня Пуга­че­ва.

Ста­ти­сти­ка помог­ла неком­мер­че­ским орга­ни­за­ци­ям воз­об­но­вить постав­ки жиз­нен­но важ­ных меди­ка­мен­тов, отсто­ять пра­во оди­ноч­ных пике­тов в реги­о­наль­ном зако­но­да­тель­стве и най­ти людей в лесу. На Дне откры­тых дан­ных 7 мар­та 2020 года участ­ни­ки сес­сии «Как дан­ные помо­га­ют в рабо­те соци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ных НКО?» поде­ли­лись сво­им успеш­ным опы­том сбо­ра дан­ных и ана­ли­ти­ки. Ана­ста­сия Серо­ва собра­ла глав­ные идеи и выво­ды.

По сло­вам спе­ци­а­ли­стов, быва­ет так, что циф­ры на сай­те гос­за­ку­пок отли­ча­ют­ся от чис­ла полу­чив­ших лече­ние, а ино­гда офи­ци­аль­ную ста­ти­сти­ку вооб­ще труд­но отыс­кать. Поэто­му НКО вынуж­де­ны добы­вать их сами, а это тре­бу­ет допол­ни­тель­ных ресур­сов. Сре­ди барье­ров, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся бла­го­тво­ри­тель­ные орга­ни­за­ции: нехват­ка денег, людей, ком­пе­тен­ций и в край­нем слу­чае пони­ма­ния, как исполь­зо­вать собран­ные дан­ные, и жела­ния.

Как собрать данные о загрязнении по всей России с помощью эко-акции

Ирина Козловских, куратор Greenpeace
Ири­на Коз­лов­ских, кура­тор Greenpeace. Автор фото: Соня Пуга­че­ва.

В 2016 году евро­пей­ский отдел Greenpeace про­вел акцию по сбо­ру мусо­ра на 276 пля­жах, что­бы поде­лить­ся дан­ны­ми о загряз­не­нии с пра­ви­тель­ства­ми стран. Кура­то­ры рос­сий­ско­го отде­ле­ния «Грин­пис» реши­ли запу­стить схо­жую акцию и повто­рить успех евро­пей­ских кол­лег. Жите­ли из 171 горо­да вышли под­дер­жать про­ект и про­ве­ли 274 «пла­сти­квот­чин­га», так назва­ли акцию орга­ни­за­то­ры. Волон­те­ры собра­ли часть мусо­ра, про­ана­ли­зи­ро­ва­ли инфор­ма­цию и под­го­то­ви­ли ста­ти­сти­ку по типу отхо­дов и их про­цент­ное соот­но­ше­ние. Выяс­ни­лось, что самый рас­про­стра­нен­ный загряз­ни­тель в нашей стране – это сига­рет­ные окур­ки.

Инфо­гра­фи­ка Грин­пис Рос­сии, скрин­шот из пре­зен­та­ции Ири­ны Кощ­лов­ских.

Что­бы про­ве­сти такую мас­штаб­ную акцию и пра­виль­но собрать дан­ные, коман­да Грин­пис напи­са­ла инструк­цию для волон­те­ров. В ней кура­то­ры объ­яс­ни­ли, на каких тер­ри­то­ри­ях сто­ит уби­рать­ся, какая пло­щадь покры­тия тре­бу­ет­ся и какой мусор нуж­но соби­рать. Кро­ме подроб­ной инструк­ции, участ­ни­ки акции все­гда мог­ли обра­тить­ся за помо­щью онлайн: для под­держ­ки про­ек­та Грин­пис запу­сти­ла чат в WhatsApp.

Ири­на Коз­лов­ских, коор­ди­на­тор про­ек­та «Ноль отхо­дов», объ­яс­ни­ла слу­ша­те­лям сес­сии, что акту­аль­ность и пока­за­тель­ность про­бле­мы зави­се­ли от чис­ла участ­ни­ков, поэто­му коман­да про­ек­та про­ве­ла широ­кую PR-кам­па­нию по при­вле­че­нию людей. Брос­кое сло­во «пла­сти­квот­чинг» ста­ло одно­вре­мен­но при­вле­ка­ю­щим и спор­ным: в соц­се­тях невзлю­би­ли его ино­стран­ное про­ис­хож­де­ние. Допол­ни­тель­ную рекла­му акции обес­пе­чи­ли фото­гра­фии участ­ни­ков в Instagram. Так­же жур­на­лист­ка Грин­пис напи­са­ла исто­рию об опы­те участ­ни­ков сов­мест­но с «Таки­ми дела­ми», что­бы при­влечь вни­ма­ние новой ауди­то­рии.

