Что такое нейрокапитализм, и поможет ли он в условиях кризиса?

Активность нашего мозга влияет на наше поведение, а также может быть использована как данные для построения нового общества
Mehau Kulyk/Science Photo Library/Getty Images

Нико­гда еще тех­но­ло­гии так плот­но не впле­та­лись в нашу повсе­днев­ную жизнь, как в эту коро­на­ви­рус­ную эпо­ху. Пан­де­мия – это уни­каль­ная лабо­ра­то­рия для про­вер­ки на проч­ность всех тех­но­ло­ги­че­ских инфра­струк­тур, воз­мож­но­стей и уяз­ви­мо­стей. Тех­но­ло­гии настоль­ко встро­е­ны во вза­и­мо­дей­ствие с чело­ве­ком и в соци­аль­ные отно­ше­ния, что ока­зы­ва­ют­ся доми­ни­ру­ю­щи­ми ори­ен­ти­ра­ми в теку­щей эко­но­ми­ке и поли­ти­ке. Пан­де­мия обна­жа­ет сте­пень про­ник­но­ве­ния тех­но­ло­гий в про­цес­сы при­ня­тия эко­но­ми­че­ских и поли­ти­че­ских реше­ний. И хотя эти тен­ден­ции длят­ся уже не пер­вый год, кри­зис­ные усло­вия в опре­де­лен­ном смыс­ле леги­ти­ми­ру­ют те или иные шаги, напри­мер, вве­де­ние повсе­мест­ной слеж­ки с помо­щью тех­но­ло­гий рас­по­зна­ва­ния лиц в Москве. 

В мире, где тех­но­ло­гии нель­зя как зве­но вынуть из цепей обще­ствен­ных про­цес­сов, необ­хо­ди­мо посто­ян­но пере­осмыс­ли­вать каче­ствен­ные изме­не­ния, в том чис­ле свя­зан­ные с раз­ви­ти­ем самих тех­но­ло­гий. Чем проч­нее они укреп­ля­ют­ся в раз­ных аспек­тах обще­ствен­ной жиз­ни, тем глу­бин­нее ста­но­вит­ся их вли­я­ние и тем мень­ше мы его заме­ча­ем.

Одним из трен­дов «глу­бин­но­сти» сего­дняш­не­го мира вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка и тех­но­ло­гии ста­но­вит­ся вни­ма­ние к мыш­ле­нию и устрой­ству моз­га – обла­сти дея­тель­но­сти ней­ро­на­ук. Про­из­вод­ные от меж­дис­ци­пли­нар­но­го сотруд­ни­че­ства начи­на­ют обрас­тать при­став­ка­ми «ней­ро-», что­бы пока­зать свою при­над­леж­ность к новой онто­ло­гии – раци­о­наль­ной моз­го­вой дея­тель­но­сти. От ней­ро­био­ло­гии, ней­ро­хи­мии и ней­ро­фи­зио­ло­гии мы полу­ча­ем ней­ро­об­ра­зо­ва­ние, ней­ро­мар­ке­тинг и ней­ро­эко­но­ми­ку, а сле­ду­ю­щим шагом зна­ко­мим­ся с ней­ро­э­ти­кой и ней­ро­ка­пи­та­лиз­мом.

В этой ста­тья я оста­нов­люсь на ней­ро­ка­пи­та­лиз­ме как фено­мене, кото­рый при­зван пока­зать, как и поче­му люди и госу­дар­ства при­ни­ма­ют те или иные реше­ния в усло­ви­ях мас­со­вой циф­ро­ви­за­ции. 

Нейроизация

С тех пор как мас­шта­бы вли­я­ния тех­но­ло­гий рас­про­стра­ни­лись прак­ти­че­ски на все сфе­ры жиз­ни, их изу­че­ни­ем и при­ме­не­ни­ем зани­ма­ет­ся все более широ­кий круг дис­ци­плин и направ­ле­ний. Это нуж­но, что­бы еще деталь­нее изу­чить и выстро­ить вза­и­мо­дей­ствие чело­ве­ка и тех­но­ло­гий. Этот сим­би­оз актив­но иссле­ду­ет­ся уче­ны­ми из раз­ных дис­ци­плин, а арсе­нал при­клад­но­го при­ме­не­ния про­дол­жа­ет посто­ян­но рас­ши­рять­ся. Чело­век, его пове­де­ние, орга­низм, мыш­ле­ние ока­зы­ва­ют­ся в фоку­се вни­ма­ния раз­ра­бот­чи­ков циф­ро­вых тех­но­ло­гий, пото­му что такие дан­ные будут исполь­зо­вать­ся в раз­ных целях: от меди­цин­ских и мар­ке­тин­го­вых до поли­ти­че­ских и идео­ло­ги­че­ских. 

