«Дискриминация — не мнение, а нарушение прав человека»: монолог основательницы «Квiр Свiт»

Кто помогает квир-людям, пострадавшим от войны

Проект «Квiр Свiт» помогает ЛГБТК+ людям из Украины, Беларуси и России, чьи жизни или здоровье оказались в опасности в связи с войной. В основном это помощь с эмиграцией или получением убежища, но иногда в проект обращаются и люди, которые хотят остаться там, где жили, но получить медицинскую, гуманитарную помощь или скрыться от преследований. «Квiр Свiт» — низовая инициатива, в волонтерской команде около 50 человек. Авторка Теплицы Ольга Тараканова поговорила о работе проекта с его соосновательницей Анной-Марией.  

Как запустили инициативу

«Квiр Свiт» заработал 4 марта. Мы эмигрировали задолго до войны: в ноябре я уехала на учебу, в январе ко мне приехала Сюзи (соосновательница проекта. — Прим. ред.). Мы ходили на протесты в первые выходные после начала войны. Там были наши украинские друзья, мы познакомились с девушкой из Харькова, которая плакала и говорила, что лучше бы вернулась к семье туда, только бы не оставаться одной. 

Казалось, что выходить на протесты для меня недостаточно, хотя я не хочу говорить, что этого мало, я с большой благодарностью и уважением отношусь ко всем, кто выходит, особенно в тех местах, где это опасно. Моей первой мыслью было вернуться в Россию, работать на «Новую газету», как-то еще лечь на амбразуру — но в итоге мы запустили «Квiр Свiт», хотя у нас были другие планы на жизнь.

Первое время работы мы были в панике и делали ошибки. Сейчас мы точно понимаем, насколько необходимо обозначать наши ценности. Во-первых, любой вид дискриминации — не мнение, а нарушение прав человека. Во-вторых, нужно слушать людей.

Если транс-персона говорит, что что-то — трансфобия, это и есть трансфобия, даже если наши отдельные транс друзья и подруги так не считают — это только значит, что им нормально ввиду наших личных отношений.

photo 2022 07 07 10 29 54 150x150 - «Дискриминация — не мнение, а нарушение прав человека»: монолог основательницы «Квiр Свiт»

Анна-Мария,

соосновательница проекта «Квiр Свiт»

В первом шелтере мы не ввели четких правил, и был случай, когда человек говорил при остальных трансфобные вещи. Случались и другие ошибки. Мы сами сообщили ребятам в первом шелтере о том, что он только на месяц, не сразу, а через две недели. Не то чтобы мы через две недели после этого отправили их на улицу и не поддерживали связь, нет — мы помогали искать жилье, поддерживали по возможности медикаментами и едой, координатор шелтера до сих пор помогает с ремонтом в их новых квартирах. Но система не была выстроена.

Сейчас мы лучше выстраиваем систему, пишем инструкции, координируем себя и других. Но есть другая проблема — в начале войны было гораздо больше денег, сейчас денег нет вообще. Вначале мы не отказывали почти никому и иногда думаем о том, что распределили деньги неправильно. Поэтому сейчас проводим более подробные интервью. Когда человек просит дать денег, мы говорим: «Подожди. Какой план? Может, мы вместе подумаем, как найти деньги, или найти работу, или ты найдешь деньги на самолет, а мы дадим пожить в шелтере?».

Как помогают

Мы оказываем помощь и украинцам, и россиянам, и беларусам. Помогаем финансово, юридически, психологически, с проживанием, а также работаем как диспетчерская служба — перенаправляем к организациям, с которыми сотрудничаем. 

— Шелтер и аренда жилья. Мы предоставляем шелтер на месяц в сотрудничестве с queer sista platform в Армении или же съемную квартиру на месяц в сотрудничестве с европейской организацией Safebow (второй вариант — только для украинских беженцев). В шелтере мы также предоставляем еду, медицинскую и психологическую помощь. 

Было два обращения от людей из Украины, чьи дома разрушены. Мы нашли людей, готовых их приютить, разумеется, проверенных, а не «с улицы». В случае работы с квир-людьми это особенно важно, чтобы не подвергать человека угрозам агрессии. Также мы перенаправляем в шелтеры дружеских организаций в России — например, к нам обращалась транс девушка до смены документов, она была под угрозой призыва.

photo 2022 07 07 10 29 54 150x150 - «Дискриминация — не мнение, а нарушение прав человека»: монолог основательницы «Квiр Свiт»

Анна-Мария,

соосновательница проекта «Квiр Свiт»

— Юридическая помощь. Если вопросов немного — в диапазоне от оформления визы до перевозки животных, мы изучаем их сами и рассказываем обратившимся. Если нужно сопровождение кейса, созваниваемся с юристами. Бесплатных юристов у нас мало, мы платим за консультации из пожертвованных денег. Найти подходящих юристов и так трудно — нужны люди со знанием русского, украинского или беларуского именно в той стране, куда выезжает человек. Такие редко готовы работать бесплатно, да и у нас не всегда есть возможность долго объяснять, почему нам стоит помогать бесплатно.

