«DonorSearch» — независимая база данных доноров

mqjku5bYcZs
mqjku5bYcZs
Новое гражданское приложение «DonorSearch» запустилось благодаря технической поддержке Теплицы социальных технологий. Теперь донора крови можно искать по расширенному каталогу социальных сетей.

Автор и руководитель проекта «DonorSearch» Руслан Шекуров в интервью Теплице социальных технологий рассказал, как в России появились понятия кадрового и адресного донорства, и о том, почему Министерство здравоохранения не заинтересовано в сторонних базах данных крови.

Беседовал Евгений Воропай. Февраль 2013.

Все происходило на уровне: «захотим – сделаем, не захотим – нет».
Р.Ш.: Связаться с Павлом Дуровым было не так просто, как казалось в начале. Даже после того, как к диалогу подключилась техническая поддержка «ВКонтакте» вопрос не решился. Все происходило на уровне: «захотим – сделаем, не захотим – нет».

Но от идеи не отказались, тем более что был и запасной вариант. Мы перешли к работе с анкетами пользователей. Был разработан специальный «шаблон», добавляя который в поле «Деятельность», пользователи могли указать свою группу крови и выказать готовность стать ее донором. Этот способ подсказал соавтор, разработчик сайта проекта Виталий Архиров. Набирая в строке поиска «группакрови» (слитно) и, исключая поиск по именам, люди могли найти доноров.

Но были в нем и существенные недостатки – все манипуляции происходили в ручном режиме и занимали много времени. Если сейчас искать доноров таким образом, поиск выдаст 2200 людей, с большинством из которых я общался лично и рассказывал, почему важно добавлять такую информацию в собственный профиль и как это сделать.

В формате «wiki-поиска» мы просуществовали около года, и только в феврале 2012 создали собственное приложение. Мы не стали продолжать работу с анкетами пользователей. «ВКонтакте» начал менять функционал, а нам не хотелось зависеть от этих изменений.

Е.В.: Проекту два года. За это время на сайте зарегистрировалось почти 7000 доноров. Учитывая географию проекта, цифры незначительные. Это связано с низким интересом к проблеме, плохой информированностью и слабой мотивацией граждан или все же нежелание помочь?

То, что я в одиночку смог сделать за полтора года «ВКонтакте», сайту удалось за два месяца.
Р.Ш.: Проект «DonorSearch» существует два года, но собственная площадка появилась только два месяца назад. Мы перенесли 5000 пользователей на сайт из нашего приложения, которое запустили, отказавшись от «wiki-разметки». Число тех, кто узнает о проекте из сторонних источников, пока около 2000, и это только за 2 месяца работы сайта. Хотя желание помогать и что-то делать, безусловно, у людей присутствует.

Сейчас мы немного изменили модель работы. Я общаюсь с волонтерами, а они продолжают работу с донорами. Так нам удается охватить большее количество реципиентов. То, что я в одиночку смог сделать за полтора года «ВКонтакте», сайту удалось за два месяца.

Е.В.: Если говорить о донорстве, как проявлении гражданской и социальной позиции, и сравнивать с количеством адресных и кадровых доноров в Европе и США, какая тенденция наблюдается в России?

Р.Ш.: Адресное и кадровое донорство – это явления местного масштаба. В Европе и Штатах эти понятия просто отсутствуют.

Формально «DonorSearch» – это вынужденная мера. Когда человек сдает кровь или плазму, она отправляется не конкретному человеку, а в замен той, которая уже выделена на лечение. Так происходит во всем цивилизованном мире. В России ситуация следующая: если человеку нуждается в переливание крови, врачи могут сказать, что этого не произойдет пока больной/пострадавший или его близкие не приведут какое-то количество доноров. Собственно, в этом суть проблемы – кадровых доноров крайне мало, поэтому медики вынуждены идти на такие меры.

Единственная страна, в которой работает похожая система «дачи и взыскания» крови, – Индия. Я насчитал около 7-8 сайтов, посвященных донорству. Все они находятся в жесткой конкуренции, но в отличие от России используют другую коммуникационную модель – информация распространяется через сотовые телефоны и мобильных операторов.

Е.В.: «DonorSearch» присутствует практически во всех социальных сетях, которые представлены в Рунете. О пользователях каждой из них, сложились определенные стереотипы. На примере активности аудитории «DonorSearch» можно ли говорить об этих отличиях?

Р.Ш.: Говорить о какой-то характерной тенденции в поведении пользователей рано. Тем более что большинство из них были перенесены из приложения на сайт. Так как «DonorSearch» стартовал в «ВКонтакте» пользователи этой социальной сети составили костяк нашей аудитории.