По ито­гам кам­па­нии: пети­цию под­пи­са­ли 128 тысяч чело­век; доку­мен­ты с под­пи­ся­ми пере­да­ли в Мин­при­ро­ды; а на про­бле­му пла­сти­ка отклик­ну­лись реги­о­наль­ные вла­сти Удмур­тии и Каре­лии. И даже после завер­ше­ния про­ек­та неко­то­рые про­дол­жа­ли выхо­дить на «пла­сти­квот­чин­ги» и выкла­ды­вать фото­гра­фии в онлайн. Кура­то­ры Грин­пис реши­ли, что это хоро­ший при­мер вовле­че­ния ауди­то­рии, поэто­му в 2020 году акция прой­дет сно­ва.

Как гугл-форма помогает распределять одежду для повторного применения

Изображение из отчета фонда на сайте vtoroe.ru
Изоб­ра­же­ние из отче­та фон­да на сай­те vtoroe.ru

Коман­да бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Вто­рое дыха­ние» при­ви­ва­ет куль­ту­ру осо­знан­но­го потреб­ле­ния. Око­ло 100 их кон­тей­не­ров уста­нов­ле­ны в раз­ных частях Моск­вы и Мос­ков­ской обла­сти, что­бы люди мог­ли сдать туда ненуж­ную одеж­ду. После рас­сор­ти­ров­ки изно­шен­ные вещи отправ­ля­ют на пере­ра­бот­ку, а те, что в хоро­шем состо­я­нии, – в мага­зи­ны на пере­про­да­жу или в госу­дар­ствен­ные цен­тры помо­щи.

«Рабо­та «Вто­ро­го дыха­ния» обес­пе­чи­ва­ет одеж­дой более 50 тысяч людей из соци­аль­но неза­щи­щен­ной груп­пы насе­ле­ния», – поде­ли­лась дан­ны­ми Дарья Алек­се­е­ва, осно­ва­тель­ни­ца фон­да.

Что­бы улуч­шить каче­ство помо­щи, то есть опре­де­лить, в каких вещах нуж­да­ют­ся люди из раз­ных учре­жде­ний, кура­то­ры нача­ли соби­рать отче­ты от бла­го­по­лу­ча­те­лей. Изна­чаль­но это были запол­нен­ные от руки блан­ки, кото­рые труд­но понять и ана­ли­зи­ро­вать. Такой фор­мат опро­са помог узнать каче­ство рабо­ты сотруд­ни­ков на местах и осо­бен­но­сти гос­учре­жде­ний. Но он не давал пред­став­ле­ния о потреб­но­стях людей в вещах.

«Ты посы­ла­ешь две тон­ны одеж­ды, что­бы из нее сде­ла­ли тек­стиль­ные мат­ра­сы, покры­ва­ла, а тебе в ответ при­сы­ла­ют фото наря­жен­ной соба­ки и гово­рят: «Очень класс­но, нам понра­ви­лось!» – Дарья Алек­се­е­ва.

Более подроб­ные отзы­вы о каче­стве под­держ­ки помог­ли бы НКО предо­ста­вить убе­ди­тель­ную инфор­ма­цию гран­то­да­те­лям. Поэто­му рас­пе­ча­тан­ный бланк реши­ли заме­нить на опрос­ник на плат­фор­ме Google фор­мы.

