Мир в объективе: как регулируются системы распознавания лиц в разных странах

В Евросоюзе системы распознавания лиц хотят запретить, а в США пока нет определенности Изображение: Unsplash.

Скоро за нами постоянно будет наблюдать око видеокамеры. В России с 2014 года разрабатывается аппаратно-программный комплекс «Безопасный город». Официально его задача — защитить население от потенциальных внешних угроз. Для развития комплекса до 2030 года, как пишет «Коммерсантъ», потребуется около триллиона устройств. Не все из этих устройств — камеры видеонаблюдения, но масштаб понятен.

Получается, что заботы о нашей безопасности будут поручены неким алгоритмам. Они по заложенным в них разработчиками параметрам будут судить о том, кто представляет опасность, а кто нет. Насколько справедливы, предвзяты и точны эти алгоритмы? Где, кто и как обрабатывает эти данные? Кто имеет к ним доступ? 

Найти ответы на эти вопросы пытаются эксперты по всему миру. Законодательство разных стран очень по-разному реагирует на удивительные возможности систем видеонаблюдения. Юрист «Лаборатории свободного интернета» Левон Саргсян рассказал о том, что позволено искусственному интеллекту в разных странах.

Самый строгий Евросоюз

В апреле 2021 года в Европейском союзе был представлен «Проект Регламента ЕС по искусственному интеллекту» (название сокращенное, полное название можно посмотреть в самом документе. — Прим. ред.). Эксперты считают, что этот документ может совершить такой же фурор в правовом регулировании искусственного интеллекта, как это сделал «Европейский регламент о защите персональных данных» (GDPR) в 2018 году. Новое предложение к регламенту помимо ИИ регулирует и вопросы, связанные с системой распознавания лиц.

«Проект Регламента ЕС по искусственному интеллекту» устанавливает разные степени риска для применения искусственного интеллекта. Случаи с высоким риском могут быть запрещены или строго регламентированы. Например, к высокой степени риска относятся системы массовой слежки, в которых есть функция распознавания лиц в общественных местах. Исключение — случаи поиска пропавших лиц либо подтвержденные судом ситуации, связанные с предотвращением террористических угроз. В остальных случаях системы распознавания лиц хотят полностью запретить в ЕС.

Также, согласно «Европейскому регламенту защиты персональных данных», биометрические данные — это персональные данные, полученные в результате специальной технической обработки, которые касаются физических, физиологических или поведенческих черт человека. С помощью биометрических данных можно точно идентифицировать человека. Значит, полученная от систем распознавания лиц информация — это тоже биометрические персональные данные, у которых есть своя специфика для обработки.

США и раздробленность

В США пока что нет федерального закона, который регламентировал бы вопросы распознавания лиц. Однако там накопилось немало судебных дел, предмет которых — правомерность распознавания лиц.

К примеру, был судебный иск против Facebook, в котором утверждалось, что компания «незаконно собирала и хранила биометрические данные миллионов пользователей без их согласия». Пользователи из штата Иллинойс утверждали, что Facebook нарушил их права с помощью функции «предложения тегов» на фотографиях. Апелляционный суд 9-го округа согласился с этим. И счел, что «разработка шаблона лица с использованием технологии распознавания лиц без согласия … вторгается в личную жизнь и нарушает интересы человека».

В одном из городов штата Нью-Джерси был подан иск против полиции за использование технологии распознавания лиц для идентификации подозреваемого, в результате которого был идентифицирован и задержан непричастный к преступлению человек. Несправедливо обвиненный мужчина провел в тюрьме 10 дней. Полиция не использовала для идентификации даже отпечатки пальцев, положившись только на алгоритмы. В качестве фото преступника они использовали снимок на поддельных водительских правах, найденных в арендованной машине, на которой ездил настоящий преступник.

Конгресс США делал попытки принять федеральное законодательство, которое бы регулировало вопросы относительно распознавания лиц. Но несколько законопроектов на 116-м Конгрессе так и не были приняты в качестве федерального закона. В том числе: 

  • Закон о конфиденциальности коммерческого распознавания лиц 2019 года;
  • Закон об этическом использовании распознавания лиц 2020 года;
  • Закон о распознавании лиц и биометрических технологиях 2020 года.

В Вашингтоне, например, действует закон, регулирующий использование услуг распознавания лиц. В его первом разделе говорится о том, что неограниченное использование таких услуг правительственными учреждениями приводит к социальным последствиям, которые нужно рассмотреть и устранить. Как рассматривать и устранять такие последствия? Необходимо законодательство, которое установит соответствующие гарантии. 

Государство должно использовать технологии распознавания лиц таким образом, чтобы это приносило пользу обществу. И запрещать использование, которое угрожает демократическим и гражданским свободам. Например, государственные органы и органы местного самоуправления могут использовать технологии распознавания лиц для поиска или идентификации пропавших без вести людей или для идентификации умерших.

В США готовится законопроект «Fourth Amendment Is Not For Sale Act» (акт «Четвертая поправка не на продажу»). Он уточнит четвертую поправку к Конституции США. Законопроект должен запретить правоохранительным органам покупать данные у компании Clearview AI — стартапа, собравшего огромный банк фотографий людей из открытых источников.

Государственные организации покупали у компании Clearview AI те данные, для получения которых обычно требовался ордер. Таким образом, нарушалась четвертая поправка к конституции США, запрещающая незаконные обыски и задержания. Если закон будет принят, госорганы должны будут получать ордер, прежде чем запрашивать данные о местоположении у брокеров данных.

Россия без регулирования

В Российской Федерации пока нет запретов на работу систем распознания лиц. Но действует положение в Гражданском кодексе, которое ограничивает возможность использования фото и видеоизображения без согласия человека (согласно ч. 1 ст. 152.1 ГК РФ). 

Также в федеральном законе «О персональных данных» (ч. 1 ст. 11) говорится, что биометрические персональные данные могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных. За исключением случаев, когда изображения используются для охраны правопорядка и противодействия терроризму.

Следственный комитет в Москве возбудил уголовное дело в отношении двоих сотрудников МВД, подозреваемых в незаконном распространении данных о гражданах, полученных из системы распознавания лиц. Дело было возбуждено в том числе по статье 137 УК РФ, которая устанавливает ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни. Кстати, использовать камеры видеонаблюдения в личных целях тоже нужно с осторожностью. Соседи могут расценить это как вторжение в частную жизнь (что опять же относится к статье 137 УК РФ и ч. 1 ст. 152.2 ГК РФ).

Но глобально распознавание лиц, скорее всего, недолго будет оставаться без регулирования. В мае 2021 года Госдума в первом чтении приняла закон «Об эк­спе­римен­таль­ных пра­вовых ре­жимах в сфе­ре циф­ро­вых ин­но­ваций», который подразумевает создание «регуляторных песочниц» для современных технологий.

Предполагается, что регулирующие нормы нужно сначала «обкатать», а уже потом повсеместно внедрить. В первые семь направлений для обкатки распознавание лиц не попало, но будем ждать. Но пока не существует каких-либо препятствий для применения систем распознавания лиц в России.