«Короновации»: роль цифровых платформ в реагировании на пандемию

coronavirus
Иссле­до­ва­тель Гри­го­рий Асмо­лов рас­ска­зы­ва­ет о гло­баль­ном опы­те кри­зис­ных инноваций.Изображение на глав­ной стра­ни­це хака­то­на, посвя­щен­но­го виру­су Hack for Wuhan. Скрин­шот с сай­та: www.runtheworld.international

Пат­рик Меер, один из лиде­ров в обла­сти кри­зис­ных инно­ва­ций, осно­ва­тель сооб­ще­ства кри­зис­ных кар­то­гра­фов и автор кни­ги «Циф­ро­вые Гума­ни­та­рии», опи­сы­ва­ю­щей роль тех­но­ло­гии для граж­дан­ской моби­ли­за­ции в кри­зис­ных ситу­а­ци­ях, озву­чил вопрос, вол­ну­ю­щий мно­гих акти­ви­стов граж­дан­ско­го обще­ства: «Поче­му мы до сих пор не видим зна­чи­мой реак­ции на коро­на­ви­рус со сто­ро­ны «циф­ро­вых гума­ни­та­ри­ев? Если бы COVID-19 появил­ся в 2010 или в 2011 году, то циф­ро­вые гума­ни­та­рии моби­ли­зо­ва­лись бы по мак­си­му­му», – напи­сал в сво­ем Твит­те­ре Меер.

При этом в каче­стве ярко­го при­ме­ра подоб­но­го рода моби­ли­за­ции Меер сослал­ся на при­мер «Кар­ты Помо­щи» реа­ги­ро­ва­ния на пожа­ры, создан­ной летом 2010 года (кол­лек­тив, в кото­рый вхо­дил осно­ва­тель «Теп­ли­цы» Алек­сей Сидо­рен­ко и автор ста­тьи Гри­го­рий Асмо­лов, полу­чил «Пре­мию Руне­та» за этот про­ект – Прим.ред.). Он отме­тил, что подоб­но­го рода моби­ли­за­ция может пред­ло­жить не толь­ко меха­низм сбо­ра инфор­ма­ции, но и инстру­мент коор­ди­на­ции вза­и­мо­по­мо­щи.

Ответ на вопрос о том, насколь­ко эффек­тив­ны могут быть циф­ро­вые инстру­мен­ты для моби­ли­за­ции граж­дан­ско­го обще­ства в кон­тек­сте нынеш­ней пан­де­мии, тре­бу­ет, в первую оче­редь, ана­ли­за послед­них инно­ва­ций, свя­зан­ных с эпи­де­ми­ей. Почти любой серьез­ный кри­зис сопро­вож­да­ет­ся инно­ва­ци­он­ным скач­ком, в рам­ках кото­ро­го созда­ние новых тех­но­ло­гий пыта­ет­ся пред­ло­жить ответ на новые вызо­вы. Коро­на­ви­рус, конеч­но, не исклю­че­ние. В Твит­те­ре даже появил­ся спе­ци­аль­ный хеш­тег #covtech

В сво­ей дис­сер­та­ции я выде­ляю три типа кри­зис­ных ком­му­ни­ка­ций.

  • Тех­но­ло­гии инфор­ми­ро­ва­ния. Наце­ле­ны в первую оче­редь на предо­став­ле­ние общей инфор­ма­ци­он­ный кар­ти­ны кри­зи­са. 
  • Тех­но­ло­гии пре­ду­пре­жде­ния. Стре­мят­ся пере­дать инфор­ма­цию, кото­рая может быть важ­на кон­крет­ным поль­зо­ва­те­лям для повы­ше­ния уров­ня их лич­ной без­опас­но­сти, и реко­мен­ду­ют кон­крет­ные шаги для сни­же­ния уров­ня рис­ка.
  • Тех­но­ло­гии вовле­че­ния. Пред­ла­га­ют поль­зо­ва­те­лям актив­ные фор­мы уча­стия в реа­ги­ро­ва­нии на кри­зи­сы через циф­ро­вые меха­низ­мы моби­ли­за­ции их ресур­сов.

Технологии информирования: большие данные и кризисная картография

Одним из глав­ных вызо­вов гло­баль­но­го кри­зи­са, кар­ти­на кото­ро­го меня­ет­ся бук­валь­но каж­дую мину­ту, стал мони­то­ринг инфор­ма­ции и пред­став­ле­ние дина­мич­ной целост­ной кар­ти­ны про­ис­хо­дя­ще­го. Эта зада­ча ста­ла осо­бен­но слож­ной, учи­ты­вая то, что, поми­мо офи­ци­аль­ных дан­ных, с раз­ви­ти­ем эпи­де­мии коли­че­ство поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та, кото­рые нача­ли делить­ся инфор­ма­ци­ей отно­си­тель­но виру­са, ста­ло исчис­лять­ся мил­ли­о­на­ми.

