Не выбирать сердцем: что такое эффективный альтруизм?

Как измерить эффективность благотворительности Фото: Unsplash.

Статистика, исследования и анализ эффективности — то, что в контексте социальных проектов звучит редко. При этом именно рациональный анализ позволяет благотворительным организациям помогать больше и результативнее. Что такое эффективный альтруизм и почему цифры бывают важнее эмоций, рассказывает автор Теплицы Илья Розовский.

Разговор об эффективном альтруизме правильнее всего начинать с предупреждения, как это делают перед фильмами с контентом, не предназначенным для детей и чувствительных зрителей. То, что будет рассказано в этой статье, может показаться вам циничным и даже оскорбительным. Тут будет говориться о благотворительности без должного почтения, бесчувственным языком науки и проверяемых практик. Эта статья о том, что ум и стратегический подход важнее чувства справедливости и беззаветной доброты. Если такой подход отталкивает вас, пожалуйста, просто пропустите эту статью.

Если вы все же решили дочитать до конца, у меня для вас хорошая новость. Научный подход к благотворительности существует и, более того, в последнее время он активно развивается. Эффективный альтруизм не просто выражение, а термин, за которым стоит целое социальное течение и, в какой-то мере, даже философия.

Но обо всем по порядку. История общественного течения берет начало в конце 2000-х и ассоциируется с Тоби Ордом, философом, старшим научным сотрудником Института будущего человечества Оксфордского университета, автором книги The Precipice: Existential Risk and the Future of Humanity и основателем международной организации Giving What We Can (GWWC). Участники GWWC обязуются отдавать не менее 10% своего дохода эффективным благотворительным организациям.

Мы можем продолжать наш прогресс в области процветания, здоровья, справедливости, свободы и нравственности. Наш потенциал — это вопрос, чего может достичь человечество совместными действиями каждого.

Тоби Дэвид Годфри Орд,
философ

Среди эффективных альтруистов есть и другие влиятельные фигуры, по большей части философы, в том числе Оксфордские профессора Дерек Парфит и Ник Бостром, и представители бизнеса и науки, такие как Дастин Московиц, сооснователь Facebook, или Элайза Юдовски, исследователь искусственного интеллекта.

В целом идея делать что-то хорошее эффективно и по-науке — один из ключевых трендов сегодняшней повестки. Во многом такой подход рождается в противовес «эмоциональному активизму», стремлению сделать нечто значимое прямо сейчас, взывая только к общественной поддержке и силе комьюнити. Каким бы заметным ни был результат такой деятельности, его недостатки уж слишком бросаются в глаза, но разбирать критику SJW («борец за социальную справедливость», термин с негативной коннотацией, характеризующий активиста, бездумно призывающего к радикальным, агрессивным действиям в рамках актуальной новостной повестки) и Cancel Culture («культура отмены», бойкотирование деятельности людей и компаний, подозреваемых в неэтичных поступках) — дело неблагодарное. Остановимся на том, что запрос на разумную альтернативу и выход из парадигмы новой этики «свой-чужой» начал назревать вместе с ее укреплением.

Эффективный альтруизм не является ни частью критической теории, ни локальным подходом сугубо в сфере благотворительности. Это полноценная этическая практика с научным базисом. Применение эффективного альтруизма не ограничивается анализом деятельности НКО. Среди исследуемых областей и политика, и наука, и даже теория личностного роста, направленные на улучшение жизни. По существу, главная цель эффективного альтруизма — сократить количество ошибок, совершаемых в тех чувствительных областях, где принято «выбирать сердцем».

Основа философии эффективного альтруизма в поиске максимально результативных решений общественных проблем в противовес традиционной филантропии, где само стремление помочь считается достаточным и, как следствие, любая помощь — равнозначной. Но дело не ограничивается только методами работы, эффективный альтруизм заходит дальше и сравнивает и цели благотворительной активности. Сравнение целей производится по параметру наибольшего блага для общества. На сегодня в сообществе нет однозначного перечня таких направлений, но ключевыми задачами принято считать проблемы, связанные с массовым угнетением людей и животных, бедность в странах третьего мира и риски для долгосрочного благополучия человечества.

Перечень, однако, очень схож со списком целей устойчивого развития. Выбор этих направлений связан с анализом больших данных, и споры возникают не на основании общих этических размышлений, а о принципах выбора метрик. Так, например, в контексте медицинского направления выбор поддерживаемых организаций рекомендуется осуществлять по количеству спасенных жизней на вложения. 

Помимо простой оценки спасенных жизней, в среде эффективных альтруистов используются такие метрики, как «качественно-скорректированные годы жизни (QALY), на единицу вложений», и «инвалидно-скорректированные годы жизни (DALY), предотвращенные на единицу вложений». Метрика DALY уже признается и используется в докладах Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).

