Монополии vs доверие. Что происходило с цифровыми платформами в 2020 году

5 сюжетов: юридические, экономические и политические Иллюстрация: Mx. Granger / https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=34746829

Значимость цифровых платформ, от Facebook’а до «Яндекс.Такси», продолжает расти. Но среда, в которой они функционируют, меняется. В 2020 году государства и международные организации объявили о более жесткой регуляции цифровых рынков и ответственности платформ за контент, производимый пользователями. Цифровые корпорации также столкнулись с требованиями со стороны профсоюзов и активистов. Ольга Тараканова рассказывает для Теплицы, какие именно события прошедшего года изменили и продолжают менять статус интернет-платформ.

Сюжет 1: Изменение общественного отношения к платформам

В сентябре 2020 года на Netflix Original вышел документальный фильм «Социальная дилемма», в котором десяток бывших высокопоставленных сотрудников Google, Facebook и других технологических гигантов, а также социологи и нейроисследователи выступили с резкой критикой современной платформенной экономики и тех эффектов, которые она оказывает на общество. Резонансный фильм проиллюстрировал изменение отношения к лидерам цифрового рынка, обозначил нарастающий скепсис, накопившийся к концу 2020-го. 

«Если вы не платите за товар, значит, вы и есть товар», – говорится в «Социальной дилемме». 17 триллионов рублей, или 231 миллиард долларов, или один годовой бюджет России, – столько совокупной прибыли извлекли американские пользователи Facebook’а с момента основания платформы в 2004 году. В экономике эта величина – разница между реальной стоимостью товара или услуги и тем, сколько потребитель готов за нее заплатить, – называется «потребительский излишек». Экономисты Эрик Бринйолфсон и Эвинаш Коллинс провели масштабный онлайн-опрос, а затем и эксперимент, чтобы измерить потребительский излишек при пользовании онлайн-сервисами. «Мы сделали репрезентативную выборку пользователей Facebook, которые находятся в Америке, и предложили им разные суммы за то, чтобы не пользоваться сервисом в течение месяца. Чтобы верифицировать ответы, мы затем выбрали некоторых участников, действительно выплачивали им названную сумму и следили, отказались ли от сервиса», – пишут экономисты в популярной статье об этом исследовании. Как оказалось, месяц Facebook’а в Америке стоит 48$, или 3500 рублей.

«Поскольку мы не платим за продукты, которые используем, за эти продукты платят рекламодатели», – объясняет Эза Раскин, бывший сотрудник Firefox’а, в интервью создателям «Социальной дилеммы». Действительно, цифровые платформы представляют собой не обычные двусторонние рынки, где происходит взаимодействие между продавцами и покупателями товаров или услуг. Платформы – многосторонние рынки, в которые вовлечены производители технологий, производители контента, пользователи контента и рекламодатели. Платформы продают рекламодателям пользовательское внимание, для этого накапливают огромные массивы данных и разрабатывают инструменты, которые позволяют этим вниманием управлять. 

Среди негативных эффектов роста платформ целый ряд исследователей (Шошана Зубофф, Джейми Бартлетт) называют и монополизацию, и концентрацию данных о пользователях, которая приводит к поляризации общества и нарастанию агрессии.

Сюжет 2: Войны модерации

7 января 2021 года Facebook и Twitter забанили Дональда Трампа до конца его президентского срока (9 января 2021-го Twitter забанил навсегда). Но еще в  прошедшем году платформы наконец хотя бы частично признали свою ответственность за контент, который генерируют пользователи, – не только за незаконный, как раньше, но и за ложный. Twitter ввел фактчек-лейблы, в мессенджер Facebook запретили пересылать один пост сразу многим людям. 

Еще в мае начал работать «Независимый надзорный совет» Facebook’а, чья «задача – решать наиболее сложные вопросы и следить за тем, чтобы решения, принимаемые Facebook, соответствовали нашим ценностям и правилам». К сожалению, хоть в совете и представлены не только западные специалисты, но также эксперты и экспертки из Индии, Камеруна, Пакистана, Кении и других стран глобального Юга, их резолюции «Фейсбук» будет рассматривать как рекомендацию, а финальное решение останется за самой корпорацией. Наиболее критически настроенные по отношению к Совету эксперты и активисты, в том числе бывший глава Facebook’а по безопасности в связи с выборами и инициаторы кампании #StopHateForProfit, также запустили «По-настоящему независимый надзорный совет» (Real Facebook Oversight Board) в сентябре 2020 года. Их последнее заявление от 12 января 2021-го требует не только бессрочного бана Трампа, но и появления прозрачной системы лейблов, которые покажут пользователям, был ли контент промодерирован платформой. 

Во многом появление более жестких правил модерации было спровоцировано распространением огромного количества фейков о коронавирусе. Подогрели ситуацию и выборы в США. Ключевой вопрос, который возникает при обсуждении новых правил, – не спровоцирует ли их появление формирование цензуры со стороны корпораций, которая дополнит государственную. 