Кро­ме того, посто­ян­но рос­ло и коли­че­ство непро­ве­рен­ных фак­тов, слу­хов и дез­ин­фор­ма­ции. Мно­гие экс­пер­ты при­шли к выво­ду, что на фоне пан­де­мии име­ет место пер­вая в исто­рии инфо­де­мия, так как ско­рость рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции быст­рее ско­ро­сти рас­про­стра­не­ния любо­го виру­са. Имен­но инфор­ма­ция наи­бо­лее силь­но вли­я­ет на при­ня­тие реше­ний в раз­ных жиз­нен­ных сфе­рах, начи­ная от эко­но­ми­ки и поли­ти­ки и закан­чи­вая тем, что чело­век поку­па­ет в мага­зине и поки­да­ет ли он свою квар­ти­ру.

Одним из основ­ных инстру­мен­тов, для того что­бы пре­вра­тить инфор­ма­ци­он­ный хаос в упо­ря­до­чен­ную кар­ти­ну миру, ста­ли кар­ты. В пер­вые неде­ли кри­зи­са появи­лась кар­та, создан­ная сотруд­ни­ка­ми из уни­вер­си­те­та Джо­на Хоп­кин­са в США.

 Одна из первых карт, созданная сотрудниками из университета Джона Хопкинсав США. Скриншот с главной страницы сайта coronavirus.jhu.edu/map.html
Одна из пер­вых карт, создан­ная сотруд­ни­ка­ми из уни­вер­си­те­та Джо­на Хоп­кин­са в США. Скрин­шот с глав­ной стра­ни­цы сай­та coronavirus.jhu.edu/map.html

Жур­нал MIT Technology Review опуб­ли­ко­вал рей­тинг луч­ших карт Covid-19 (еще один рей­тинг карт досту­пен тут). На пер­вом месте ока­за­лась син­га­пур­ская кар­та, создан­ная ака­де­ми­ей про­грам­ми­стов UpCode. По сути, кар­та была толь­ко одним из эле­мен­тов пане­ли управ­ле­ния, поз­во­ляв­шей на базе офи­ци­аль­ных дан­ных полу­чить послед­нюю ста­ти­сти­ку и гео­ло­ка­цию каж­до­го слу­чая зара­же­ния. Тако­го рода пере­ход от карт к мно­го­уров­не­вым плат­фор­мам, поз­во­ля­ю­щим в доступ­ной фор­ме озна­ко­мить­ся с кар­ти­ной, создан­ной на осно­ве отно­си­тель­но боль­ших дан­ных, стал одним из трен­дов инно­ва­ций, свя­зан­ных с эпи­де­ми­ей.

К рабо­те по созда­нию инфор­ма­ци­он­ных инстру­мен­тов для рабо­ты с боль­шим пото­ком дан­ных в реаль­ном вре­ме­ни под­клю­чи­лись и раз­ные игро­ки гео­ло­ка­ци­он­ной инду­стрии, такие как Esri, где созда­ли спе­ци­аль­ную стра­ни­цу, посвя­щен­ную коро­на­ви­ру­су. Одна­ко инте­рес­но, что одна из самых попу­ляр­ных пане­лей управ­ле­ния была созда­на не кор­по­ра­ци­ей, а инди­ви­ду­аль­ным волон­те­ром. Сайт ncov2019.live был запу­щен 17-лет­ним Ави Шифф­ма­ном, школь­ни­ком, живу­щим неда­ле­ко от Сиэт­ла.

Сайт ncov2019.live. Скриншот с главной страницы сайта.
Сайт ncov2019.live. Скрин­шот с глав­ной стра­ни­цы сай­та.

По сло­вам Шифф­ма­на, он начал рабо­тать над сай­том во вре­мя рож­де­ствен­ских кани­кул: «Было очень мно­го дез­ин­фор­ма­ции, и я поду­мал, что будет кру­то сде­лать сайт, кото­рый ста­нет цен­траль­ным хабом всей инфор­ма­ции». Шифф­ман про­сил под­дер­жать его рабо­ту, купив ему чаш­ку кофе через спе­ци­аль­ную кра­уд­фандин­го­вую плат­фор­му. Еще одна кра­уд­сор­син­го­вая кар­та была созда­на поль­зо­ва­те­ля­ми плат­фор­мы Reddit.

Инте­рес­но, что при этом тра­ди­ци­он­ные СМИ, хоть и пыта­лись сде­лать свои кар­ты пан­де­мии, напри­мер, как в слу­чае New York Times, замет­но усту­па­ли ини­ци­а­ти­вам иссле­до­ва­те­лей, про­грам­ми­стов и инди­ви­ду­аль­ных поль­зо­ва­те­лей.

От информирования к предупреждению

В отли­чие от инстру­мен­тов, пред­ла­га­ю­щих общую кар­ти­ну собы­тий на осно­ве ана­ли­за боль­шо­го мас­си­ва источ­ни­ков, тех­но­ло­гии пре­ду­пре­жде­ния стре­мят­ся доне­сти инфор­ма­цию о рис­ках наи­бо­лее точеч­ным обра­зом. Здесь зада­ча опре­де­лить, какая инфор­ма­ция каса­ет­ся непо­сред­ствен­но кон­крет­ной целе­вой ауди­то­рии, кото­рая на базе этой инфор­ма­ции долж­на пред­при­нять шаги для повы­ше­ния сте­пе­ни сво­ей лич­ной без­опас­но­сти, а так­же без­опас­но­сти тех, кто их окру­жа­ет.

