Мескио из команды Tor: «Наша задача — помочь активистским сообществам безопасно работать в онлайне»

Интервью с разработчиком Tor

Сеть Tor — мощный и простой в использовании инструмент обеспечения анонимности. Благодаря ему правозащитники в странах с репрессивным режимом могут сообщать о нарушениях прав человека, а журналисты — публиковать статьи, которые никогда бы не одобрила политическая цензура. Мескио — разработчик программного обеспечения, участник команды по борьбе с цензурой в Tor. Вместе с командой он добивается, чтобы работа Tor была возможной в странах, где он заблокирован. Контент-директорка Теплицы Наташа Баранова поговорила с Мескио о его работе в Tor и значении инструмента для российских пользователей и активистов/ок.

Мескио, как ты пришел в команду Tor?

— Тор был для меня примером много лет, это один из самых интересных инструментов по обеспечению приватности! Конечно же, я сам использовал Tor. Мне всегда было интересно быть частью команды и вкладываться своей экспертизой в этот проект. Раньше я работал в некоммерческой организации LEAP. В Tor я работаю всего год.

Расскажи немного про команду Tor, как она устроена?

— Tor — большая организация, потому что у нас есть очень крутое глобальное сообщество. Наша команда, которая противостоит цензуре, небольшая, но у нас также есть сообщество по всему миру, которое поддерживает наши проекты.

Можно ли тебя назвать гражданским хакером? 

— Да, конечно! 

А что это значит для тебя? И что сегодня значит быть гражданским хакером?

— Это мой вклад, как я могу помочь активистскому сообществу — сделать так, чтобы для их работы существовало безопасное онлайн-пространство. Tor — это один из проектов, я также волонтер в других организациях. Думаю, что сегодня есть много способов усиливать гражданское общество. Один из них — поддерживать инструменты и сервисы, помогать в них разбираться. Активисты — зачастую не эксперты в этих темах, и мы должны создавать для них свободные онлайн-площадки, где можно безопасно самовыражаться, организовывать работу, противостоять преследованию.

Давай поговорим про блокировки в России. Как ты оцениваешь их масштаб и уровень работы Роскомнадзора?

— Интернет блокируют почти в каждой стране. Но Россия предпринимает действительно много усилий по сравнению с другими странами. Tor заблокирован в РФ с декабря 2021 года. То, что делает Роскомнадзор, впечатляет. 

Цензура различается в каждой стране. Например, Китай — лидер по онлайн-цензуре, масштабы ее там действительно пугают. Но Россия действовала изобретательными методами, когда она блокировала Тор. 

Например, шатдаун был в Казахстане в январе 2022 года, в Иране в 2019 году была тотальная блокировка. В России особенная ситуация, потому что задействована большая инфраструктура и нужно сотрудничать с разнообразными провайдерами. 

Почему Tor важен для пользователей?

— Россия — вторая страна по количеству пользователей, то есть 15% всех наших пользователей из России. Точную цифру я назвать не могу, потому что мы не отслеживаем юзеров, нам важна их приватность.

Цель нашей команды — сделать так, чтобы Tor был доступен в стране, у нас есть замечательное комьюнити, которое нам помогает. Я не в России, но мне небезразлично, что там происходит. И нам важно, чтобы у граждан была возможность оставаться анонимными в ситуации, когда репрессии только усиливаются.

Как можно изменить ситуацию с цифровыми правами граждан? В России права пользователей массово нарушаются. 

— Один из способов — осознать и на уровне общества, и на уровне правительств, что возможность быть анонимным в Интернете — это неотъемлемое право. Правительства должны осознать, что законы и общество изменились. Что вещи, за которые сейчас преследуются пользователи, уже должны быть пересмотрены и отменены. И если бы мы не пересмотрели отношение к приватности, у нас не было бы закона о защите персональных данных в Европе. Приватность важна, и правительства должны это осознать. 

Безусловно, технологии — это полезный инструмент, но важнее всего люди, которые изменяют действительность. То есть имеет значение, кто стоит за технологиями, какие люди и какие ценности. 