Дан­ные о пове­де­нии чело­ве­ка (напри­мер, на осно­ва­нии его циф­ро­вых сле­дов) теперь пре­тен­ду­ют на то, что­бы быть допол­нен­ны­ми дан­ны­ми о том, как рабо­та­ет чело­ве­че­ский мозг, как если бы это было нам допод­лин­но извест­но. Отве­том на послед­ний вопрос зани­ма­ют­ся ней­ро­на­у­ки, кото­рый рас­про­стра­ни­ли свое вли­я­ние настоль­ко широ­ко, что при­став­ка ней­ро- может стать оли­це­тво­ре­ни­ем наше­го вре­ме­ни. 

«Ней­ро­иза­ция» име­ет несколь­ко пред­по­сы­лок. 

  • Во-пер­вых, она дела­ет мощ­ный пово­рот к био­ло­гии, кото­рый ведет за собой тра­ди­цию све­де­ния объ­яс­не­ний пове­де­ния чело­ве­ка или обще­ства био­ло­ги­че­ски­ми аргу­мен­та­ми, как если бы это тоже было нам допод­лин­но извест­но. 
  • Во-вто­рых, обра­ще­ние к ней­ро­сфе­рам пред­по­ла­га­ет воз­мож­ность «пред­ска­за­ния» пове­де­ния людей, что отсы­ла­ет нас чуть ли не к бихе­ви­о­риз­му или био­ло­ги­че­ско­му детер­ми­низ­му. 
  • В‑третьих, и это, воз­мож­но, самое зна­чи­мое, – ней­ро­под­ход не огра­ни­чи­ва­ет­ся чело­ве­че­ским орга­низ­мом, а под­клю­ча­ет тех­но­ло­гии как инстру­мен­ты, посред­ни­ков, ими­та­то­ров и тому подоб­ные роли к чело­ве­ку в новом типе обще­ства, про­ни­зан­но­го циф­ро­вы­ми дости­же­ни­я­ми. 

Ины­ми сло­ва­ми, чело­век и его пове­де­ние ста­но­вят­ся кван­ти­фи­ци­ру­е­мы­ми – циф­ро­вой след соби­ра­ет все раз­но­об­ра­зие дан­ных о дей­стви­ях чело­ве­ка (вклю­чая моз­го­вую дея­тель­ность) и тем самым созда­ет образ, пре­тен­ду­ю­щий на ста­тус объ­ек­тив­но­го с био­ло­ги­че­ски­ми осно­ва­ни­я­ми.

Когнитивная революция

Инте­рес к ней­ро­на­у­кам, или нау­кам о моз­ге, в кон­тек­сте тех­но­ло­гий не слу­ча­ен. С одной сто­ро­ны, в раз­ра­бот­ке тех­но­ло­гий посто­ян­но тре­бо­ва­лась обнов­ля­е­мая экс­пер­ти­за: инже­нер­но­го зна­ния пере­ста­ло хва­тать, как толь­ко тех­но­ло­гии ста­ли решать поль­зо­ва­тель­ские зада­чи в обыч­ной жиз­ни. Появил­ся запрос на кон­текст­ную экс­пер­ти­зу в зави­си­мо­сти от того, какие тех­но­ло­гии для чего раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся, куда постав­ля­ют­ся и с каки­ми функ­ци­я­ми.

Но, с дру­гой сто­ро­ны, соци­аль­ные эффек­ты раз­но­об­раз­ных тех­но­ло­гий сра­зу выхо­ди­ли дале­ко за пре­де­лы пред­по­ла­га­е­мых раз­ра­бот­чи­ка­ми сце­на­ри­ев и рис­ков. Поль­зо­ва­те­ли внес­ли свои кор­рек­ти­вы в осво­е­ние тех­но­ло­гий, кото­рые ста­ли вос­при­ни­мать­ся не толь­ко как сред­ства для дости­же­ния каких-то целей, но и как сре­да, в кото­рой воз­мож­ны экс­пе­ри­мен­ты и новые фор­ма­ты повсе­днев­но­сти. Внут­ри инже­нер­ной сфе­ры не было гото­вых отве­тов на вопро­сы о поль­зо­ва­те­лях, эффек­тах и кон­текстах, так что раз­ра­бот­ка ста­ла при­вле­кать спе­ци­а­ли­стов из обла­стей зна­ния о чело­ве­ке, обще­стве, соци­аль­ной жиз­ни.