Здесь основ­ной груз ответ­ствен­но­сти лежит на госу­дар­ствен­ных струк­ту­рах, кото­рые пер­вы­ми полу­ча­ют досто­вер­ную эпи­де­ми­че­скую инфор­ма­цию. В реак­ции на коро­на­ви­рус госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры во мно­гих стра­нах доста­точ­но опе­ра­тив­но нача­ли поль­зо­вать­ся месен­дже­ра­ми не толь­ко как эффек­тив­ным кана­лом ком­му­ни­ка­ции, но и пото­му что там опе­ра­тив­но рас­про­стра­ня­ли дез­ин­фор­ма­цию. Одним из пер­вых, кто создал эффек­тив­ный канал для ком­му­ни­ка­ции рис­ков, ста­ла тех­ни­че­ская груп­па при мини­стер­стве гла­вы пра­ви­тель­ства Син­га­пу­ра.

Офи­ци­аль­ные кана­лы были созда­ны и в Рос­сии. К при­ме­ру, канал «Коро­на­ви­рус. Опер­штаб Моск­вы» в Telegram, несмот­ря на офи­ци­аль­ный запрет это­го мес­сен­дже­ра в Рос­сии, пере­да­вал инфор­ма­цию о номе­рах рей­сов, где нахо­ди­ли пас­са­жи­ров, забо­лев­ших коро­на­ви­ру­сом.

В свою оче­редь петер­бург­ские раз­ра­бот­чи­ки созда­ли ими­та­ци­он­ную модель рас­про­стра­не­ния виру­са. Осно­ва­тель гео­ин­фор­ма­ци­он­ной систе­мы Geointellect Денис Стру­ков выявил, что если в Москве забо­ле­ет один чело­век по кон­крет­но­му адре­су, за 30 дней зара­зят­ся 5084 чело­ве­ка. До это­го, 14 мар­та The Washington Post выпу­сти­ла мате­ри­ал c при­ме­не­ни­ем ситу­а­ци­он­но­го моде­ли­ро­ва­ния.

Ими­та­ция коро­на­ви­ру­са от про­из­воль­но­го адре­са в г. Москва на 30 дней впе­рёд в систе­ме Гео­ин­тел­лект.

Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния Изра­и­ля запу­сти­ло спе­ци­аль­ную кар­ту, где каж­дый поль­зо­ва­тель мог уви­деть все места, кото­рые посе­ща­ли забо­лев­шие коро­на­ви­ру­сом, и про­ве­рить, нахо­дил­ся ли он в опас­ной зоне.

Карта, запущенная Министерством здравоохранения Израиля. Скриншот с сайта www.arcgis.com
Кар­та, запу­щен­ная Мини­стер­ством здра­во­охра­не­ния Изра­и­ля. Скрин­шот с сай­та www.arcgis.com

При­ло­же­ния неза­ви­си­мых раз­ра­бот­чи­ков, кото­рые при помо­щи гео­ло­ка­ции поз­во­ля­ют опре­де­лить при­сут­ствие зара­жен­ных побли­зо­сти к поль­зо­ва­те­лю, ста­ли осо­бен­но попу­ляр­ны в Южной Корее. При­ло­же­ние Track Virus c похо­жим функ­ци­о­на­лом появи­лось и в Изра­и­ле. Дру­гой про­ект COVID-19 Location History Tool пред­ла­гал про­ана­ли­зи­ро­вать гео­ло­ка­ци­он­ные дан­ные теле­фо­на с целью опре­де­лить потен­ци­аль­ные эпи­зо­ды сбли­же­ния с носи­те­ля­ми виру­са.

Неко­то­рые пра­ви­тель­ства пошли на бес­пре­це­дент­ные меры по мони­то­рин­гу пере­дви­же­ния граж­дан. В то вре­мя как исполь­зо­ва­ние город­ских камер пока­за­ло огра­ни­чен­ную эффек­тив­ность, пра­ви­тель­ство Изра­и­ля раз­ре­ши­ло исполь­зо­вать тех­но­ло­гии спец­служб, для того что­бы сле­дить за тем, кто подо­зре­ва­ет­ся в нали­чии коро­на­ви­ру­са, и пере­да­вать дан­ные в мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния. Далее эта инфор­ма­ция долж­на исполь­зо­вать­ся для рас­сыл­ки СМС тем, кто вхо­дил в кон­такт с носи­те­ля­ми виру­са, с рас­по­ря­же­ни­ем под­верг­нуть себя каран­ти­ну. 

Еще один при­мер исполь­зо­ва­ния тех­но­ло­гий пер­со­наль­ной слеж­ки для изо­ля­ции потен­ци­аль­ных носи­те­лей виру­са свя­зан с при­ло­же­ни­я­ми по вызо­ву так­си. Так, Uber заявил о слу­ча­ях бло­ки­ро­ва­ния акка­ун­тов пас­са­жи­ров и води­те­лей с коро­на­ви­ру­сом.