На вопро­сы фон­да отве­ти­ли 36 цен­тров помо­щи из 12 реги­о­нов стра­ны, а это 14 тысяч граж­дан. Из этих дан­ных сотруд­ни­ки фон­да нари­со­ва­ли общий порт­рет сво­их бла­го­по­лу­ча­те­лей: мно­го­дет­ные семьи, люди с дохо­дом ниже про­жи­точ­но­го мини­му­ма или вооб­ще без рабо­ты и средств к суще­ство­ва­нию, око­ло 60% нуж­да­ю­щих­ся – это пожи­лые люди. 88% учре­жде­ний напи­са­ли, что при­сы­ла­е­мая одеж­да зача­стую не вос­тре­бо­ва­на. Основ­ные при­чи­ны: вещи несо­вре­мен­ные, рва­ные или гряз­ные, а воз­мож­но­стей пости­рать их нет.

«Вто­рое дыха­ние» стал посред­ни­ком, кото­рый помо­га­ет с сор­ти­ров­кой и стир­кой вещей. Теперь коман­да фон­да рабо­та­ет точеч­но и с уче­том поже­ла­ний, как часто и в каком коли­че­стве отправ­лять одеж­ду. В их пла­нах: досту­чать­ся до кон­крет­ных бла­го­по­лу­ча­те­лей и понять, поче­му неко­то­рые учре­жде­ния отка­зы­ва­ют­ся сотруд­ни­чать, а дру­гие уже про­хо­дят профори­ен­та­ци­он­ные онлайн-кур­сы по соци­аль­но­му пред­при­ни­ма­тель­ству.

Посмот­реть отчет фон­да за фев­раль 2020 года.

История про нейросеть, которая поможет искать людей в лесу

Георгий Перевозчиков и Олег Северов, команда проекта LACMUS
Геор­гий Пере­воз­чи­ков и Олег Севе­ров, коман­да про­ек­та LACMUS. Автор фото: Соня Пуга­че­ва.

За 2018 год в «Лиза Алерт» посту­пи­ло око­ло девя­ти тысяч заявок о про­пав­ших без вести. Андрей Сазо­нов, Олег Севе­ров и Геор­гий Пере­воз­чи­ков созда­ли про­ект Lacmus, что­бы помочь спа­са­тель­ным отря­дам в поис­ке людей. До актив­но­го внед­ре­ния тех­но­ло­гий в про­цесс поис­ка отря­ды дей­ство­ва­ли толь­ко за счет волон­те­ров, когда люди ряда­ми час за часом про­че­сы­ва­ли мест­ность. Потом появи­лись квад­ро­ко­пте­ры с каме­ра­ми и воз­мож­ность про­смат­ри­вать фото­гра­фии леса на ком­пью­те­рах, что зани­ма­ло восемь часов у коман­ды из деся­ти чело­век.

Но в экс­трен­ных ситу­а­ци­ях вре­мя – самый цен­ный ресурс, пото­му что про­пав­ший чело­век может испы­ты­вать обез­во­жи­ва­ние, пере­охла­жде­ние или полу­чить трав­мы в усло­ви­ях пани­ки. Поэто­му ребя­та обу­чи­ли ней­ро­сеть ана­ли­зи­ро­вать фото­гра­фии с квад­ро­ко­пте­ра. Олег Севе­ров, опи­сы­вая меха­ни­ку, рас­ска­зал о сове­тах от про­фес­си­о­наль­ных спа­са­те­лей, в каких поло­же­ни­ях и как нахо­дят людей. Далее они систе­ма­ти­зи­ро­ва­ли тех­но­ло­гию с помо­щью алго­рит­ма и полу­чи­ли архи­тек­ту­ру с реше­ни­ем, кото­рое уско­ри­ло про­цесс про­смот­ра дан­ных до полу­то­ра часов. Еще одно пре­иму­ще­ство обнов­ле­ния перед пред­ше­ствен­ни­ка­ми – это доступ­ность при­ло­же­ния: им мож­но вос­поль­зо­вать­ся и на ста­ром ноут­бу­ке. 

При­мер рас­по­зна­ва­ния объ­ек­та. Скрин­шот из пре­зен­та­ции коман­ды.

