Локализуй это: делаем программы и сайты понятнее для пользователей

Почему нужно переводить сервисы и сайты, и как вы можете помочь в локализации Питер Брейгель Старший, Вавилонская башня (фрагмент)

По библейскому преданию Бог заставил создателей Вавилонской башни говорить на разных языках. Бедняги перестали понимать друг друга, и грандиозная стройка остановилась. Прошло немало времени, но мы продолжаем расплачиваться за беспечность ветхозаветных архитекторов. Современный мир говорит примерно на 6 тысячах языков. Некоторые из них находятся на грани исчезновения. Международный язык (более 1,1 миллиарда говорящих) – английский. Он же – родной для интерфейса большинства компьютерных программ.

В России английским языком свободно владеет около 5% населения. К счастью, есть современные программы-переводчики. Они позволяют выкручиваться из неожиданных бытовых ситуаций. С помощью Google Translate можно выполнить черновой перевод небольшого текста, когда решающее значение имеют быстрота и понимание сути, а не полнота и аккуратность. Системы контекстного поиска и перевода Reverso и Linguee позволяют найти аналоги трудных слов и фраз среди фрагментов разных текстов.

Компьютерную программу или онлайновый сервис, однако, нельзя перевести «на коленке». Особенно если это программа для обеспечения безопасности. Человек запутается в меню и лишится важного пароля. Из-за неверно переведенной кнопки папка с романтическими приватными фотографиями окажется в публичном доступе. А ведь программы и сервисы могут быть весьма сложными, со множеством функций и непривычных терминов.

Поэтому нужны люди-переводчики.

Свободный софт

Благая весть: у крупных разработчиков программного обеспечения обычно есть деньги на перевод своих продуктов. Русский язык – один из самых распространенных, им владеет четверть миллиарда жителей Земли. Если разработчику интересен этот рынок, волонтеры не понадобятся. Пользователи таких IT-гигантов, как Microsoft, Adobe, Google, Apple, Facebook, знают: самые свежие версии их любимых программ и сервисов были и будут доступны на русском языке.

Другое дело – бесплатные программы с открытым кодом. Их разрабатывают энтузиасты на средства от пожертвований или вовсе бесплатно. Переводом на иностранные языки таких независимых продуктов, как Tor Browser, Psiphon, Mailvelope, Jitsi Meet, Veracrypt, KeePassXC, обычно занимаются волонтеры. Для каждой новой версии вопросы «когда переводить» и «в каком объеме переводить» зависят как от разработчика, так и от переводчика.

Не только программы и сервисы

Иногда важное значение имеет перевод сайта разработчика. Особенно это касается главной страницы и страницы скачивания, если таковая существует (пример для мессенджера Signal). Бывает, что программу можно скачать в «установочной» или портативной версии, для разных платформ (Windows, macOS, Linux, Android, iOS), на разных языках. Порой к файлу прилагается цифровая подпись. Веб-страница оказывается перегружена данными. Неискушенный человек без перевода может запутаться и скачать что-нибудь не то.

Документация – еще один важный материал для перевода. В первую очередь, речь идет о страницах поддержки на сайтах, о меню помощи и подсказках внутри программ и сервисов, о пользовательских руководствах, о списках ответов на частые вопросы  (пример документации Deflect, канадского сервиса для снижения нагрузки на сервер при DDoS-атаке).

Наконец, некоторые разработчики заинтересованы в переводе своих пользовательских соглашений и политик приватности. Это особенно важно для тех программ и сервисов, где допускается сбор данных о пользователях (пример политики приватности Psiphon).

Как делают перевод

Современные переводчики для своей работы пользуются специальными интерфейсами. В основном это Transifex, в меньшей степени Weblate. Разработчик добавляет файлы со строками для перевода в Transifex. Любой желающий может «попроситься» в команду переводчиков. Разработчик одобряет запрос – переводчик начинает работу. Над одним проектом могут работать несколько переводчиков.

Скриншот интерфейса Transifex.
Скриншот интерфейса Transifex.

Кроме переводчика, в Transifex предусмотрена роль ревьюера – человека, который проверяет сделанное.

Разумеется, переводческие интерфейсы могут использоваться и для оплачиваемой работы. По современным представлениям, достойной оплатой за перевод технического текста с английского языка на русский считается 10-12 центов за слово оригинала.

Если нужно перевести веб-сервис, сайт (с любым дизайном сложнее простого текста) или программный интерфейс, хороший переводчик сопоставляет результат с тем, что видит на экране. Переведенные элементы – кнопка, пункт меню, заголовок – не должны ломать оригинальный дизайн или терять смысл из-за сокращений. Иногда это непросто, ведь русский текст по объему превышает английский. Поэтому ценится умение мастера не переводить слово в слово, а подбирать синонимы, менять конструкцию фраз, фантазировать, использовать оригинальные решения.

Некоторые переводы делаются по старинке: разработчик присылает файл, а переводчик вставляет туда свои строки.

Автоматический перевод допускается лишь как эпизодическая подсказка в процессе «настоящего» перевода. Уважающий себя переводчик не опустится до того, чтобы сдать заказчику перевод, выполненный компьютерной программой.