Целый ряд экс­пер­тов выска­зы­ва­ют опа­се­ния отно­си­тель­но того, как новые тех­но­ло­ги исполь­зу­ют част­ные дан­ные для мони­то­рин­га пере­дви­же­ния потен­ци­аль­ных носи­те­лей виру­са. Неко­то­рые зада­ют­ся вопро­сом, сто­ит ли огра­ни­чить мас­штаб сбо­ра дан­ных, свя­зан­ных с виру­сом. Вме­сте с тем госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры под­чер­ки­ва­ют, что чрез­вы­чай­ные обсто­я­тель­ства тре­бу­ют чрез­вы­чай­ных мер. Одно­вре­мен­но неко­то­рые про­ек­ты, такие как Covid19risk, пыта­ют­ся раз­ра­бо­тать кра­уд­сор­син­го­вые меха­низ­мы мони­то­рин­га рис­ков, кото­рые при этом сохра­ня­ют ано­ним­ность дан­ных.

Технологии вовлечения

Тех­но­ло­гии вовле­че­ния пред­по­ла­га­ют, что поль­зо­ва­те­ли име­ют воз­мож­ность актив­но участ­во­вать в реа­ги­ро­ва­нии на кри­зис. Экс­пер­ты из бри­тан­ско­го цен­тра иссле­до­ва­ний инно­ва­ций «Неста» иден­ти­фи­ци­ру­ют семь фор­ма­тов при­вле­че­ния «кол­лек­тив­но­го разу­ма» в ответ на пан­де­мию. Одним из таких фор­ма­тов явля­ет­ся уча­стие в про­ек­тах, свя­зан­ных с так назы­ва­е­мой «граж­дан­ской нау­кой». Ряд фор­ма­тов не тре­бу­ют ника­ких зна­ний. К при­ме­ру, про­ект [email protected] пред­ла­га­ет поде­лить­ся поде­лить­ся вычис­ли­тель­ны­ми ресур­са­ми пер­со­наль­но­го ком­пью­те­ра для того, что­бы раз­ра­ба­ты­вать лекар­ства по борь­бе с новым виру­сом.

Глав­ная стра­ни­ца сай­та про­ек­та про­ект [email protected] Скрин­шот с сай­та foldingathome.org

Еще одним инстру­мен­том вовле­че­ния ста­ли так назы­ва­е­мые «серьез­ные игры». В Уни­вер­си­те­те Вашинг­то­на, к при­ме­ру, созда­ли игру, уча­стие в кото­рой помо­га­ло раз­ра­бо­тать сред­ства про­тив виру­са. Иссле­до­ва­тель­ские про­ек­ты были созда­ны для ана­ли­за дан­ных из соци­аль­ных медиа с целью пред­ска­за­ния дина­ми­ки рас­про­стра­не­ния виру­са. Науч­ный кра­уд­сор­синг был исполь­зо­ван так­же для созда­ния доступ­ных тестов для иден­ти­фи­ка­ции виру­са. Новые про­ек­ты в обла­сти откры­тых дан­ных поз­во­ли­ли делить­ся в откры­том досту­пе резуль­та­та­ми послед­них иссле­до­ва­ний и таким обра­зом спо­соб­ство­вать гло­баль­но­му науч­но­му сотруд­ни­че­ству.

Отдель­ной обла­стью вовле­че­ния ста­ла коопе­ра­ция про­грам­ми­стов в обла­сти тех­ни­че­ской раз­ра­бот­ки. Спе­ци­аль­ная стра­ни­ца со спис­ком про­ек­тов по борь­бе с виру­сом появи­лась на Гит­ха­бе. В ряде мест про­шли хака­то­ны, посвя­щен­ные виру­су. К при­ме­ру, в нача­ле мар­та состо­ял­ся хака­тон Hack for Wuhan при уча­стии мен­то­ров из MIT, Гар­вар­да, Google и дру­гих экс­перт­ных цен­тров.

Скриншот с главной страницы хакатона Hack for Wuhan.
Скрин­шот с глав­ной стра­ни­цы хака­то­на Hack for Wuhan.

Сре­ди тем хака­то­на новые инстру­мен­ты для ана­ли­за и визу­а­ли­за­ции дан­ных и новые фор­мы кон­тен­та, свя­зан­но­го с эпи­де­ми­ей (стра­ни­ца хака­то­на на Гит­ха­бе доступ­на тут). Еще один хака­тон про­хо­дит онлайн и про­длит­ся до 12-ого апре­ля. Одно­вре­мен­но ста­ли появ­лять­ся и тех­ни­че­ские реше­ния, свя­зан­ные не с виру­сом, а с тем, как на него реа­ги­ру­ют госу­дар­ствен­ные инсти­ту­ты. К при­ме­ру, груп­па китай­ских про­грам­ми­стов созда­ли кра­уд­сор­син­го­вый про­ект с целью сохра­нить сви­де­тель­ства о рас­про­стра­не­нии виру­са, появив­ши­е­ся в китай­ском сег­мен­те Интер­не­та, кото­рые спу­стя неко­то­рое вре­мя с нача­ла эпи­де­мии нача­ли мето­дич­но уни­что­жать китай­ские цен­зо­ры.

Одно­вре­мен­но появ­ля­ют­ся и кре­а­тив­ные реше­ния, для того что­бы научить людей более без­опас­но­му пове­де­нию в усло­ви­ях эпи­де­мии, к при­ме­ру, при­ло­же­ние, кото­рое учит, как не тро­гать лицо. Более подроб­но за про­ек­та­ми #covtech мож­но сле­дить в груп­пе и на сай­те Coronavirus Tech Handbook.

