Как контент стал «открытым»: история автора первых свободных лицензий Дэвида Уайли

История автора термина «открытый контент» и первых свободных лицензий Изображение: Flickr (CC BY 2.0)

Сейчас вы прочитаете историю Дэвида Уайли, автора термина «открытый контент» и первых свободных лицензий, предназначенных не для программ. Изначально статья была написана на английском языке для сайта конференции по открытым образовательным ресурсам. Поделиться с вами этим материалом мы смогли, потому что он был опубликован на условиях лицензии Creative Commons BY. Предшественников именно этих лицензий и выпустил Дэвид с коллегами.

Автор Теплицы Александр Генералов решил перевести историю появления термина «открытый контент». Версия Дэвида Уайли может быть не объективной, но она точно заслуживает внимания.

Время открытого контента

Мы публикуем не дословный перевод статьи. Потому что некоторые моменты точно требуют дополнительных объяснений и могут быть непонятны тем, кто не знаком с миром свободных лицензий. Для начала немного предыстории.

Дэвид Уайли — преподаватель, ученый, кандидат наук (PhD). В 1998 году он решил применить подход open source (открытого программного обеспечения) для учебных материалов. В том году свободные лицензии для программного обеспечения были уже известны в профессиональной среде и даже за ее пределами.

Так, в январе 1998 года IT-компания Netscape объявила, что будет использовать в разработке подход open source. Компания выпускала одноименный браузер, который во второй половине 1990-х был почти монополистом и синонимом самого понятия «Всемирная паутина». Но на самом деле компании не хватало ресурсов, чтобы конкурировать с Microsoft. Netscape проигрывала Internet Explorer. Поэтому топ-менеджер компании Джим Барксдейл принял решение о работе с сообществом свободного программного обеспечения. И 27 января 1998 года Netscape стал бесплатным браузером с открытым исходным кодом.

Но при этом лицензий для контента в то время еще не было. Дэвид Уайли оказался первопроходцем и выпустил лицензию Open Content License 14 июля 1998 года. Тогда еще не было таких известных лицензий для контента, как GFDL, Nupedia Open Content License, Free Art License или Creative Commons (СС). В июне 2003 года Дэвид закрыл своей проект OpenContent, присоединился к команде Creative Commons. А гораздо более продуманные лицензии CC стали преемниками его лицензий. 

Дэвид Уайли в 2013 году. Фото: Flickr, Kyle Peck. Лицензия: CC BY 2.0. https://www.flickr.com/photos/davidwiley/15591071657
Дэвид Уайли в 2013 году. Фото: Flickr, Kyle Peck (CC BY 2.0)

Интересно, что Дэвид не был юристом. Из-за этого не удалось избежать ошибок при создании лицензии. Уже потом они были исправлены профессиональными юристами. Да и сама практика использования лицензий внесла свои коррективы. Вся сфера свободного программного обеспечения (СПО), децентрализованной разработки, краудсорсинга, свободных лицензий развивалась постепенно. В итоге наиболее известными и используемыми лицензиями для контента стали лицензии CC. Но пока давайте вернемся в 1998 год к воспоминаниям Дэвида.

Проблемы сторонников свободного программного обеспечения

Дэвид Уайли вспоминает, что в конце 1997 и начале 1998 года две проблемы мешали развитию движения свободного программного обеспечения. Первой проблемой стало то, что сторонники рассказывали о свободном ПО в невероятно осуждающей и ханжеской манере. Они словно говорили окружающим: «Свободное программное обеспечение — это история, возможно, о величайшем идеале человечества. И если вы не поддерживаете СПО, то это потому, что вы недостаточно любите и цените свободу».

Вторым препятствием на пути широкого использования свободного ПО было само слово «свободное» (в английском — «free»). Многие сторонники понимали, что свободное ПО не сможет изменить IT-индустрию, если не станет широко использоваться в бизнесе и промышленности. Однако слово «свободное» откровенно пугало представителей бизнеса. Почему так? «Free» можно перевести и как «свободное», и как «бесплатное». И сотрудники коммерческих компаний думали, что если они используют свободное ПО, значит, не могут брать деньги с клиентов. Такая путаница приводила к опасениям, нерешительности и сомнениям со стороны бизнеса.