Каче­ствен­ная транс­фор­ма­ция раз­ра­бот­ки тех­но­ло­гий слу­чи­лась в 1970–1980‑х годах бла­го­да­ря когни­тив­ным нау­кам. Когни­тив­ная рево­лю­ция предо­ста­ви­ла раз­ра­бот­чи­кам новые мето­ды, кон­цеп­ции, сло­варь, логи­ку с фоку­сом на поль­зо­ва­те­ля в про­цес­се вза­и­мо­дей­ствия с тех­но­ло­ги­я­ми. В то же вре­мя сооб­ще­ство когни­тив­ных уче­ных вплот­ную зани­ма­лось раз­ра­бот­ка­ми в сфе­рах искус­ствен­но­го интел­лек­та, пси­хо­ло­гии поль­зо­ва­те­лей, про­блем вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка и ком­пью­те­ра. Для тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия такое меж­дис­ци­пли­нар­ное сотруд­ни­че­ство озна­ме­но­ва­ло прин­ци­пи­аль­ный инте­рес со сто­ро­ны дру­гих обла­стей к тому, на что могут быть спо­соб­ны тех­но­ло­гии и как дале­ко мож­но зай­ти в экс­пе­ри­мен­тах. Осо­бен­но сме­лы­ми ока­за­лись когни­ти­ви­сти­ка и ней­ро­на­у­ки бла­го­да­ря вза­им­но­му обо­га­ще­нию тех­но­ло­гий и резуль­та­тов иссле­до­ва­ний. 

Новый капитализм

Каче­ствен­ная транс­фор­ма­ция в раз­ра­бот­ке и иссле­до­ва­ни­ях кос­ну­лась дале­ко не толь­ко самих тех­но­ло­гий. Ско­рее тех­но­ло­гии ста­ли при­чи­ной того, что меня­ют­ся как повсе­днев­ные и обще­ствен­ные про­цес­сы, так и управ­лен­че­ские под­хо­ды к ним, осо­бен­но со сто­ро­ны кор­по­ра­ций и госу­дарств. Пове­де­ние людей ста­но­вит­ся кра­е­уголь­ным кам­нем, а зна­чит, тре­бу­ет поис­ка новых – управ­лен­че­ских, поли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских – реше­ний, кото­рые теперь тес­но свя­за­ны с тех­но­ло­ги­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми (и их же огра­ни­че­ни­я­ми). И после­ду­ю­щим кон­тро­лем?

Поиск отве­та на вопрос о том, как чело­век при­ни­ма­ет реше­ния, зашел доста­точ­но дале­ко в кон­тек­сте эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти, что­бы быть три­жды отме­чен­ным Нобе­лев­ски­ми пре­ми­я­ми. В 1978 году первую пре­мию за иссле­до­ва­ния в этой обла­сти полу­чил Гер­берт Сай­мон, в 2002 году – Дани­эль Кане­ман, а в 2017 году – Ричард Талер. Кажет­ся, что уче­ные долж­ны стать бли­же к пони­ма­нию пове­де­ния чело­ве­ка, но в дей­стви­тель­но­сти кон­цеп­ции про­дол­жа­ют менять­ся. На сты­ке пси­хо­ло­гии и эко­но­ми­ки рож­да­ют­ся новые гипо­те­зы – о раци­о­наль­ном чело­ве­ке, о нера­ци­о­наль­ном чело­ве­ке, об огра­ни­чен­но раци­о­наль­ном чело­ве­ке. Область, кото­рая ста­ла назы­вать­ся пове­ден­че­ской эко­но­ми­кой, направ­ле­на на выра­бот­ку поли­ти­че­ских реше­ний на осно­ва­нии ана­ли­за боль­ших мас­си­вов дан­ных о при­ня­тии реше­ний чело­ве­ка в усло­ви­ях высо­кой неопре­де­лен­но­сти. 

Иссле­до­ва­те­ли, одна­ко, не оста­нав­ли­ва­ют­ся на ана­ли­зе дан­ных о при­ня­тых реше­ни­ях в эко­но­ми­ке. С 2000‑х годов к этой обла­сти под­клю­чи­лась ней­ро­био­ло­гия с ее изу­че­ни­ем актив­но­сти раз­ных участ­ков моз­га и попыт­ка­ми понять, как «на самом деле» устро­ен про­цесс при­ня­тия реше­ний. На сты­ке ней­ро­био­ло­гии и эко­но­ми­ки раз­ви­ва­ет­ся область – сюр­приз! – ней­ро­эко­но­ми­ки. Ее важ­ны­ми состав­ля­ю­щи­ми ста­ли цен­но­сти, аргу­мен­ты и само­кон­троль, за кото­рые отве­ча­ют опре­де­лен­ные доли моз­га. 