Приложение, которое учит, как не трогать лицо. Скриншот с сайта donottouchyourface.com
При­ло­же­ние, кото­рое учит, как не тро­гать лицо. Скрин­шот с сай­та donottouchyourface.com

Одна­ко, как и во мно­гих дру­гих кри­зи­сах, одной из основ­ных сфер вовле­че­ния ста­ло ока­за­ние вза­и­мо­по­мо­щи. Такие про­ек­ты не тре­бу­ют от участ­ни­ков спе­ци­аль­ной экс­пер­ти­зы, но при этом силь­но зави­сят от гео­ло­ка­ции поль­зо­ва­те­лей. Сна­ча­ла инстру­мен­ты вза­и­мо­по­мо­щи появи­лись в китай­ском Интер­не­те. Одна из пер­вых стра­ниц, кото­рая ста­ра­лась иден­ти­фи­ци­ро­вать воз­мож­ные источ­ни­ки помо­щи, появи­лась в Ухане в фев­ра­ле (ее Гит­хаб мож­но уви­деть тут).

Одна­ко ока­за­ние помо­щи потре­бо­ва­ло, в первую оче­редь, иден­ти­фи­ка­ции тех сфер, где она необ­хо­ди­ма. Напри­мер, сре­ди пер­вых про­дук­тов дефи­ци­та ока­за­лись защит­ные мас­ки. Пра­ви­тель­ство Южной Кореи через API поде­ли­лось дан­ны­ми о доступ­но­сти масок, что сде­ла­ло воз­мож­ным созда­ние при­ло­же­ний, в кото­рых люди могут видеть нали­чие дефи­цит­но­го това­ра в апте­ках их рай­о­на. Еще одним объ­ек­том кри­ти­че­ско­го дефи­ци­та ста­ли аппа­ра­ты для искус­ствен­ной вен­ти­ля­ции лег­ких. Интер­нет-поль­зо­ва­те­ли моби­ли­зо­ва­лись не толь­ко для того, что­бы иден­ти­фи­ци­ро­вать этот дефи­цит, но и попол­нить ресур­сы. Появи­лись десят­ки ини­ци­а­тив по созда­нию вен­ти­ля­то­ров на дому, в том чис­ле к рабо­те под­клю­чи­лось сооб­ще­ство «полез­ных инже­не­ров». В рам­ках ини­ци­а­тив актив­но обсуж­да­ет­ся роль домаш­них 3‑D прин­те­ров.

При­ме­ры напе­ча­тан­ных на 3D-прин­те­ре кла­па­ны для аппа­ра­тов искус­ствен­но­го дыха­ния. Изоб­ра­же­ние с сай­та www.medicaldevice-network.com (Credit: Cristian Fracassi).

Так­же появи­лись и общие «Кар­ты Дефи­ци­та», кото­рые соби­ра­ют дан­ные о нехват­ке раз­ных типов про­дук­тов, начи­ная с сани­тай­зе­ров и закан­чи­вая про­до­воль­ствен­ны­ми това­ра­ми. С рез­ким ростом слу­ча­ев изо­ля­ции в свя­зи с эпи­де­ми­ей и реко­мен­да­ци­я­ми пожи­лым людям не поки­дать свои квар­ти­ры тема вза­и­мо­по­мо­щи ста­ла одной из основ­ных на повест­ке дня борь­бы с эпи­де­ми­ей. Мно­гие люди ока­за­лись без воз­мож­но­сти при­об­ре­тать про­дук­ты пер­вой необ­хо­ди­мо­сти или, к при­ме­ру, выгу­ли­вать сво­их питом­цев.

Пример карты дефицита, сделанной в Google maps. Скриншот с сайта www.google.com/maps
При­мер кар­ты дефи­ци­та, сде­лан­ной в Google maps. Скрин­шот с сай­та www.google.com/maps

Еще до эпи­де­мии в раз­ных стра­нах суще­ство­ва­ли раз­ные при­ло­же­ния для коор­ди­на­ции волон­тер­ства как в кри­зис­ных ситу­а­ци­ях, так и в повсе­днев­ной жиз­ни. Сре­ди несколь­ких при­ме­ров мож­но упо­мя­нуть Needlist, onHand и Guardian Circle. Сво­е­го рода «Кар­та Помо­щи» появи­лась в Хью­стоне. Вме­сте с тем в Вели­ко­бри­та­нии боль­шин­ство поль­зо­ва­те­лей, при­со­еди­нив­ших­ся к ини­ци­а­ти­вам вза­и­мо­по­мо­щи, исполь­зу­ют тра­ди­ци­он­ные инстру­мен­ты, в первую оче­редь WhatsApp и Facebook, поз­во­ля­ю­щие создать гипер­ло­каль­ные сооб­ще­ства. Так, к при­ме­ру, соглас­но бри­тан­ской газе­те Guardian, уже на 14 мар­та в сети появи­лось как мини­мум 78 таких групп (на момент напи­са­ния тек­ста таких групп было уже око­ло полу­то­ра тысяч). Коли­че­ство как групп, так и их участ­ни­ков рас­тет каж­дый день. В Вели­ко­бри­та­нии так­же актив­но обсуж­да­ют, как повы­сить эффек­тив­ность этих ини­ци­а­тив.