Ты можешь сказать активистам, как им лучшим образом обеспечивать свою безопасность и безопасность команды?

— Это очень составной вопрос, я думаю, что защита себя — это всегда групповая вещь, и нужно думать про всю команду. Цифровая безопасность, на первый взгляд, выглядит страшно и сложно, многие эксперты по безопасности говорят непонятно. И это отталкивает. Но нужно понимать основные проблемы и риски, и ответить на вопрос: а что мы можем сделать, чтобы их преодолеть? Не надо идти большими шагами. Например, начать использовать Tor или менеджер паролей — это уже шаг! Нужно увидеть, как технологии могут усиливать пользователей, а не внушать им страх. Разумеется, тренинги по цифровой безопасности должны идти в массы. 

Согласна с тобой, именно активистские сообщества могут быть проводниками для общества — объяснять, что право на анонимность и безопасность в онлайне важны. Как этого можно достичь?

— Важно говорить и объяснять просто. Например, у Tactical tech есть хорошие материалы и инструкции. Много организаций, которые создают доступный контент, например, для феминистских сообществ есть Training Curriculum (Gender and Technology Institute). Соглашусь, что непросто доносить важность этой темы, но и не нужно, чтобы каждый активист был криптоактивистом!

Еще дело не только в массовых тренингах, нужно делать сервисы, которые изначально будут простыми в использовании. Но иногда безопасность проигрывает юзабилити, и наоборот. 

Например, Telegram, популярный в России и не только, проблематичен во многих аспектах, он хранит трек каждого сообщения, и это действительно опасно. Если кто-то может сделать дубликат к sim-карте, мошенник может получить доступ ко всем сообщениям! И я говорю не только про полицию, если человек хорошо разбирается в социальной инженерии, он может сделать новую sim-карту.

Это сложно доносить в тренингах по безопасности. И очень много моделей угроз, и все инструменты не идеальны. Signal имеет множество проблем, но он безопасный инструмент. Я всегда сперва рекомендую ответить для себя на вопрос: какие проблемы вы хотите решить.

Как it-специалисты могут помогать гражданскому обществу, особенно сейчас?

— Проблем в обществе очень много — и глобальное потепление, и коррупция, и бедность, и неравенство. И если вы специалисты, у которых есть подходящие знания, то вы можете обеспечивать доступ к инструментам для активистов. Мы можем пытаться помогать движениям достигать их целей. Например: продвигать децентрализованные решения с открытым кодом: Tor, Signal, Lantern и другие. 

Также мы можем помогать с инфраструктурой, то есть обеспечивать команду альтернативными инструментами. Мы не можем доверять глобальным корпорациям. Да, Twitter стал символом «арабской весны», но кто знает, какой именно политики будут придерживаться платформы в следующий раз? Фокус должен быть на людях и на их ценностях. Но инструменты тоже несут в себе ценности. Например, для децентрализованных решений важны анонимность и безопасность пользователя. И наша задача — продвигать эти ценности, делать их массовыми и привычными. 

Что бы ты сказал гражданскому обществу России? 

— Первая мысль: спасибо вам! Пожалуйста, продолжайте. Вы делаете впечатляющую работу. Действительно, спасибо, и берегите себя. Я знаю, что непросто оставаться в безопасности в ваших суровых условиях. Меня впечатляют команды, которые занимаются цифровыми правами, и те, кто выходит на пикеты в России. 

Справка

Многие пользователи ошибочно полагают, что Tor придумали для обхода блокировок сайтов. Это не так. Tor прежде всего инструмент для обеспечения анонимности, которую ООН с 2015 года относит к правам человека.

С начала декабря 2021 года пользователи в России сталкивались с трудностями с подключением к анонимной сети и браузеру Tor. Доступ к сайту проекта ограничил Роскомнадзор из-за «запрещенной информации». В мае 2022 года Саратовский суд отменил решение о блокировке Tor. На сегодня сайт должен быть разблокирован.

Если у вас по-прежнему возникают трудности с доступом к Tor, используйте мосты. Как это сделать — читайте в нашем материале