«Boomstarter» — творческий краудфандинг в действии

Фрагмент интерфейса приложения Boomstarter
Фрагмент интерфейса приложения Boomstarter
В интервью Теплице социальных технологий сооснователь «Boomstarter» Евгений Гаврилин рассказал о финансировании творческих проектов, пересечении их аудиторий и о том, почему в Рунете пока нет инвестиционного краудфандинга.

Беседовал Евгений Воропай

Е.В.: До запуска «Boomstarter» вы с партнером занимались интернет-рекламой и медийными проектами. Краудфандинг не входил в сферу ваших профессиональных интересов, и все же вы запустили проект, почему?

Е.Г.: Моему партнеру Руслану Тугушеву пришла в голову идея создать проект в сфере инвестиционного краудфандинга. Мы по натуре стартаперы и понимаем, как сложно бывает найти деньги на реализацию собственных проектов. «Boomstarter» должен помочь решить пользователям эту проблему.

Проект по инвестиционному краудфандингу не мог быть реализован. Это требовало серьезных финансовых затрат, изучения многих юридических и правовых вопросов, плюс были некоторые сомнения в концепции – раз все так гладко, почему идея еще не реализована ни в России, ни на Западе.

Так мы нашли «Kickstarter» проект, который помогает финансировать творческие инициативы пользователей. Начали оценивать эффективность этого ресурса, его бизнес-модель, и в глазах появились много-много «долларовых нулей». Мы решил повторить его успех, но уже в Рунете. Скопировали бизнес-модель, но решили поменять стратегию и развивать другие направления в рамках краудфандинга.

Е.В.: Площадки для краудфандинга часто сравнивают друг с другом. Что вы делаете, что бы избежать аналогии?

Е.Г.: В данный период времени, мы не очень отличаемся от «Kickstarter». Но, думаю, пользователи смогут заметить существенные изменения через два-три месяца. Визуально и модульно мы будем очень другими. «Boomstarter» не ставил задачу отличатся от российских краудфандинговых площадок. Я считаю, что на данный момент в Рунете два работающих ресурса, остальные более чем неуспешные.

Е.В.: За два месяца до запуска «Boomstarter» в Рунете появилась «Планета.ру». Пришлось ли что-то концептуально поменять, что бы отстроиться от конкурента?

Е.Г.: Абсолютно ничего. Мы работаем по принципу «все или ничего». Если человек просит на реализацию проекта 200 тыс.рублей, а собирает 150 тыс., акция не состоялась, деньги возвращаются пользователям. Мы уверены, что невозможно сделать качественно то, что требует одних денег, но реализуется на меньшие. В этом отношении «Планета.ру» более лояльна – авторы проектов получают любые суммы пожертвований. Им немного легче чем нам привлекать авторов. Тем не менее, мы все равно считаем, что наша модель наиболее правильная для краудфандинга.

Е.В.: Поиском креативных проектов для «Boomstarter» занимается команда менеджеров. Как выглядит этот процесс?

Е.Г.: Все достаточно просто, я бы даже сказал, традиционно, это звонки, общение с творческими ребятами, социальные сети. Не стоит забывать и о той категории пользователей, которая выходит на нас самостоятельно. «Boomstarter» достаточно известен в творческих кругах, и люди сами присылают заявки. Дальше начинается техническая работа. Менеджеры фильтруют входящие заявки, отбирают проекты, которые нам подходят.

Е.В.: Такая политика «Boomstarter» не отталкивает авторов проектов?

Е.Г.: Честно скажу, настораживает. В первую очередь это связано с ленью. Многие хотят просто залить свой проект и, ничего не делая, получить какие-то деньги. Как показывает практика, право на жизнь получают только те проекты, авторы которых работают над их популяризацией и продвижением.

Сейчас мы планируем проводить вэбинары, на которых будем давать какие-то советы о том, как продвигать проект в Сети и собирать на него средства.

Е.В.: «Boomstarter» не работает с благотворительными проектами. Это связано с бизнес-моделью или есть еще какие-то причины?

Е.Г.: Люди поддерживают благотворительность, но в Сети денег на нее не дают. Эта схема уже испорчена. Если мы начнем размещать такие инициативы, тогда наша целевая аудитория перестанет к нам ходить. Но вместе с тем, «Boomstarter» готов участвовать в каких-то социальных проектах. Главное, что бы там была настоящая форма краудфандинга.