В Твит­те­ре была запу­ще­на ком­па­ния #viralkindess, в рам­ках кото­рой бри­тан­цы могут рас­пе­ча­тать спе­ци­аль­ную «Кар­точ­ку помо­щи», где они пишут свои дан­ные и чем могут помочь, а даль­ше рас­про­стра­нить эту кар­точ­ку по сво­им сосе­дям.

При­мер «Кар­точ­ки помо­щи», на кото­рой жите­ли остав­ля­ют свои дан­ные и пишут, чем мог­ли бы помочь, и даль­ше рас­про­стра­ня­ют ее по сосе­дям.

Наря­ду с уча­сти­ем в актах вза­и­мо­по­мо­щи поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та так­же вовле­че­ны в созда­ние кон­тен­та и рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции, свя­зан­ной с эпи­де­ми­ей. К при­ме­ру, был создан спе­ци­аль­ный сайт, посвя­щен­ный вирус­ной кам­па­нии, #StayTheFuckHome.

Бла­го­да­ря спе­ци­аль­но­му при­ло­же­нию поль­зо­ва­те­ли Facebook так­же нача­ли добав­лять к фото­гра­фи­ям сво­е­го про­фи­ля при­зы­вы не поки­дать дома. Поми­мо вирус­ных ком­па­ний, наце­лен­ных на повы­ше­ние эффек­тив­но­сти изо­ля­ции, так­же появи­лись мно­го­чис­лен­ные груп­пы, посвя­щен­ные обсуж­де­нию досто­вер­но­сти и вери­фи­ка­ции ново­стей, свя­зан­ных с коро­на­ви­ру­сом.

Ежик в Ухане. При­мер мема из груп­пы в Facebook.

Нако­нец, одним из фор­ма­тов актив­но­го уча­стия ста­ло воз­ник­но­ве­ние кол­лек­тив­ной фаб­ри­ки юмо­ра, свя­зан­но­го с эпи­де­ми­ей. Мемы, посвя­щен­ные коро­на­ви­ру­су, ста­ли одной из наи­бо­лее види­мых форм сете­во­го кон­тен­та. Воз­ник­ли мно­го­чис­лен­ные груп­пы, где поль­зо­ва­те­ли делят­ся самы­ми удач­ны­ми, на их взгляд, мема­ми. Подоб­ная «сете­вая кар­на­ва­ли­за­ция» кри­зи­са может быть в том чис­ле кол­лек­тив­ным меха­низ­мом пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты в усло­ви­ях рез­ко­го роста непред­ска­зу­е­мо­сти и тре­вож­но­сти.

Роль сетевого общества в ситуации пандемии

Ана­лиз роли тех­но­ло­гий в инфор­ми­ро­ва­нии, пре­ду­пре­жде­нии и вовле­че­нии поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та в ситу­а­ции эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са поз­во­ля­ет отве­тить на вопрос Пат­ри­ка Мее­ра о том, поче­му сего­дня мы не видим «Карт Помо­щи» в ответ на эпи­де­мию коро­на­ви­ру­са. В первую оче­редь, если мы срав­ни­ва­ем ситу­а­цию с тем, что было десять лет назад, боль­шин­ство госу­дарств ста­ли эффек­тив­нее рабо­тать в сфе­ре кри­зис­ных тех­но­ло­гий. Во мно­гом это слу­чи­лось в том чис­ле пото­му, что те, кто десять лет назад был неза­ви­си­мым сете­вым волон­те­ром, поз­же были при­вле­че­ны как экс­пер­ты раз­ны­ми инсти­ту­та­ми и нача­ли при­ме­нять прак­ти­ки, кото­рые мы виде­ли 10 лет назад извне, – изнут­ри.

К при­ме­ру, сеть циф­ро­вых гума­ни­та­ри­ев, создан­ная кри­зис­ны­ми кар­то­гра­фа­ми после зем­ле­тря­се­ния в Гаи­ти, объ­яви­ла о сво­ем закры­тии, объ­яс­нив это тем, что у тра­ди­ци­он­ных инсти­ту­тов появи­лись новые воз­мож­но­сти для рабо­ты в циф­ро­вой сре­де. Инно­ва­ци­он­ная адап­тив­ность этих инсти­ту­тов и готов­ность отно­си­тель­но быст­ро реа­ги­ро­вать на новые вызо­вы свя­за­на и с при­хо­дом ново­го поко­ле­ния сотруд­ни­ков, боль­ше зна­ко­мых с инфор­ма­ци­он­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми и, в прин­ци­пе, с ростом роли этих тех­но­ло­гий в нашей жиз­ни.

Вме­сте с тем на место поко­ле­ния кри­зис­ных кар­то­гра­фов, реа­ги­ро­вав­ших на зем­ле­тря­се­ние в Гаи­ти и пожа­ры в Рос­сии, при­шло новое поко­ле­ние кри­зис­ных волон­те­ров. С одной сто­ро­ны, это груп­пы, обла­да­ю­щие высо­ко­про­фес­си­о­наль­ны­ми навы­ка­ми и зна­ни­я­ми, преж­де все­го уче­ные и про­грам­ми­сты. С дру­гой, на гипер­ло­каль­ном уровне ини­ци­а­ти­ва оста­ет­ся за тра­ди­ци­он­ны­ми волон­те­ра­ми, кото­рые поль­зу­ют­ся наи­бо­лее про­сты­ми циф­ро­вы­ми инстру­мен­та­ми.