При­ло­же­ние запу­сти­ли толь­ко в фев­ра­ле 2020 года назад, но оно уже помог­ло най­ти 8 чело­век. Этот пока­за­тель может отли­чать­ся от реаль­но­сти, пото­му что про­ект нахо­дит­ся в сво­бод­ном досту­пе, и авто­ры не все­гда полу­ча­ют отче­ты по резуль­та­там поис­ка через при­ло­же­ние: «У нас про­дукт с откры­тым исход­ным кодом, мы рас­про­стра­ня­ем его сво­бод­но!» – поды­то­жи­ли авто­ры про­ек­та.

Имен­но коман­да про­ек­та Lacmus ста­ла побе­ди­те­лем хака­то­на «Теп­ли­цы» и «Новой газе­ты» «Про­жек­тор 2020». Спе­ци­а­ли­сты выиг­ра­ли 110 тысяч руб­лей на дора­бот­ку про­ек­та.

Как статистика помогает бороться с ВИЧ

Алек­сей Михай­лов, руко­во­ди­тель отде­ла мони­то­рин­га в «Коа­ли­ции по готов­но­сти к лече­нию» . Автор фото: Соня Пуга­че­ва.

Коман­да «Коа­ли­ции по готов­но­сти к лече­нию» с 2005 года доби­ва­ет­ся для инфи­ци­ро­ван­ных ВИЧ, тубер­ку­ле­зом и гепа­ти­том C пра­ва на доступ­ное и посто­ян­ное лече­ние. Они рабо­та­ют не толь­ко в Рос­сии, но и в стра­нах Восточ­ной и Цен­траль­ной Азии. Спе­ци­а­ли­сты «Коа­ли­ции» нача­ли мони­то­рить дан­ные, пото­му что в Рос­сии есть про­бле­мы с ока­за­ни­ем помо­щи паци­ен­там. 

«Сбор дан­ных гос­за­ку­пок АРВ-пре­па­ра­тов, ана­лиз бюд­же­та на лече­ние ВИЧ-инфек­ции и дру­гая ана­ли­ти­че­ская рабо­та помо­га­ют, в первую оче­редь, уви­деть и пока­зать всем заин­те­ре­со­ван­ным лицам, что уси­лий, пред­при­ни­ма­е­мых госу­дар­ством, недо­ста­точ­но, что­бы обес­пе­чить всех паци­ен­тов лече­ни­ем. Напри­мер, высо­кие цены, недо­ста­точ­ное финан­си­ро­ва­ние на лече­ние, не опти­маль­ная номен­кла­ту­ра и ряд дру­гих дан­ных, кото­рые, в том чис­ле, вли­я­ют на доступ к лече­нию. Эта ана­ли­ти­ка поз­во­ля­ет пока­зать сла­бые места, кото­рые мож­но улуч­шить, и вести диа­лог с лица­ми, при­ни­ма­ю­щи­ми реше­ния, как на феде­раль­ном, так и на реги­о­наль­ном уровне. Во мно­гих слу­ча­ях это – про синер­гию, про общие дей­ствия в сто­ро­ну улуч­ше­ния ситу­а­ции. Не все­ми такая ана­ли­ти­ка вос­при­ни­ма­ет­ся пози­тив­но. Тем не менее это рабо­та­ет, так как мы все в одной лод­ке». Алек­сей Михай­лов, руко­во­ди­тель отде­ла мони­то­рин­га в «Коа­ли­ции».

Ана­ли­ти­ки из «Коа­ли­ции» полу­ча­ют обрат­ную связь от дви­же­ния «Паци­ент­ский кон­троль», куда посту­па­ют жало­бы от нуж­да­ю­щих­ся в лекар­ствах. Инфор­ман­та­ми порой высту­па­ют сами фар­ма­цев­ти­че­ские ком­па­нии или глав­вра­чи в реги­о­нах. Собран­ную инфор­ма­цию срав­ни­ва­ют с госу­дар­ствен­ны­ми дан­ны­ми по закуп­кам, и на осно­ве ана­ли­за появ­ля­ет­ся более акту­аль­ная кар­ти­на борь­бы с ВИЧ.

Срав­не­ние цен на таб­лет­ку по ряду пре­па­ра­тов в стра­нах ЕАЭС. Инфо­гра­фи­ка из пуб­лич­но­го отче­та «Коа­ли­ции».