Адаптация

Однажды разработчики Tor Browser решили использовать модный сторителлинг для того, чтобы целевая аудитория лучше понимала важность Tor. Они рассказали историю бразильских активисток, боровшихся за гендерное равенство. Женщины занимались просвещением по сложной теме абортов. Им приходилось работать в условиях колоссального давления властей. Не было и речи о том, чтобы создать и открыто поддерживать собственный тематический веб-сайт. На помощь пришел Tor. Женщинам удалось сделать сайт в так называемом Deep Web, в домене .onion. Они обеспечили себе анонимность и защиту от преследований.

Перевод этой истории проблем не вызвал. Однако в России такой сюжет не достиг бы желаемой цели. Действительно, в католической Бразилии аборты запрещены (кроме исключительных обстоятельств – изнасилования и угрозы жизни женщины). Та, кого уличили в аборте по иным основаниям, рисковала оказаться в тюрьме сроком на три года. В России тема абортов вызывает множество дискуссий (как и везде), но аборт не считается преступлением. Нет и критической необходимости использовать Tor для создания просветительского сайта на эту тему.

Адаптация материала -– важный этап. К счастью, по моему опыту, большинство разработчиков это понимают. Они прислушиваются к советам переводчиков насчет локального контекста.

Localization Lab

Localization Lab – международная некоммерческая организация, которая помогает разработчикам и переводчикам находить друг друга и организует работу по переводу. Организация существует с 2012 года и курирует более 70 проектов с открытым кодом. 

Иногда организация проводит встречи – они называются «sprints». На встречах переводчики обмениваются мыслями и предложениями, связанными со своей работой. Бывает, в «спринтах» участвуют и разработчики программ. Тогда появляется возможность для прямого, живого диалога. Localization Lab привлекает к работе тренеров по цифровой безопасности, лингвистов, студентов, гражданских активистов. Иными словами, тех, кто способен предложить независимую обратную связь, чтобы сделать программы и сервисы лучше. У Localization Lab также есть свой wiki-сайт. Там прописаны пути к файлам перевода и добавлены полезные комментарии.

Скриншот сайта Localization Lab.
Скриншот сайта Localization Lab.

Проблемы

Читателю может показаться, что мир переводчиков организован как часы и его постоянно освещает теплое солнышко на безоблачном небе. Увы, это не совсем так. Случаются и проблемы. 

  • Переводчиков обычно не хватает. Иногда число никнеймов, участников одной и той же команды в Transifex, выглядит солидно, но это «мертвые души».  Работают единицы. Вообще волонтерская работа отличается высокой «текучестью кадров».
  • Деньги. Как ни крути, бесплатный перевод руководства из 10-20 тысяч слов – работа, за которую возьмется не каждый.
  • Не все разработчики заинтересованы в локализованной версии. Я неоднократно сталкивался с молчанием или вялой реакцией представителей компании. Некоторые разработчики тянули с подключением готовых переводов. Проблемы такого рода и призвана решать Localization Lab.
  • Глоссарий отсутствует или устарел. У переводчиков нет согласия насчет ряда терминов и вариантов оформления. Брать ли в кавычки название проекта? Можно ли оставить «email», или необходимо всякий раз переводить? «Приватный ключ» или «секретный ключ»? А может, «закрытый» – по аналогии с открытым? Несогласованность приводит к тому, что внутри одного материала оказываются разные переводы одних и тех же терминов. Значит, кого-то ждет невеселая дополнительная работа по обеспечению единообразия и целостности перевода.
  • Начинающие и малоопытные переводчики часто пренебрегают советом учитывать дизайн и контекст сайта (программы). В результате ломается дизайн, а местами возникает откровенная бессмыслица.
  • Завершив работу, переводчик испускает победный клич и идет пить чай (или что-то другое). Но любой динамичный, развивающийся проект означает новую версию уже через несколько месяцев. Новая версия, в свою очередь, это измененные и новые строки для перевода. Нужно «держать руку на пульсе».

Что можете сделать вы

Хотите участвовать в благородном деле и локализовать какой-нибудь полезный продукт для ваших соотечественников?

Переводчик-волонтер может без особых трудностей присоединиться к Localization Lab. Начать лучше со страницы проектов или упомянутого wiki. Если какой-то из проектов находит отклик в душе, следует создать аккаунт в Transifex, оценить готовность и качество перевода, и если работа есть – постучаться в соответствующую команду переводчиков.

Если вы уже переводите что-то полезное по теме безопасности, но нуждаетесь в помощи, напишите мне. Возможно, мы найдем ресурсы для продолжения этой работы.

Не уверены, что готовы локализовать программу или сервис? Хотите попробовать свои силы в переводе общественно-полезных текстов? Возможно, вас заинтересует волонтерский проект Lingua от Global Voices.

Ну, а если у вас есть собственный продукт в области безопасности (программа, сервис, руководство, документация, учебный курс), который нужно локализовать, – давайте вместе сделаем ваше замечательное творение ближе конечному пользователю.

Автор этой публикации участвовал в локализации таких продуктов, как Tor Browser, Psiphon, Mailvelope, Jitsi Meet, OONI Probe, веб-сайта Signal, документации и сайта Deflect, а также различных материалов Frontline Defenders, Tactical Tech, Digital Defenders Partnership, Internews, Electronic Frontier Foundation