Основ­ным вопро­сом оста­ет­ся, одна­ко, не кто реа­ги­ру­ет, а какие вопро­сы может решать сете­вая моби­ли­за­ция. Здесь за 10 лет ситу­а­ция прин­ци­пи­аль­но не изме­ни­лась. Сете­вые акти­ви­сты вос­тре­бо­ва­ны в двух ситу­а­ци­ях. Там, где они могут помочь тра­ди­ци­он­ным инсти­ту­там, если эти инсти­ту­ты в этом заин­те­ре­со­ва­ны, как, напри­мер, когда пра­ви­тель­ство Южной Кореи делит­ся API, что­бы помочь неза­ви­си­мым раз­ра­бот­чи­кам; либо там, где госу­дар­ство не может эффек­тив­но решать про­бле­мы, и это может быть ком­пен­си­ро­ва­но за счет сете­вой моби­ли­за­ции. Послед­нее опи­сы­ва­ет­ся поли­то­ло­га­ми как ситу­а­ция «огра­ни­чен­ной госу­дар­ствен­но­сти», в рам­ках кото­рой из-за кри­зи­са у госу­дар­ства не хва­та­ет ресур­сов и ком­пе­тен­ций, для того что­бы выпол­нять свои функ­ции.

При­ме­ры огра­ни­чен­но­сти ресур­сов госу­дар­ства для реа­ги­ро­ва­ния на кри­зис мож­но уви­деть как во вре­мя при­род­ных ката­клиз­мов, так и во вре­мя воен­ных кон­флик­тов. Во вре­мя пожа­ров 2010 года рос­сий­ские интер­нет-поль­зо­ва­те­ли бро­си­лись на закуп­ку пожар­ных рука­вов. Кра­уд­фандин­го­вые про­ек­ты в Укра­ине поз­во­ли­ли укра­ин­цам при­об­ре­тать дро­ны и при­бо­ры ноч­но­го виде­ния для воен­ных нужд. В эпо­ху коро­на­ви­ру­са появи­лись новые дефи­ци­ты. На место пожар­ных рука­вов при­шли аппа­ра­ты ИВЛ, мас­ки и сани­тай­зе­ры. И так как про­сто кра­уд­фандин­гом про­бле­му не решить, сете­вое сооб­ще­ство под­клю­чи­лось в том чис­ле и к тому, как ком­пен­си­ро­вать нехват­ку через гори­зон­таль­ное про­из­вод­ство, опи­сан­ное когда-то Кри­сом Андер­со­ном в кни­ге Makers.

Не менее важ­ной функ­ци­ей во мно­гих стра­нах оста­ет­ся роль сете­во­го сооб­ще­ства для повы­ше­ния про­зрач­но­сти и пол­но­ты инфор­ма­ци­он­ной кар­ти­ны кри­зи­са. Это каса­ет­ся не толь­ко коли­че­ства забо­лев­ших, но и состо­я­ния меди­цин­ской систе­мы. Осо­бен­но важ­на про­зрач­ность отно­си­тель­но тех усло­вий, в кото­рых нахо­дят­ся те, кто зара­зил­ся или, воз­мож­но, зара­зил­ся виру­сом. Чело­век с виру­сом часто под­вер­га­ет­ся объ­ек­ти­ва­ции, когда из лич­но­сти его пере­во­дят в кате­го­рию опас­но­сти для обще­ства. Подоб­ные ситу­а­ции чре­ва­ты повы­шен­ны­ми рис­ка­ми дегу­ма­ни­за­ции, в осо­бен­но­сти в том, что свя­за­но с дей­стви­я­ми госу­дар­ствен­ных струк­тур. Воз­мож­ность зара­зив­ших­ся про­дол­жать рас­ска­зы­вать свои исто­рии через ака­ун­ты в соци­аль­ных сетях прин­ци­пи­аль­на важ­на для того, что­бы в ситу­а­ции пан­де­мии мы не теря­ли чело­ве­че­ское лицо.

В реа­ги­ро­ва­нии на коро­на­ви­рус у сете­вой моби­ли­за­ции поль­зо­ва­те­лей Интер­не­та по сути две роли. С одной сто­ро­ны, мно­гие про­ек­ты пыта­ют­ся решить кон­крет­ные зада­чи, свя­зан­ные с борь­бой с эпи­де­ми­ей. С дру­гой сто­ро­ны, не менее важ­ной оста­ет­ся функ­ция кон­тро­ля госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов, кото­рые в чрез­вы­чай­ной ситу­а­ции полу­ча­ют еще более чрез­вы­чай­ные пол­но­мо­чия. Подоб­ная ситу­а­ция все­доз­во­лен­но­сти вла­сти, опи­сан­ная извест­ным фило­со­фом Джор­джо Агам­бе­ном как вре­мен­ное упразд­не­ние прав чело­ве­ка во имя борь­бы с ЧП, тре­бу­ет осо­бых меха­низ­мов кон­тро­ля вла­сти. С дру­гой сто­ро­ны, сете­вые инно­ва­ции име­ют еще один эффект вли­я­ния на госу­дар­ствен­ные инсти­ту­ты. Как отме­ча­ет рос­сий­ский спе­ци­а­лист по откры­тым дан­ным Иван Бег­тин, новые сете­вые ини­ци­а­ти­вы в ответ на кри­зис созда­ют кон­ку­рен­цию для госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов, застав­ляя их про­дол­жать раз­ра­ба­ты­вать свои инно­ва­ци­он­ные реше­ния.