Сюжет 3: Новые законопроекты в ЕС, Британии, России призваны «укротить» платформы

В 2020 году Евросоюз продолжил свою стратегию по «приземлению» облачных платформ. Вслед за масштабным правовым фреймворком GDPR (General Data Protection Regulation, Общий регламент по защите данных), введенным в ЕС в 2018 году, в феврале 2020 года Евросоюз анонсировал, а в декабре опубликовал черновик Digital Services Act (DSA) – первое масштабное обновление пакета законов о цифровых услугах с 2000 года. Новые европейские распоряжения предписывают требования прозрачности к рекламе и предоставляемым услугам, подотчетность как по отношению к пользователям, так и к национальным правительствам, необходимость наличия контактных лиц в странах работы, информирование об особенностях обработки данных и другие меры.  

В ноябре 2020-го также вышел черновик Data Governance Regulation (DGR), направленный на обращение с пользовательскими данными в целом. Основная задача обоих распоряжений – поддерживать конкуренцию, сопротивляться монополизации рынков, которая на самом деле, конечно, уже произошла. Акты, аналогичные DSA и DGR, разрабатываются также в Британии. В США Департамент юстиции подал иск на Google в связи с предположительным нарушением антимонопольного законодательства, но рассмотрение суд назначил на 2023 год. 

В России изменения в правовом обеспечении цифрового рынка предложены в пятом антимонопольном пакете Федеральной антимонопольной комиссии (ФАС). Ключевое понятие в нем – «сетевой эффект», то есть увеличение выгоды корпорации при увеличении количества пользователей созданной ею платформы. Пока пакет находится на стадии обсуждения. 

Сюжет 4: Рост платформ проверяет на прочность антимонопольное законодательство

Цифровые гиганты оперируют как «интеллектуальные монополии данных» (data-driven intellectual monopolies). Этот термин вводят исследователи Сесилия Рикап (Парижский университет) и Бент-Окке Лундвалль (Университет Ольборга, Дания) в исследовании «Цифровые гиганты, хищение знания и последствия для развития», также опубликованном в конце прошедшего года. Исследователи показывают, что, хотя инновации часто производятся вне технологических гигантов – учеными в университетах, компаниями поменьше на аутсорсе, независимыми разработками в сообществах вокруг сред с открытом кодом, прибыль от этой инновации все равно, как правило, достается гигантам. Именно они превращают знание в нематериальные активы, а если говорить критически, то похищают его. 

Предельный случай хищения – так называемые «поглощения» (англ. killer acquisitions, сделки для убийства), когда технологические монополии могут позволить себе приобрести и приобретают любую новую компанию на рынке, как только она становится их потенциальным конкурентом. 

То, что в глазах платформ выглядит как выстраивание экосистем сервисов, ориентированных на пользователей, критически настроенными наблюдателями, выглядит как погоня за монопольным положением на рынке. В России, например, впечатляет список поглощений со стороны Сбербанка в 2020 году: «2ГИС», «Кухня на районе», киноплатформа OKKO и десятки других компаний. «Яндексу» ФАС отказала в праве приобрести сервис такси «Везет». Mail.ru Group, которой принадлежит «ВКонтакте», активно инвестировала в образовательные проекты – Skillbox, Skillfactory, Geekbrains и другие. Кроме того, корпорация анонсировала запуск образовательной платформы «Сферум» совместно с «Ростелекомом» и интеграцию со школьной платформой Министерства просвещения.

«Стал бы WhatsApp прямым конкурентом Facebook’а, если бы его приобретение Facebook’ом было запрещено? Если ответ – скорее да, то слияние может снизить благосостояние потребителей, поскольку оно ограничивает конкурентный потенциал, который мог бы привести к снижению цен и увеличению качества», – говорится в ноябрьском отчете «Цифровые платформы и антимонопольные меры» исследовательской группы Bruegel.

Сюжет 5: Платформенный прекариат и трудовые права

При этом как в России, так и по всему миру платформы сталкиваются с сопротивлением и действенной критикой не только со стороны государств и международных организаций, но и со стороны сотрудников на временных договорах. 

В России активнее всего действуют курьеры. Профсоюз «Курьер», который объединяет работников разных платформ доставки, в прошедшем году провел несколько заметных акций, забастовок и переговоров с компаниями. Так, работникам удалось добиться отмены нескольких категорий штрафов в DeliveryClub после массовой забастовки и переговоров с Mail.Ru Group. Профсоюз инициирует и самоорганизованную поддержку работников, например, – раздачу теплых курток, которые жертвуют курьерам сочувствующие, поскольку компании перестали предоставлять курьерам одежду. Кроме того, активисты выступают в суде при разборе случаев физического насилия над курьерами и задержаний. Последняя заметная победа – появление рейтинга клиентов и возможность их блокировки в случае некорректного отношения к курьерам в сервисах «Яндекса».

Наконец, на конференции 26-27 декабря 2020 года, которая собрала не только курьеров, но также участников Профсоюза работников IT, работников такси и других, был создан Оргкомитет Профсоюза работников платформенной экономики.