Посто­ян­ное вни­ма­ние к про­бле­ме и ее инфор­ми­ро­ва­нию помо­га­ет коман­де «Коа­ли­ции» настра­и­вать рабо­ту дви­же­ния по несколь­ким направ­ле­ни­ям. Во-пер­вых, это моби­ли­за­ция паци­ен­тов на борь­бу за доступ к лече­нию. Во-вто­рых, это обу­че­ние: то есть повы­ше­ние осве­дом­лен­но­сти о болез­ни в сооб­ще­стве и про­све­ти­тель­ская рабо­та в обще­стве. И послед­нее – это адво­ка­ция инте­ре­сов соци­аль­но уяз­ви­мых групп.

Когда дви­же­ние толь­ко появи­лось, посто­ян­ное лече­ние и меди­ка­мен­ты про­тив ВИЧ, гепа­ти­та C и тубер­ку­ле­за полу­ча­ли менее 25% граж­дан. По дан­ным дви­же­ния на август 2019 года, тера­пию полу­ча­ют уже 45% паци­ен­тов. Отча­сти это ста­ло резуль­та­том наци­о­наль­но­го про­ек­та «Здо­ро­вье», куда инфек­цию вклю­чи­ли толь­ко в 2007 году. А с 2016 года госу­дар­ство впер­вые соста­ви­ло стра­те­гию по борь­бе с ВИЧ. В под­го­тов­ке тек­ста при­ни­ма­ли уча­стие граж­дан­ские акти­ви­сты.

Как данные «ОВД-Инфо» расширяют «зону свободы»

Дмит­рий Шедов, ана­ли­тик «ОВД-Инфо». Автор фото: Соня Пуга­че­ва.

Коман­да пра­во­за­щит­но­го медиа-про­ек­та «ОВД-Инфо» осве­ща­ет поли­ти­че­ские пре­сле­до­ва­ния и отста­и­ва­ет полит­за­клю­чен­ных. Сна­ча­ла это был сайт, на кото­ром пуб­ли­ко­ва­ли инфор­ма­цию о задер­жан­ных на Болот­ной пло­ща­ди. Но сра­зу после появи­лась потреб­ность в дан­ных и рефлек­сии по резуль­та­там ста­ти­сти­ки. Теперь любой жела­ю­щий может сам изу­чить циф­ры и про­смот­реть докла­ды на стра­ни­це про­ек­та.

Сре­ди дата-сетов есть инфор­ма­ция по коли­че­ству задер­жан­ных, типу обви­не­ния или раз­ме­ру штра­фа. На осно­ве этой ста­ти­сти­ки появил­ся спец­про­ект «Тер­ри­то­рия «нель­зя», кото­рый пока­зы­ва­ет ситу­а­цию по феде­раль­но­му и реги­о­наль­но­му зако­но­да­тель­ству по огра­ни­че­нию сво­бо­ды собра­ний. Дата-сет состав­ля­ет­ся на осно­ве зако­нов, под­за­кон­ных или муни­ци­паль­ных актов и судеб­ной прак­ти­ки. Одно­вре­мен­но с гос­ста­ти­сти­кой «ОВД-Инфо» соби­ра­ет обрат­ную связь через горя­чую линию, онлайн-ботов и пуб­ли­ка­ции в СМИ.

«Напри­мер, в соот­вет­ствии с мест­ным зако­ном пуб­лич­ные меро­при­я­тия запре­ще­но про­во­дить воз­ле хле­бо­пе­ка­рен… есть еще ряд дру­гих объ­ек­тов, полу­ча­ет­ся, что прак­ти­че­ски во всей жилой части Ниж­не­го нель­зя про­во­дить собы­тия», – ком­мен­ти­ру­ет ситу­а­цию по Ниж­не­му Нов­го­ро­ду Дмит­рий Шедов, ана­ли­тик ОВД-Инфо.

