Проект «Барьеров.нет» – краудсорсинговая карта доступных для людей на коляске и с коляской мест в городе

Интерфейс сайта "Барьеров.нет"
Интерфейс сайта "Барьеров.нет"
С помо­щью кра­уд­сор­син­го­во­го про­ек­та «Барьеров.нет» все, кто поль­зу­ет­ся инва­лид­ны­ми коляс­ка­ми или пере­ме­ща­ет­ся по горо­ду с малень­ки­ми детьми, могут най­ти на кар­те доступ­ные для них места.

Мы пого­во­ри­ли с одним из созда­те­лей про­ек­та – Геор­ги­ем Без­бо­ро­до­вым – о воз­ник­но­ве­нии идеи, изме­не­нии город­ской сре­ды и про­вер­ки досто­вер­но­сти кра­уд­сор­син­го­вой инфор­ма­ции.

Бесе­до­ва­ла Ека­те­ри­на Изме­стье­ва. Октябрь 2013.

Е.И.: Рас­ска­жи­те, как появи­лась идея создать такой про­ект?

Г.Б.: Исто­рия нача­лась очень дав­но, в кон­це 90х. У мое­го дру­га были боль­шие про­бле­мы со здо­ро­вьем – нуж­но было сроч­но соби­рать кровь ред­кой груп­пы. Для это­го при­шлось мно­го людей под­нять на уши, и сре­ди под­ня­тых был Леша Нало­гин, кото­рый сам ездит на коляс­ке, а тогда он зани­мал­ся сай­том дет­ской город­ской кли­ни­че­ской боль­ни­цы. Они там орга­ни­зо­ва­ли, как сей­час гово­рят, кра­уд­фандинг. По тем вре­ме­нам – чрез­вы­чай­но пере­до­вой, с хоро­шей отчет­но­стью. Спас­ли очень мно­го людей, чело­век 400. И нам он тоже очень помог с тем, что­бы в Интер­не­те про нашу исто­рию рас­ска­зать.

А потом как-то, когда уже все было хоро­шо и про­бле­ма реши­лась, мы с ним лич­но позна­ко­ми­лись. Он тогда уже начи­нал делать кар­ту подоб­ную. Но тогда Интер­не­та, в общем-то, не было прак­ти­че­ски – там было пол­то­ра чело­ве­ка и совер­шен­но дру­гие тех­но­ло­гии. Поэто­му этот про­ект ему было, конеч­но, тяже­ло делать.

И вот, про­хо­дя в 2009 году под одним из щитов «Год рав­ных воз­мож­но­стей», кото­рые были тогда вез­де раз­ве­ша­ны, я поду­мал, что сей­час под­хо­дя­щее вре­мя, что­бы эту идею реани­ми­ро­вать.

Стал этим зани­мать­ся, общать­ся с раз­ны­ми зна­ко­мы­ми, и нас све­ли с Google, кото­рые нам помог­ли сде­лать тех­ни­че­скую часть кар­ты. Так все и нача­лось.

Е.И.: Т.е. Google помог вам с тех­ни­че­ской сто­ро­ны?

Г.Б.: Да, это на их плат­фор­ме сде­ла­но. Во-пер­вых, они нам попа­лись, а, во-вто­рых, в отли­чие от Яндек­са, Google во мно­гих стра­нах рабо­та­ет, что для нас хоро­шо, пото­му что кар­та у нас сей­час тоже во мно­гих стра­нах – и в любой стране и горо­де, где люди попро­сят, она может быть сде­ла­на.

Е.И.: Но, в основ­ном, на кар­те пред­став­ле­ны горо­да Рос­сии?

Г.Б.: Боль­ше все­го, за исклю­че­ни­ем Рос­сии, на Укра­ине – почти столь­ко же, сколь­ко и в Рос­сии. Помень­ше – это Бело­рус­сия и При­бал­ти­ка. Еще чуть-чуть в Казах­стане, чуть-чуть в Изра­и­ле.

Е.И.: А начи­на­лось все с Моск­вы?

Г.Б.: Да, начи­на­лось все с Моск­вы. Первую какую-то инфор­ма­цию мне помог­ли собрать мои зна­ко­мые – что­бы что-то нане­сти на кар­ту и не с пустой начи­нать про­ект. А даль­ше уже ста­ли этим зани­мать­ся люди, кото­рых я нико­гда не видел.