В начале 1998 года группа активных сторонников СПО собралась на стратегическое совещание, чтобы поговорить о дальнейшем продвижении идеи свободного программного обеспечения. В итоге вместо «свободного программного обеспечения» они придумали новый термин — «программное обеспечение с открытым исходным кодом» («open source software»). Так решилась проблема со словом «free». Также сторонники договорились больше рассказывать преимуществах работы с открытым кодом, особенно для бизнеса.

История Дэвида Уайли

В середине 1990-х годов Дэвид с несколькими друзьями создал в Хантингтоне, штат Западная Виргиния, то, что сейчас мы бы, скорее всего, назвали небольшим интернет-стартапом. Он с коллегами делал все: от обучения журналистов работе в Интернете до разработки веб-сайтов. По словам Дэвида, в то время он не был большим поклонником движения СПО, но зато точно был большим поклонником самого свободного программного обеспечения.

В 1996 году Дэвид закрыл компанию. И занял только что созданную должность веб-мастера в Университете Маршалла, где он параллельно получал степень бакалавра музыки и преподавал. Здесь он и начал задумываться о том, что Интернет может сделать для образования. Дэвид использовал Интернет в своей работе младшим преподавателем и впервые понял потенциал неконкурентной природы цифровых ресурсов.

Когда университет всерьез занялся изучением использования Интернета в образовании, Дэвида как веб-мастера назначили председателем Electronic Course Oversite Committee (Комитета по надзору за электронными курсами). Участники комитета специально неправильно писали слово oversight («надзор») как oversite в знак уважения к веб-сайтам, которые появлялись в то время. И потому что написание названия такого важного комитета с орфографической ошибкой, по словам Дэвида, приводило администрацию университета в бешенство. 

Сегодня трудно представить, что веб-мастер возглавлял комитет, в задачи которого входило все: от создания моделей финансирования разработки онлайн-курсов до разработки политики в отношении авторских прав на материалы преподавателей. Но тогда никто не знал, какая «настоящая» роль у веб-мастера.

Дэвид Уайли,

основатель Open Content Project

Вероятно, Дэвид говорит о том, что тогда профессия «веб-мастер» воспринималась слишком буквально, особенно среди сотрудников университета, далеких от Интернета. Представьте, как могло для них звучать название профессии: хозяева, повелители или властелины Всемирной паутины (если перевести на русский). Достаточно знакомая нам ситуация, вспомните «тыжкомпьютерщиков», которые, по мнению некоторых людей, должны все знать и понимать про Интернет и «железо».

«Собор и базар»

В конце 1997 года Дэвид, как и многие другие, был глубоко впечатлен эссе «Собор и базар», которое написал программист Эрик Реймонд. В этом эссе, ставшем легендарным, Эрик проанализировал опыт разработки операционной системы Linux и причины ее успеха. Он рассказал, почему такое развитие получили проекты, которые нарушили все имеющиеся правила. Старый, закрытый и иерархический подход к разработке программ во главе с авторитарными менеджерами он сравнил с собором. Новый открытый децентрализованный подход с постоянной обратной связью от пользователей — с базаром.

«Возможно, «Собор и базар» повлиял на мою жизнь более глубоко, чем любое другое литературное произведение, за исключением «Священного писания». В нем были четко сформулированы вещи, которые я глубоко чувствовал, но не мог сказать, и в то же время оно научило меня мыслить по-новому», — говорит Дэвид Уайли.

В середине 1998 года Дэвид переехал в штат Юта, чтобы продолжить образование и получить степень PhD (кандидата наук) в Университете Бригама Янга. Там он собирался и дальше изучать и анализировать, как Интернет может усилить сферу образования. Вскоре после переезда Дэвид понял, что эти два мира — мир цифрового контента в поддержку образования и мир программного обеспечения с открытым исходным кодом — не должны существовать отдельно друг от друга. Их можно объединить. 

Я до самой смерти буду ясно помнить момент, когда, подстригая газон у дома на три семьи, где мы жили в то время, я подумал: «Мы должны использовать open source подход для образовательных материалов».

Дэвид Уайли,

основатель Open Content Project

Дэвид написал электронное письмо Эрику Рэймонду и программисту Ричарду Столлману. Он предложил им применить открытые лицензии к учебникам и научным статьям, а не только к программному обеспечению. Хотя эта переписка не сохранилась, Дэвид помнит, что ответ Ричарда был относительно кратким. В целом он поддержал идею, но его больше всего волновало, чтобы Дэвид использовал в названии слово «свободный», а не «открытый». Еще он призвал Дэвида бросить учебу в университете, потому что, по его мнению, это была бы пустая трата времени. Эрик также поддержал идею, но его ответ был более подробным и воодушевляющим.