Мозг, таким обра­зом, ока­зы­ва­ет­ся само­сто­я­тель­ным участ­ни­ком эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. Так, немец­кие иссле­до­ва­те­ли Эва Гес и Ген­рик Ёкайт еще в 2009 году пред­ло­жи­ли тер­мин «ней­ро­ка­пи­та­лизм» для обо­зна­че­ния спе­ци­фи­ки ново­го капи­та­лиз­ма, в кото­ром актив­ность нерв­ных кле­ток в моз­ге опре­де­ля­ет чело­ве­че­ское пове­де­ние. Новый капи­та­лизм создаст ново­го чело­ве­ка, кото­рый смо­жет пре­тен­до­вать на луч­шую вер­сию себя бла­го­да­ря дости­же­ни­ям меди­ци­ны и инже­не­рии. Тер­мин еще не явля­ет­ся кон­вен­ци­о­наль­ным, хотя уже опуб­ли­ко­ва­но несколь­ко про­грамм­ных работ. Напри­мер, в 2013 году эко­но­ми­че­ский гео­граф Джес­си­ка Пикетт про­ве­ла кри­ти­че­ский ана­лиз совре­мен­ных тен­ден­ций пове­ден­че­ской и ней­ро­эко­но­ми­ки и свя­зан­ной с ними иде­ей по изме­не­нию пове­де­ния людей через госу­дар­ствен­ную поли­ти­ку. Она при­хо­дит к выво­ду о том, что ней­ро­объ­яс­не­ния могут быть пере­оце­не­ны с точ­ки зре­ния их уча­стия в гос­по­ли­ти­ке, а поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские послед­ствия ней­ро­ка­пи­та­лиз­ма пока еще слож­но оце­нить, но они тре­бу­ют про­ра­бот­ки уже сей­час, на эта­пе про­дви­же­ния в обра­зо­ва­нии, мар­ке­тин­ге или пуб­лич­ной поли­ти­ки. 

В 2016 году ита­льян­ский иссле­до­ва­тель Джор­джо Гри­ци­от­ти (Giorgio Griziotti) выпу­стил кни­гу «Neurocapitalismo», где глав­ны­ми дей­ству­ю­щи­ми лица­ми ста­но­вят­ся тех­но­ло­гии, кото­рые в каком-то смыс­ле раз­ру­ша­ют тра­ди­ци­он­ные устои и созда­ют новые эко­но­ми­ки, поли­ти­ки, куль­ту­ры и искус­ства. Исполь­зуя кон­цеп­цию био­по­ли­ти­ки Мише­ля Фуко, он пред­ла­га­ет вве­сти тех­но­ло­ги­че­ское изме­ре­ние, кото­рое спо­соб­но фик­си­ро­вать и про­дле­вать наши чув­ства и эмо­ции. Даже если тех­но­ло­гии направ­ле­ны на улуч­ше­ние нашей жиз­ни, не сто­ит недо­оце­ни­вать их эти­че­ские, поли­ти­че­ские и соци­аль­ные эффек­ты. 

Коли­че­ство пуб­ли­ка­ций на тему ней­ро­ка­пи­та­лиз­ма про­дол­жа­ет рас­ти, а идея под­хва­ты­ва­ет­ся медиа или же рас­про­стра­ня­ет­ся в при­клад­ном направ­ле­нии. Напри­мер, в 2019 году вышла ста­тья фин­ской иссле­до­ва­тель­ни­цы Моны Ман­не­вуо про экс­пе­ри­мент с без­услов­ным базо­вым дохо­дом в Фин­лян­дии и вли­я­нии на эту поли­ти­ку, в том чис­ле, ней­ро­ка­пи­та­лиз­ма, огра­ни­че­ния кото­ро­го свя­за­ны с пред­став­ле­ни­я­ми о чело­ве­ке как о машине по про­из­вод­ству раци­о­наль­ной моз­го­вой дея­тель­но­сти. 

В медиа и ком­мер­че­ской сфе­ре ней­ро­ка­пи­та­лизм озна­ча­ет ско­рее про­бле­мы ком­мер­ци­а­ли­за­ции дан­ных о моз­го­вой дея­тель­но­сти поль­зо­ва­те­лей раз­ных сер­ви­сов. Это воз­вра­ща­ет нас к раз­го­во­ру о под­от­чет­но­сти плат­форм, кото­рые исполь­зу­ют такие дан­ные в целях, напри­мер, ней­ро­мар­ке­тин­га. 

А вы чув­ству­е­те себя в ней­ро­эпо­хе? Дели­тесь мыс­ля­ми в ком­мен­та­ри­ях!

Что еще посмотреть

  • 4 новых пра­ва в эпо­ху ней­ро­ка­пи­та­лиз­ма от Сигал Сэму­эль.
  • Корот­кое видео Пост­на­у­ки про поня­тие ней­ро­эко­но­ми­ки от Васи­лия Клю­ча­ре­ва.
  • 5 книг о ней­ро­мар­ке­тин­ге – под­бор­ка Пост­на­у­ки.
  • Раз­мыш­ле­ния о том, гото­вы ли мы к ней­ро­ка­пи­та­лиз­му, от Бру­но Мар­ти­на.

Еще по теме