— Медицинская и психологическая помощь. Мы предоставляем психологическую помощь в шелтере. Помогаем найти врачей, которые готовы выписать рецепт на гормоны в нужной стране или справку f64 «об изменении пола». Если возникают проблемы со здоровьем, помогаем искать именно дружественных к квир-людям специалистов рядом. 

В обращениях из России и Беларуси люди иногда просят денег «на жизнь». Сейчас мы стараемся как можно реже принимать такие запросы. В первую очередь, мы работаем с ситуациями жизненной опасности. В остальных случаях мы всегда готовы помочь и посодействовать, но, к сожалению, часто сталкиваемся с мнением, что если мы не оказываем именно финансовую помощь — это вообще не помощь.

Мы помогаем только квир-людям, которые находятся в опасности именно в связи с войной. Под опасностью мы понимаем угрозу жизни или здоровью, но, например, не ссору с родителями на почве политических разногласий. Если вы хотите к нам обратиться, имейте в виду, что вам тоже придется много делать. 

Мы содействуем, но не обладаем ресурсами полностью финансово обеспечить путь из пункта А в пункт Б. Это стоило бы очень дорого, около миллиона рублей на человека: перелет, обустройство, проживание в промежуточной стране до получения виз, юридическое сопровождение. Есть организации, которые работают именно так, но у них гораздо меньше кейсов и обычно такой подход связан с уровнем безопасности, к примеру, в Кавказском регионе. 

В то же время можно быть уверенным, что ты никогда не будешь один. На разных точках пути мы связываем с помогающими организациями там, сами не бросаем и делаем чекапы: все ли в порядке?

Как помочь

Сейчас у нас 12 координаторов и еще около 50 волонтеров. Координаторы работают много — это и украинцы, и россияне, и беларусы, некоторые из них мои знакомые, другие нашли нас сами, третьим мы помогли, и они присоединились к команде. У нас также есть «доверенные лица» в разных странах: девушка в Канаде помогает устраивать мероприятия или искать адвокатов;, человек в Турции может встретить на месте, сориентировать, принять в гости на пару дней.

Мы уже работаем немного в минус — я очень благодарна нашим ребятам, что они вкладывают собственные деньги в работу, которую сами и делают, но не хотелось бы продолжать так.

photo 2022 07 07 10 29 54 150x150 - «Дискриминация — не мнение, а нарушение прав человека»: монолог основательницы «Квiр Свiт»

Анна-Мария,

соосновательница проекта «Квiр Свiт»

Кроме волонтеров и координаторов, нам нужны:

— специалисты по фандрайзингу и мероприятиям. Пробивные люди, которые умеют и общаться вживую, и писать официальные письма на разных языках. Сейчас фандрайзинг в основном работает примерно так: я иду в бар, предлагаю включить в меню, например, коктейль в пользу «Квiр Свiта». В худшем случае мне откажут и ничего не будет, а это то же самое, что и было. Но у меня совсем мало времени и не получается искать партнеров системно. Например, сейчас идет месяц прайда, и мы могли бы связаться со всеми прайдами — составить их список, написать каждому с предложением сотрудничать;

— IT-специалисты. Мы переделываем сайт, у нас готовится бот, мы стараемся собирать статистику. При этом для нас принципиально, чтобы данные были хорошо засекречены, иначе мы подвергнем людей опасности;

— финансовый менеджер. Сейчас учет ведут координаторы, и они зашиваются. Если появится отдельный человек, работа пойдет лучше.

Но главное, нам нужны пожертвования. Мы принимаем их на счет в Revolut и в сборе на краудфандинговой платформе JustGiving. Сейчас готовы даже принимать рубли. Пожертвования в рублях сделать невозможно, но рубли можно перевести на мою карту российского банка, и мы сами конвертируем их в валюту. 

Больше всего хочется обратиться к людям, у которых есть большие деньги. Например, Дмитрий Муратов из «Новой газеты», который продал Нобелевскую премию и отдал $100 млн в Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ). Чем помогать самым очевидным огромным инициативам, лучше пожертвовать деньги большому количеству маленьких организаций! Я не говорю только о нас — в той же Украине есть много нишевых инициатив, которым нужна поддержка. Вклад, который кажется вам небольшими деньгами, им очень поможет.

Мы продолжаем поддерживать вас: учитесь, развивайтесь, действуйте
  • Помощь тьюторов
    и экспертов
  • Поддержка
    сообщества
  • Обратная связь
    по итоговому заданию
  • Сертификат
    после обучения
4527
Слушателей
на платформе
Узнать больше