Мы очень рассчитываем на аудиторию «Одноклассников». По статистике, только в этой социальной сети присутствует 9 млн. уникальных пользователей, вот на них мы и рассчитываем. Прогнозировать поведение аудитории «Facebook» сложно – этих пользователей у нас меньше всего.

Е.В.: Все, что ассоциируется с благотворительностью и волонтерством в медицине, – очень непростая тема. В первую очередь это связано с недоверием пользователей к таким историям. Сложно было переубедить людей, нуждающихся в помощи, поверить «DonorSearch»?

Р.Ш.: Те, кто нуждался в помощи, быстро включались в работу и верили практически сразу. Безусловно, были люди, которые спрашивали о цене вопроса, зачем я этим занимаюсь, но постепенно они сошли на нет. Были даже такие, кто путал это с «черным» рынком. Но вся прелесть проекта в том, что он абсолютно открыт.

Основная проблема, которая была и остается, – убедить человека присоединиться к нам. Самое большое непонимание мы испытываем от похожих проектов и групп в социальных сетях. Часто народ наотрез отказывается идти навстречу, работать вместе.

Меня даже заносили в черные списки и отказывали в общении. «Причинить добро» это фраза, которая наилучшим образом характеризует ситуацию. Но это скорее проблема не благотворительности, а личного отношения к делу и тщеславия.

Е.В.: Как изменится ситуация с кроводачей после отмены льгот донорам?

Р.Ш.: Это очень сложная и неоднозначная тема. Решения, которые принимаются, приводят к появлению двойных стандартов и полному непониманию со стороны населения. В Европе, например, такой проблемы нет. Там все четко регламентировано, и безвозмездное донорство гарантирует хорошие социальные льготы.

Самое интересное во всей этой истории с платным донорством – это полное непонимание, что именно отменили. А именно его и отменили, так как оно не шло в зачет к почетному донору. Более того, разница в суммах, которые платили донорам за кровь в Москве/ Питере с регионами, могла отличаться на несколько порядков. Также заменили денежную компенсацию обеда для донора, на полноценное питание, и, разумеется, все льготы при этом оставили нетронутыми.

Опасность здесь кроется в другом – многие, не разобравшись в новом законе, стали отказываться сдавать кровь. Люди, которые разделяют эту позицию, никогда не были кадровыми донорами. Отношение к проблеме «правительству не надо, тогда и я не стану» неправильное.

Е.В.: Недостаток донорской крови – это проблема, с одной стороны, человеческая, с другой, – медицинская. На мой взгляд, не совсем правильно, когда мы сами ищем себе кровь. Не было идеи сделать такой же проект с открытым доступом для доноров, но заточить его под нужды больниц или центров переливания крови?

В разговоре мне дали понять, что проблемы нехватки донорской крови в Республике нет, и занимаюсь я в общем-то не тем.
Р.Ш.: Я пробовал разговаривать об этом с представителями власти и профильных ведомств в Татарстане, но это ничем не закончилось. В Министерство здравоохранения Республики Татарстан, мне предложили поговорить с главным трансфузиологом, тот направил меня к своему заместителю. В разговоре мне дали понять, что проблемы нехватки донорской крови в Республике нет, и занимаюсь я в общем-то не тем. Хотя в это же время в Казани двое людей независимо друг от друга искали для своих родственников первую отрицательную группу крови.

Е.В.: Руслан, вы автор и руководитель «DonorSearch», если бы Минздрав предложил взять проект в разработку с дальнейшим внедрением его в больницы, пункты переливания крови, и при этом ресурс остался бы доступен пользователям Рунета, вы бы согласились на такой шаг?

Каждый зарегистрированный пользователь должен понимать: наш сайт – не база доноров. Это группа людей, которые готовы сдать кровь раз или 2 в год, но делать это постоянно не готовы.
Р.Ш.: Разумеется. Но, увы, Министерство здравоохранения не пойдет на такой шаг. Как только человек сдает кровь, он автоматически попадает в базу доноров Минздрава, поэтому у них нет потребности в еще одной. Тем более, что их аудитория таких баз часто пересекается. Знаете, по мере развития проекта, создания сайта, мое мнение о работе «DonorSearch» менялось.

Каждый зарегистрированный пользователь должен понимать: наш сайт – не база доноров. Это группа людей, которые готовы сдать кровь раз или 2 в год, но делать это постоянно не готовы. Многие из них никогда не сдавали кровь, и, может, никогда не сдадут, если им не напишут конкретную просьбу сдать кровь для кого-то. Именно в этой категории пользователей мы заинтересованы больше всего. Для чиновников важны количественные показатели и не важно насколько они релевантны, а в нашем проекте мы следим за качественными.


Фрагмент интерфейса DonorSearch
Фрагмент интерфейса DonorSearch


Снимок-экрана-2013-02-04-в-11.23.19-620x438