Они мне пишут «Открой­те, пожа­луй­ста, город», я откры­ваю город. Неко­то­рым даю пра­во моде­ра­то­ра, если вид­но, что чело­век при­лич­ный и что надо дела­ет.

Сей­час это про­ект, кото­рый дела­ют незна­ко­мые меж­ду собой люди в самых раз­ных горо­дах.

Е.И.: Насколь­ко быст­ро раз­ви­ва­ет­ся про­ект? Мно­го ли людей добав­ля­ют новые объ­ек­ты на кар­ту?

Г.Б.: Есте­ствен­но, актив­ных поль­зо­ва­те­лей все­гда не очень мно­го. Я не могу точ­но ска­зать, но, навскид­ку, – несколь­ко сотен людей. Это те люди, кото­рые вно­сят какой-то замет­ный вклад в раз­ви­тие про­ек­та.

Соб­ствен­но, про­ект и рас­счи­тан на то, что­бы помо­гать ему было лег­ко малень­ки­ми кусоч­ка­ми, а не то что «вот, я сей­час пой­ду и напол­ню весь город». Нет. Про­хо­дишь мимо – сфо­то­гра­фи­ро­вал, внес, пошел даль­ше.

Е.И.: При этом спи­сок тре­бо­ва­ний по отно­ше­нию к добав­ля­е­мым объ­ек­там доста­точ­но длин­ный.

Г.Б.: Но нам же надо, что­бы на самом деле мож­но было про­ехать. Т.е. зада­ча – опи­сать все так, что­бы и прав­да мож­но было понять, мож­но ли там про­ехать или нет.

Е.И.: Да, но это ослож­ня­ет про­цесс добав­ле­ния новых объ­ек­тов – это уже не про­сто «нажал на кно­поч­ку».

Г.Б.: Если про­сто «нажать на кно­поч­ку», то никто не узна­ет, объ­ект доступ­ный или все-таки нет. Вот в чем про­бле­ма. Там же каче­ство долж­но быть. Вот есть немец­кий про­ект, где про­сто нажи­ма­ешь на кно­поч­ку, и там намно­го боль­ше объ­ек­тов, но невоз­мож­но понять, ты можешь туда попасть или нет.

Е.И.: Как вооб­ще мож­но сле­дить за досто­вер­но­стью инфор­ма­ции?

Г.Б.: Как и во всех подоб­ных про­ек­тах, на сай­те есть кноп­ка «вне­сти изме­не­ния». Если чело­век видит, что мага­зин съе­хал или пан­дус, нако­нец, постро­и­ли или что-то еще, то он про­сто пишет, что инфор­ма­ция о дан­ном объ­ек­те изме­ни­лась. Если это выгля­дит прав­до­по­доб­но, то моде­ра­тор это одоб­ря­ет.

Е.И.: Т.е. про­вер­ка инфор­ма­ции осу­ществ­ля­ет­ся сами­ми поль­зо­ва­те­ля­ми?

Г.Б.: Обыч­но в горо­де не один чело­век, поэто­му если кто-то где-то ошиб­ся, то это мож­но испра­вить. Кро­ме того, там есть фото­гра­фия. При одоб­ре­нии моде­ра­тор смот­рит – похо­же на то, что опи­са­но? Похо­же. Адрес сто­ит не в чистом поле? Не в чистом.

Все мак­си­маль­но сде­ла­но для того, что­бы оши­бок не было. И пока у нас ни одно­го зло­умыш­лен­ни­ка не было най­де­но.

Е.И.: Вы при­вле­ка­е­те как-то спе­ци­аль­но участ­ни­ков к про­ек­ту или они сами его нахо­дят?

Г.Б.: По-раз­но­му быва­ет. У нас есть кон­текст­ная рекла­ма, нам Google помо­га­ет тоже. А так, круг же узок таких людей, и в Интер­не­те все очень быст­ро мож­но най­ти, если нуж­но.

Е.И.: А при­вле­ка­е­те ли вы к про­ек­ту мест­ные вла­сти, что­бы они помо­га­ли?

Г.Б.: Они сами пери­о­ди­че­ски появ­ля­ют­ся, мы пере­пи­сы­ва­ем­ся и как-то сотруд­ни­ча­ем. Ника­ких огра­ни­че­ний у нас нет – от поли­ти­ки мы дер­жим­ся настоль­ко дале­ко, насколь­ко это вооб­ще воз­мож­но.