В итоге Дэвид взял большой желтый блокнот и устроил мозговой штурм. Он решал, как назвать свой проект. Дэвид начал комбинировать слова «свободный» и «открытый» с разными существительными. Получились примерно такие пары: «свободные ресурсы/открытые ресурсы», «свободные работы/открытые работы», «свободные произведения/открытые произведения», «свободный контент/открытый контент». 

Дэвиду нравилось, как звучит «открытый контент». Но он мучительно размышлял, не должно ли существительное более точно указывать на сферу образования. Например, «открытые учебники» — хорошо, но слишком узко. В конце концов, он решил, что принципы открытого исходного кода должны применяться не только к образовательным материалам. И решил остановиться на названии «открытый контент».

Неудачи первых лицензий для контента

Создание лицензии на контент в духе open source было первым шагом в превращении идеи «открытого контента» в реальность. Раньше такого никто не делал, и поэтому попытка Дэвида была не очень удачной. Первая лицензия называлась OpenContent License (OCL). И она была измененной лицензией GNU General Public License (GPL). 

Если классифицировать лицензию Дэвида привычным для сообщества способом, то это была копилефтная лицензия. OCL разрешала коммерческое использование при распространении контента офлайн, но не позволяла брать за физические копии большую сумму, чем себестоимость публикации. Кроме того, она не позволяла брать деньги за сам контент и доступ к сайтам с ним, из-за чего OCL не была признана Фондом свободного программного обеспечения в качестве свободной лицензии.

Выступление Дэвида Уайли на TED

Дэвид с единомышленниками много обсуждали, как уговорить авторов при публикации книг и статей использовать открытую лицензию. В 1999 году Эрик написал текст лицензии Open Publication License (OPL). Соавторами стали Дэвид Уайли и Тим О’Райли. OPL задумывалась как лучшая версия предыдущей лицензии. И она получила куда большую поддержку, чем первая лицензия Дэвида. 

Изданная в 1999 году книга Эрика «Собор и базар», куда вошло одноименное эссе, распространялась по лицензии OPL. Компания RedHat опубликовала свою техническую документацию по лицензии OPL. И так постепенно сотни тысяч страниц онлайнового (а иногда и офлайнового) контента в конечном итоге стали доступны по лицензии OPL.

И все же были проблемы. OPL предусматривала возможность указания дополнительных ограничительных условий. Лицензия содержала два варианта, которые мог выбрать автор или другой правообладатель: один вариант запрещал коммерческое использование, а другой запрещал внесение изменений. Они назывались Option A и Option B. И никто никогда не мог вспомнить, какой вариант нужно использовать. 

Кроме того, не существовало стандартного способа сообщить, какой из этих вариантов в данный момент в силе. Наконец, на сайте был только один логотип в формате «кнопка», поэтому по картинке невозможно было определить, какие варианты использовал правообладатель при лицензировании своей работы. Несмотря на все сложности, Фонд свободного программного обеспечения признал OPL свободной лицензией, если не использовались дополнительные условия. 

Новые открытые лицензии

Конечно, с первыми лицензиями возникли проблемы. Напомним, что Дэвид Уайли изначально вообще получил диплом в области музыки. И ни он, ни Эрик Рэймонд не были юристами.

Никто из нас не хотел иметь дело с написанием лицензий в сфере авторского права. И не дай бог, обеспечением их соблюдения. Когда в конце 2002 года Creative Commons выпустила свои первые лицензии, это был просто божий дар.

Дэвид Уайли,

основатель Open Content Project

Лицензии CC содержали варианты NonCommercial (можно использовать только в некоммерческих целях) и NoDerivatives (можно использовать только без изменений), что делало их концептуально совместимыми с OPL. Команда организации Creative Commons окончательно решила проблему вариантов A и B, создав несколько лицензий со своими собственными названиями (например, CC BY). А проблему с кнопкой они в итоге решили с помощью пиктограммы — можно было по значку узнать, какая конкретная лицензия применена к произведению. 

Профессиональные юристы с реальным опытом в области интеллектуальной собственности сосредоточились на создании юридически продуманных и имеющих исковую силу открытых лицензий. Благодаря их работе Дэвид и коллеги смогли все силы направить на те задачи, которыми действительно хотели заниматься. Они официально закрыли работу с лицензиями в рамках проекта OpenContent. Дэвид ненадолго присоединился к Creative Commons в качестве руководителя по лицензированию в сфере образования. Он помогал команде CC выяснить, нужна ли им отдельная лицензия для сферы образования (спойлер: оказалась не нужна).

