Анонимность: право, а не причуда

Поговорим об одном из самых ущемленных, но важных прав. Изображение: StockSnap с сайта Pixabay

4 сентября на онлайн-конференции «Сетевой сентябрь» Теплица социальных технологий предлагает поговорить об анонимности. Мы постараемся рассмотреть эту тему с позиций юриста, психолога, журналиста и айтишника.

Право на анонимность – возможно, самое недооцененное, ущемленное в списке цифровых прав. Его не особенно ценят. Им пренебрегают. Свобода слова, право на доступ к информации? Это понятно. Приватность? Попахивает чем-то буржуазным, а впрочем, пускай. Но анонимность? Это уж точно ни к чему хорошему не приведет.

– Кто написал на доске «русково нибудет»? – грозно сверкает очками Мариванна. – Что за храбрый анонимщик? Выйди сюда немедленно! Встань перед классом!

– Анонимность опасна, – устами холеных министров и придворных экспертов вещает правительство. – Анонимно действуют только террористы, экстремисты и прочие педофилы. Честному человеку не нужно скрывать лицо.

– В Интернете анонимности уже давно нет, – сообщает познавший жизнь 24-летний бородатый хипстер. – Даже не пытайтесь. Всем и так известно, кто вы такой.

Кристина

Она молода, амбициозна, красива, любит кошек, Бродского, латте и одинокие прогулки по набережной в те вечера, когда ей не слишком хочется спать. Она вообще много спит – побочное действие таблеток. Но так лучше, чем внезапные пугающие приливы эйфории, когда неведомые силы толкали Кристину к пропасти.

О ее биполярном расстройстве знают немногие – врач, семья, несколько знакомых. Близких подруг у Кристины нет, парня тоже. Ей трудно выстраивать взаимоотношения с людьми. Она уже сталкивалась с непониманием, страхом и бездушием. Но Кристина не сдается и верит. В прошлом году она влилась в небольшое онлайновое сообщество, объединенное той же проблемой. Сейчас Кристина – самая активная участница группы. Возможно, самая полезная. Ее опыт и советы помогают другим. Кристина – не настоящее имя. Как и другие, она пишет под ником, ей так комфортнее, спокойнее. Она чувствует себя в большей безопасности.

Ольга

Если можешь кому-то помочь, помогай, а не болтай, считает Ольга. По мере сил она переводит пожертвования двум благотворительным фондам. Ей приятно чувствовать, что в трудном деле помощи жертвам домашнего насилия есть ее маленький, но вполне осязаемый вклад. По мнению Ольги, это лучше, чем распинаться в «Фейсбуке» о своем великом сочувствии, а деньги откладывать на очередной айфон.

Еще у Ольги есть принцип: жертвовать анонимно. Не подумайте: Ольга не крадется глухой ночью к офису фонда, чтобы протиснуть в узкую щель под дверью конверт с деньгами. Она отправляет нужную сумму с электронного кошелька и не хочет, чтобы фонд видел имя человека, который пожертвовал деньги. Ольга предпочитает оставаться инкогнито. В ее понимании благотворительность не должна «светить лицом».

Феликс

Если бы Феликс жил на Западе, его бы, вероятно, назвали крутым словом whistleblower. Нет, Феликс не стремился стать вторым Сноуденом. Так получилось. Почти случайно Феликс узнал о планах незаконного строительства на части территории городского лесопарка. Без экологической экспертизы. С жалкой имитацией общественных слушателей. С чиновниками-взяточниками. Другой бы прошел мимо – моя хата с краю. Но Феликс не такой. Впрочем, не совестью единой. Феликс прекрасно понимал: если факты будут обнародованы под его именем, он со своей семьей окажется под ударом.

Такое уже бывало с людьми в его городе: телефонные угрозы, давление на работе, проколотые шины и даже нападения в подъездах. Поэтому Феликс анонимно вышел на местных независимых журналистов и осторожно передал им информацию. Нарыв вскрылся. Разразился публичный скандал. Приезжали «кураторы» из Москвы. Полетели головы. Руководитель строительной компании пустился в бега. На журналистов давили, требуя выдать источник, но они сами не знали имени-фамилии.

Три истории – три маленьких эпизода из множества жизненных ситуаций, когда анонимность оказывалась востребована людьми в законных, мирных и понятных целях. 

Каждый человек имеет право на анонимность. С чем в современной России приходится сталкиваться такому человеку? С какими новыми вызовами мы встретились в 2020 году? Что с этим всем делать? Приходите на «Сетевой сентябрь». Поговорим.

4 сентября, 12:30, регистрация и программа по ссылке