Е.И.: Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, об основ­ных зада­чах про­ек­та.

Г.Б.: Зада­чи про­ек­та меня­ют­ся во вре­ме­ни. Рань­ше мы фор­му­ли­ро­ва­ли зада­чу про­ек­та как необ­хо­ди­мость сде­лать «ост­ров­ки доступ­но­сти» в каж­дом горо­де. Напри­мер, в Москве есть сколь­ко-то тысяч мага­зи­нов и сколь­ко-то сотен кино­те­ат­ров. Но в реаль­но­сти я не хожу во все мага­зи­ны и кино­те­ат­ры – я хожу в несколь­ко, и, в общем, на этом мой мир закан­чи­ва­ет­ся. Соот­вет­ствен­но, мы хоте­ли, что­бы на кар­те были такие «ост­ров­ки» и люди зна­ли, что туда они могут попасть. У меня есть не сто кино­те­ат­ров, а есть десять кино­те­ат­ров. Десять кино­те­ат­ров – жить мож­но.

Сна­ча­ла было так. Сей­час эта зада­ча выпол­не­на, и теперь мы дума­ем об изме­не­нии сре­ды. Т.е. опи­са­ние сре­ды про­изо­шло и теперь мы хотим создать инстру­мент для того, что­бы удоб­нее было ее изме­нять.

Мы ведем пере­го­во­ры с парт­не­ра­ми, что­бы, напри­мер, мож­но было не толь­ко отме­тить объ­ект как недо­ступ­ный, но и пожа­ло­вать­ся в соот­вет­ству­ю­щую инстан­цию, что­бы его сде­ла­ли доступ­ным. Или – в слу­чае, когда инстан­ция не при чем или по каким-то при­чи­нам не может ниче­го сде­лать – что­бы люди мог­ли сами собрать день­ги для того, что­бы постро­ить то, что им нуж­но: пан­дус, подъ­ем­ник и т.д.

Е.И.: А высту­па­ет ли кар­та инстру­мен­том изме­не­ния сре­ды в дан­ный момент? Меня­ет­ся ли что-то бла­го­да­ря ей?

Г.Б.: Да, конеч­но. Для мно­гих горо­дов кар­та – это собы­тие, повод пого­во­рить с адми­ни­стра­ци­ей, пого­во­рить меж­ду собой, понять, что про­ис­хо­дит. Когда все собра­но в еди­ном месте, то мож­но посмот­реть на это и ска­зать, что вот, у нас есть такая исто­рия, давай­те с этим что-то делать.

И люди пони­ма­ют, куда они могут пой­ти, а куда – нет. Это не толь­ко инва­ли­ды, это и мамы с коляс­ка­ми, тоже очень боль­шая ауди­то­рия. Мне, напри­мер, все рав­но – у меня когда доч­ка была малень­кая, я ее мог взять вме­сте с коляс­кой и до лиф­та доне­сти. Но ни мама, ни бабуш­ка не могут это­го никак, совсем.

Еще мы обща­ем­ся с ребя­та­ми, кото­рые ста­ли делать пан­ду­сы. Тоже слу­чай­но полу­чи­лось – у жен­щи­ны когда появил­ся ребе­нок, она поня­ла, как это тяже­ло, а муж имел какое-то отно­ше­ние к стро­и­тель­ству. Они поду­ма­ли и реши­ли, что поче­му бы им не начать эти про­бле­мы решать. Для себя сде­ла­ли, а теперь и для дру­гих. И очень мно­го у них сей­час зака­зов.

Е.И.: А какие даль­ней­шие пер­спек­ти­вы раз­ви­тия про­ек­та вы види­те?

Г.Б.: Обра­тить вни­ма­ние на про­бле­му, что­бы люди уви­де­ли, что инва­ли­ды на самом деле есть. Пото­му что замкну­тый круг же полу­ча­ет­ся – их нет на ули­цах, поэто­му никто про них не пом­нит. Никто не пом­нит – не дела­ют для них доступ. Нет досту­па – их нет на ули­цах.

Поэто­му, есте­ствен­но, обра­тить вни­ма­ние, опи­сать суще­ству­ю­щее поло­же­ние и изме­нить его к луч­ше­му. Ниче­го боль­ше вооб­ще быть не может в дан­ном слу­чае.