Таким обра­зом, три функ­ции сете­вой моби­ли­за­ции, кото­рые мы наблю­да­ли 10 лет назад, – повы­ше­ние про­зрач­но­сти инфор­ма­ции вокруг кри­зи­са, кон­троль госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов и само­ор­га­ни­за­ция, там, где госу­дар­ство недо­ста­точ­но эффек­тив­но, – оста­ют­ся так же акту­аль­ны и сего­дня. Сете­вая моби­ли­за­ция нуж­на и там, где есть спрос на это со сто­ро­ны госу­дар­ства, и там, где госу­дар­ство не рабо­та­ет. Вме­сте с тем спектр воз­мож­но­стей для сете­вой моби­ли­за­ции и инстру­мен­тов, доступ­ных для того, что­бы решать про­бле­мы, зна­чи­тель­но уве­ли­чил­ся. На место Уша­хи­ди при­шли новые мето­ды рабо­ты с откры­ты­ми дан­ны­ми, новые плат­фор­мы и сооб­ще­ства для про­грам­ми­стов и уче­ных, машин­ное обу­че­ние и AI. Спектр новых инстру­мен­тов поз­во­ля­ет тыся­чам людей, несмот­ря на изо­ля­цию, актив­но участ­во­вать в реа­ги­ро­ва­нии на кри­зис, вме­сто того что­бы пас­сив­но наблю­дать за ходом собы­тий в СМИ или пре­да­вать­ся пани­че­ским настро­е­ни­ям в сетях пер­со­наль­ной ком­му­ни­ка­ции.

Есть и еще один фак­тор, кото­рый прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет пожа­ры или зем­ле­тря­се­ния от ситу­а­ции пан­де­мии. Во вре­мя локаль­ных ката­клиз­мов боль­шин­ство реа­ги­ру­ю­щих нахо­дит­ся в без­опас­но­сти вне гео­гра­фи­че­ских пре­де­лов кри­зи­са. Это люди, кото­рые про­дол­жа­ют рабо­тать и посвя­ща­ют кри­зи­су толь­ко свое сво­бод­ное вре­мя, – то, что иссле­до­ва­тель из NYU Клэй Шир­ки назвал «когни­тив­ным излиш­ком». В ситу­а­ции пан­де­мии кри­зис затро­нул прак­ти­че­ски всех. Более того, каран­тин при­вел к тому, что мно­гие ока­за­лись дома у ком­пью­те­ров. Таким обра­зом, «когни­тив­ный изли­шек» уве­ли­чил­ся и стал цен­траль­ной харак­те­ри­сти­кой заня­то­сти раз­но­го рода спе­ци­а­ли­стов, кото­рые могут помочь решить про­бле­мы, свя­зан­ные с кри­зи­сом. Это же каса­ет­ся и волон­те­ров на гипер­ло­каль­ном уровне, кото­рые тоже ока­за­лись запер­ты в рам­ках «гипер­ло­каль­но­го про­стран­ства» сво­е­го рай­о­на. 

Ско­рость «коро­на­ва­ций» наби­ра­ет обо­ро­ты. Каж­дый день появ­ля­ют­ся новые инстру­мен­ты и новые про­ек­ты. Кон­ку­рен­ция меж­ду кар­та­ми кри­зи­са, при­ло­же­ни­я­ми по пре­ду­пре­жде­нию об уровне рис­ка или коор­ди­на­ции волон­тер­ства явля­ет­ся внут­рен­ним меха­низ­мом аксе­ле­ра­ции кри­зис­ных инно­ва­ций. Глав­ное при этом – это не ско­рость самих инно­ва­ций, а то как быст­ро поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та иден­ти­фи­ци­ру­ют новые вызо­вы, тре­бу­ю­щие их реак­ции. Вме­сте с тем на фоне рас­ту­щих мас­шта­бов сете­вой моби­ли­за­ции про­бле­мы, свя­зан­ные с дез­ин­фор­ма­ци­ей, отсут­стви­ем кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния и пани­че­ских сете­вых эффек­тов, оста­ют­ся серьез­ны­ми вызо­ва­ми нынеш­не­го кри­зи­са. Таким обра­зом, по сути, гло­баль­ное сете­вое обще­ство в ситу­а­ции пан­де­мии кон­тро­ли­ру­ет не толь­ко инсти­ту­ты госу­дар­ства, но преж­де все­го само себя. Сидя по домам у ком­пью­те­ров, мы более оди­но­ки, но и более еди­ны, и то, каким будет это един­ство и каки­ми мы вый­дем из это­го кри­зи­са, зави­сит преж­де все­го от нас самих.

Еще по теме