Рабо­та по про­ек­ту раз­де­ля­ет­ся на три эта­па: 1) мони­то­ринг нор­ма­тив­ной базы и пра­во­при­ме­не­ния; 2) при­вле­че­ние вни­ма­ния к про­бле­ме через визу­а­ли­за­цию и инфор­ма­ци­он­ное сопро­вож­де­ние; 3) исполь­зо­ва­ние доступ­ных пра­во­вых меха­низ­мов. Сей­час часть рабо­ты дела­ют волон­те­ры. На буду­щее отдел ана­ли­ти­ки ста­вит цель постро­ить алго­ритм по опти­ми­за­ции и авто­ма­ти­за­ции про­цес­са ана­ли­за тек­стов зако­нов.

Карта Нижнего Новгорода, где на более 70% территории запрещается проведение публичных мероприятий
Кар­та Ниж­не­го Нов­го­ро­да, где на более 70% тер­ри­то­рии запре­ща­ет­ся про­ве­де­ние пуб­лич­ных меро­при­я­тий. Изоб­ра­же­ние: скрин­шот с сай­та ОВД-инфо.

На уровне феде­раль­но­го зако­на запре­ще­но вво­дить допол­ни­тель­ные огра­ни­че­ния на пике­ти­ро­ва­ния, но в семи реги­о­нах не обра­ти­ли вни­ма­ние на зако­но­да­тель­ство и при­ня­ли новые поправ­ки на мест­ном уровне. Бла­го­да­ря обра­ще­нию ОВД-Инфо и пра­во­за­щит­но­го цен­тра «Мемо­ри­ал» в Ген­про­ку­ра­ту­ру, а так­же по лич­но­му обра­ще­нию Татья­ны Джин­ч­ве­лад­зе в Вер­хов­ный Суд, изме­ни­ли зако­но­да­тель­ство во всех семи реги­о­нах: в Орен­бург­ской, Саха­лин­ской и Твер­ской обла­стях, в Ненец­ком и Яма­ло-Ненец­ком авто­ном­ных окру­гах, в рес­пуб­ли­ках Буря­тия и Ады­гея. В пла­нах про­ек­та добить­ся пол­ной отме­ны непро­пор­ци­о­наль­ных огра­ни­че­ний.

Сила данных в некоммерческом секторе

Боль­шин­ство НКО рабо­та­ют с кон­крет­ной целе­вой ауди­то­ри­ей, и если это не горя­чая линия, то пред­ла­га­е­мая помощь обыч­но огра­ни­чи­ва­ет­ся тер­ри­то­ри­аль­но. И что­бы рас­счи­тать потен­ци­аль­ный «спрос» на услу­ги от неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций, дан­ные нуж­но мак­си­маль­но дета­ли­зи­ро­вать. Тогда как госу­дар­ствен­ная ста­ти­сти­ка обоб­ща­ет их: напри­мер, это чис­лен­ность людей с инва­лид­но­стью в субъ­ек­те РФ, но без уточ­не­ния по диа­гно­зам. Ели­за­ве­та Язне­вич, моде­ра­тор сес­сии и руко­во­ди­тель иссле­до­ва­ний бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Нуж­на помощь» под­чер­ки­ва­ет раз­ни­цу и в при­о­ри­те­тах ста­ти­сти­ки. Госу­дар­ствен­ные про­грам­мы счи­та­ют потра­чен­ные день­ги и коли­че­ство ока­зан­ных услуг, тогда как НКО изме­ря­ют изме­не­ния в жиз­ни их бла­го­по­лу­ча­те­лей.

«На сес­сии мы хоте­ли пока­зать не толь­ко пре­иму­ще­ства исполь­зо­ва­ния дан­ных в рабо­те НКО, но и раз­но­об­ра­зие – как самих дан­ных, так и спо­со­бов их исполь­зо­ва­ния. За гра­ни­ца­ми сек­ции остал­ся вопрос: какой путь при­об­ще­ния НКО к сбо­ру и ана­ли­зу дан­ных явля­ет­ся более быст­рым (созре­ва­ние потреб­но­сти изнут­ри или внеш­ний сти­му­ли­ро­ва­ние доно­ра, напри­мер), одна­ко мне хочет­ся верить, что это необ­ра­ти­мый про­цесс». Ели­за­ве­та Язне­вич, моде­ра­тор сес­сии.

Еще по теме