Пример измерений с помощью DALY. Диаграмма из эссе Тоби Орда показывает, какой эффект (в днях, добавленных к жизни пациента благодаря интервенции) даст пожертвование в 1000 долларов на конкретное вмешательство по сокращению распространения ВИЧ и СПИДа. На диаграмме показаны цифры пяти различных стратегий — хирургическое лечение саркомы Капоши, антиретровирусная терапия, предотвращение передачи вируса в период беременности, раздача презервативов и образование для людей из групп риска.
Пример измерений с помощью DALY. Диаграмма из эссе Тоби Орда показывает, какой эффект (в днях, добавленных к жизни пациента благодаря интервенции) даст пожертвование в 1000 долларов на конкретное вмешательство по сокращению распространения ВИЧ и СПИДа. На диаграмме показаны цифры пяти различных стратегий — хирургическое лечение саркомы Капоши, антиретровирусная терапия, предотвращение передачи вируса в период беременности, раздача презервативов и образование для людей из групп риска.

Разумеется, дело не ограничивается созданием новых систем оценки. Организации эффективных альтруистов проводят глобальные исследования, позволяющие оценивать результаты вмешательств и их стоимость научным путем, за счет этого выявляя, какие именно меры приводят к наилучшим результатам с наименьшими затратами. Самым популярным примером пользы такой деятельности является сравнение эффективности программ предоставления незрячим людям собаки-поводыря и программ финансирования операций по лечению трихиаза (заболевания, приводящего к росту ресниц внутрь по направлению к глазу, основная причина инфекционной слепоты в мире). По количеству людей, которым оказывается действенная помощь при равных финансовых вложениях, последние эффективнее более чем в 800 раз.

Кроме того, исследования эффективных альтруистов позволяют отойти от таких распространенных и необоснованных заблуждений, как предпочтение организаций с минимальными организационными затратами. Исследования показывают, что наиболее успешные благотворительные организации тратят большую часть средств на увеличение собственных фондов и административные нужды, включая анализ эффективности проводимых акций и нестандартные активности. НКО, тратящие все доступные средства непосредственно на целевые программы в ущерб своему развитию, в конечном итоге приносят меньше пользы, как бы это не было контринтуитивно. При этом сами эффективные альтруисты рекомендуют жертвовать средства не на лидеров, а на те фонды, которые только развиваются в рамках эффективной стратегии. Это также повышает отдачу на вложения.

Активист Дэн Паллотта в лекции TED рассуждает о неверных представлениях работы социальных проектов, например, о том, что некоммерческие организации поощряются не за результаты деятельности, а за низкий уровень расходов.

Среди других интересных выводов, сделанных с помощью рационального анализа, можно выделить следующие примеры: если ваш доход превышает стоимость найма человека, чью работу вы выполняете как волонтер, предпочтительной является финансовая помощь. Проще говоря, ведущий программист с зарплатой свыше сотни тысяч долларов в год, мог бы совершать крупные ежемесячные пожертвования без ущерба для собственного образа жизни. Эти пожертвования позволили бы нанять нескольких квалифицированных медсестер, гарантированно приносящих больше пользы, чем он сам, работая волонтером в больнице.

Эффективные альтруисты рекомендуют филантропам сосредоточить свое внимание не на карьере в сфере благотворительности, а на поиске высокооплачиваемой работы с целью делать большие пожертвования. Развитие технологий, позволяющих решить проблемы в будущем, не менее важно, чем решение проблем непосредственно сейчас. Приближение массового распространения таких технологий может быть более верно с объективной точки зрения. Страдания людей во всем мире одинаковы, поэтому приоритизация помощи своим соседям в ущерб людям, живущим на другом конце мира, этически не обоснована.

Не стоит при этом думать, что эффективный альтруизм единодушен во всех оценках и выводах. Приоритет будущего над настоящим, вопрос прав животных и многие другие вопросы находятся до сих пор в серой зоне, и объективные параметры к ним, увы, не применимы. Однако сама попытка развивать научный подход к исследованию благотворительной деятельности уже сегодня приносит объективную пользу, и каким бы спорным не казался нам такой «холодный взгляд», польза является общей целью для всех нас.

Эффективный альтруизм — один из современных подходов к благотворительности и работе НКО, но отнюдь не единственный. В нашем распоряжении есть и венчурный альтруизм, и новое социальное предпринимательство. Все эти направления интересны и имеют свои уникальные взгляды. Возможно, в ближайшем будущем мы увидим и другие, но в любом случае нам всем важно помнить, что, помогая другим, не стоит забывать о том, как важно развивать и собственный потенциал. Наверное, в этом главная и самая полезная идея эффективного альтруизма.