Созда­вать какое-то сооб­ще­ство мы не хотим, их и так очень мно­го. Кому нуж­но, те в Фейс­бу­ке собе­рут­ся. Такие не функ­ци­о­наль­ные вещи мы, навер­ное, не будем раз­ви­вать.

Е.И.: Т.е. вы хоти­те, что­бы про­ект оста­вал­ся толь­ко в виде кар­ты?

Г.Б.: Как основ­ная вещь – да. Что­бы он оброс всем, что ему нуж­но, для реше­ния задач – инфор­ми­ро­ва­ния, опи­са­ния и изме­не­ния сре­ды. Если что-то будет помо­гать решать­ся этой зада­че, то оно будет появ­лять­ся, если нет, то зачем оно.

У нас нет финан­си­ро­ва­ния или каких-то гран­тов – про­ект дела­ют люди, кото­рые зани­ма­ют­ся им в сво­бод­ное вре­мя, поэто­му все очень раци­о­наль­но. Конеч­но, если бы у нас был какой-то грант, то был бы соблазн при­ду­мать мно­го вся­ко­го – давай­те еще вот это сде­ла­ем, и еще вот это, и еще это мож­но сде­лать.

Е.И.: Гран­тов нет?

Г.Б.: Смыс­ла, на самом деле, для нас в них нет. То, что дей­стви­тель­но нуж­но, мы нашли, как сде­лать. Есть несколь­ко энту­зи­а­стов, кото­рые мно­го зани­ма­ют­ся про­ек­том, и есть мно­го людей, кото­рые зани­ма­ют­ся про­ек­том поне­множ­ку. Тех­ни­че­ски – вот нам Google помог сде­лать первую вер­сию, потом через два года вто­рую, вот сей­час дума­ем над тре­тьей. Если нам кто-то даст на это денег, то мы ее сде­ла­ем. А боль­ше нам ниче­го и не надо осо­бо.

Если этим зани­мать­ся все вре­мя, то это надо делать сво­ей рабо­той. Тогда нуж­но все по-дру­го­му орга­ни­зо­вы­вать – брать сотруд­ни­ков, кото­рые бы бега­ли по всем горо­дам с теле­фо­ном, все это фото­гра­фи­ро­ва­ли бы, зано­си­ли и т.д. Но это не реша­ет зада­чу вовле­че­ния людей. Т.е. объ­ек­тов было бы мно­же­ство, гораз­до боль­ше, чем сей­час, но это был бы не живой про­ект. Когда про­ект вме­сте дела­ет мно­го людей, это совсем дру­гая исто­рия.

Е.И.: Т.е. все это – ваша ини­ци­а­ти­ва и жела­ние сде­лать мир луч­ше?

Г.Б.: Мож­но ска­зать и так. Но не толь­ко моя. На самом деле, я очень наде­юсь, что со вре­ме­нем надоб­ность в этом про­ек­те отпа­дет, и я наде­юсь, что это будет отно­си­тель­но ско­ро. И буду очень рад, когда про­бле­ма пере­ста­нет суще­ство­вать так ост­ро, как она сей­час сто­ит.

Дело уже дви­жет­ся. В Москве, кро­ме жилых домов, обще­ствен­но­го транс­пор­та и исто­ри­че­ских зда­ний госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний, кото­рые в этих зда­ния нахо­дят­ся, во всех новых стро­е­ни­ях ста­ли соблю­дать СНИ­Пы – стро­и­тель­ные нор­мы и пра­ви­ла. Какое-то вре­мя назад их вооб­ще не было, а сей­час они появи­лись, а вме­сте с ними и нор­мы доступ­но­сти. И их ста­ли соблю­дать. Сей­час сдать в экс­плу­а­та­цию тор­го­вый центр без досту­па инва­ли­дам про­сто невоз­мож­но. А в тор­го­вых цен­трах есть и кино, и шоп­пинг, и туа­ле­ты, и все, что угод­но. Так что в горо­де, в общем-то, жить мож­но – в Москве и круп­ных горо­дах. Не иде­аль­но, но суще­ствен­но луч­ше, чем года два-три назад. Поэто­му, если все таки­ми тем­па­ми пой­дет, то через три-пять лет, может быть, и не нужен будет наш про­ект, и это будет очень здо­ро­во.

Интерфейс сайта Барьеров.нет
Интер­фейс сай­та «Барьеров.нет»

Интерфейс сайта Барьеров.нет
Интер­фейс сай­та «Барьеров.нет»