Завершив этот проект, Дэвид вернулся к тому, ради чего вообще начал всю работу, — к попытке привнести открытое лицензирование и другие принципы и практики ПО с открытым кодом в образование. Чтобы студенты и преподаватели могли оценить те же достоинства, которые признают пользователи и создатели программного обеспечения с открытым исходным кодом.

Выводы и уроки для движения открытого образования

Сейчас Дэвид Уайли — сооснователь компании Lumen Learning, цель которой в том числе — использовать открытые образовательные ресурсы и «вдохнуть новую жизнь в педагогику». Он также сотрудничает с университетами Карнеги — Меллона и Бригама Янга

Организаторы конференции OER18 по открытым образовательным ресурсам попросили Дэвида написать свою версию истории появления термина «открытый контент». Они также спросили, какие советы он мог бы дать движению открытого образования. Дэвид считает, что сейчас открытое образование находится в том же положении, что и свободное программное обеспечение в 1998 году. И его собственный опыт работы над развитием открытого контента может использовать движение открытого образования.

Дэвид Уайли в 2015 году. Фото: Mnlamberson, Flickr (CC BY 2.0)
Дэвид Уайли в 2015 году. Фото: Mnlamberson, Flickr (CC BY 2.0)

Дэвид говорит, что именно наладив сотрудничество с бизнесом и всей IT-индустрией, движение смогло раскрыть потенциал и постоянно работать над улучшениями ПО. Благодаря этому само движение и название «открытый код» существуют и сегодня. В 1998 году сторонники открытого кода стали действовать проактивно, сотрудничать с бизнесом и доносить до предпринимателей свои идеи.

Компании-разработчики ПО, как крупные, так и новички, стали вносить свой вклад в открытый код. Сегодня многие проекты с открытым исходным кодом создаются и поддерживаются сотрудниками коммерческих компаний. Самые популярные в мире проекты работают именно таким образом. Если бы участники движения открытого кода не привлекали коммерческие компании к работе и не считали их частью сообщества, то, вероятно, открытое ПО не достигло бы того положения, которое занимает сегодня.

Движение открытого образования по-другому воспринимает свои достижения, чем движение открытого кода в 1998 году. Раньше сообщество открытого кода приветствовало, когда компании типа Netscape открывали свой код. Когда же крупные инфраструктурные компании начали переходить с коммерческой системы управления базами данных Oracle на открытые аналоги вроде Postgres, сообщество радовалось, что теперь компании смогли получать выгоду от открытого кода.

Дэвид отмечает, что сейчас напротив, когда коммерческие издатели объявляют о публикации части своего ранее несвободного, закрытого контента по свободной лицензии CC BY, сообщество открытого образования относится к ним без доверия. И считает, что они лишь хотят казаться частью движения. Когда коммерческий издатель интегрирует открытые образовательные ресурсы (OER) в свои продукты, сообщество может обвинить в желании заработать.

При этом по мнению Дэвида, развитие движения открытого образования во многом будет определено способностью сообщества быть более инклюзивным, приветливым и благосклонным к новичкам. Даже к представителям бизнеса. Он предлагает представить, что развитие открытого образования пойдет по пути СПО, и над открытыми учебниками и открытыми образовательными ресурсами будут рутинно работать сотрудники коммерческих компаний. Они же будут постоянно вкладывать средства в их обновление и дополнение. И может быть, однажды компании смогут выпускать по открытым лицензиям каждый день миллионы публикаций, изображений, видео и интерактивных материалов.

На наших глазах движение за сотрудничество и открытость продолжает расти и развиваться. Может показаться, что научные сотрудники, программисты, веб-мастера, юристы, преподаватели, бизнесмены, музыканты, писатели, журналисты далеки друг от друга. На самом деле представители каждой из этих (и многих других) профессий вносили свой вклад на пути этого движения к открытости. И эта статья — только часть большой истории, которую предстоит рассказать полностью. 

Справка

В этой публикации использован перевод статьи «Reflections on 20 Years of Open Content: Lessons from Open Source», которая была первоначально написана Дэвидом Уайли и опубликована на сайтах oerconf.org и opencontent.org на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0).

Введение и перевод Александра Генералова, лицензия Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International (CC BY-SA 4.0).