Е.В.: В помощь авторам проектов вы привлекаете компании-кураторов. Чем кроме финансов могут помочь «ангелы»?

Е.Г.: Кураторы не платят авторам. Они помогают проектам собрать необходимые средства с помощью своего медийного ресурса. Например, мы работаем с «Вести.ру». На их сайте периодически появляются сообщения с информацией о каких-то инициативах. Дальше пользователь читает материал, переходит по ссылке на страничку с проектом и может его профинансировать. Для компаний-кураторов это возможность быть сопричастными к творческому краудфандингу.

Е.В.: Вы проверяете оригинальность и новизну идей авторов проектов?

Е.Г.: Если идеи новаторские, то, скорее всего, у нас нет компетенций, чтобы их проверить. Поэтому чаще всего «Boomstarter» этим не занимается. Никаких юридических обязательств проект на себя не берет. Конечно, мы даем какие-то рекомендации и предупреждаем о возможных коллизиях. Если автор украл или скопировал идею, все трения возникают между ним и тем человеком, кому принадлежит задумка. «Boomstarter» работает как платежная система. Мы сводим проекты со «спонсорами» и берем за это свою комиссию.

Е.В.: Есть ли рынок для краудфандинга в России? На какую долю в нем рассчитываете вы?

Е.Г.: Рынок однозначно есть. Россия находится в самом начале пути. Что касается доли, то «Boomstarter» занимает ровно половину рынка. Ежедневно мы запускаем три-четыре проекта – это лучший показатель в Рунете. Даже упомянутая «Планета.ру» не имеет таких показателей. Краудфандинг – это растущий рынок. В 2013 году он может вырасти в десятки, сотни раз.

Начинают появляться новые направления, дополнительные площадки. Мы анализируем рост западного рынка и находим много общего с российским. «Boomstarter» растет – увеличивается и средний чек пользователя. После запуска «Kickstarter», их показатели были на уровне 25 долларов, наши держатся на уровне – 40. Мы постепенно наращиваем количество проектов и суммы их финансирования. Я считаю, что у нас наблюдается позитивная динамика – из 100 зарегистрированных пользователей 25% являются «спонсорами».

Е.В.: В работе «Boomstarter» вы используете бизнес-модель «Kickstarter». Насколько принцип «все или ничего» может прижиться в Рунете?

Е.Г.: Говорить о том, что этот принцип прижился в Рунете, пока рано. В первую очередь, потому что рынок российского краудфандинга еще не сформировался. Но для этого есть все предпосылки. Я считаю, что краудфандинг должен существовать только на таких условиях.

Наша миссия – сделать жизнь ярче, интереснее и качественнее. И только реализуя принцип «всё или ничего» можно этого достичь. Я не верю в историю «с миру по нитке». «Все или ничего» исключает возможность обмана, манипуляций, он не может дискредитировать краудфандинг. Мы считаем, что мировой опыт работы по таким принципам приживется и в России, потому что количество творческих, интересных людей у нас в разы больше, чем в любой другой стране.

Е.В.: B«Boomstarter» помогает находить финансирование в разные проекты. Какие из них коммерчески наиболее выгодны?

Е.Г.: Мы не ставим вопрос таким образом. Пользователи готовы вкладывать средства в любые проекты. Когда автор размещает свой проект на одной из площадок, первые его «Спонсоры»– это друзья, родственники, знакомые и только потом начинается пересечение аудиторий. Поэтому категории не столь важны.

«Boomstarter» помог одной девушке собрать деньги на книгу с поэзией. Казалось бы, это вообще не популярное направление в России, но проект собрал около 150 тыс.рублей. Важна не тематика, а то, как автор работает со своей потенциальной аудиторией.

Е.В.: «Эффект привыкания» к краудфандинговым площадкам неизбежен. Что делает «Boomstarter», чтобы поддерживать интерес пользователей к сайту и его проектам?

Е.Г.: Не поверите, ничего. Это связано с тем, что модель краудфандинга очень нова. Мы рассматриваем «Boomstarter» как Интернет-магазин по продаже идей или услуг, которых еще не существует.

Интерес к краудфандингу может быть потерян, но потребность в потреблении заменить не возможно. Люди постоянно что-то покупают, меняются только форматы предлагаемых услуг. Мы рассматриваем сейчас запуск инвестиционного краудфандинга, мероприятий, создание отдельных сообществ, Интернет-магазинов.