«Потерянная Осетия» – карта-диагноз

Фрагмент приложения Потерянная Осетия
Фрагмент приложения Потерянная Осетия
В Руне­те не так мно­го про­ек­тов, кото­рые зани­ма­ют­ся поис­ком и защи­той куль­тур­но­го насле­дия. «Поте­рян­ная Осе­тия» – локаль­ная ини­ци­а­ти­ва, кото­рая направ­ле­на имен­но на это: памят­ни­ки, поте­рян­ные или забы­тые села пред­став­ля­ют осо­бый инте­рес и цен­ность для орга­ни­за­то­ров про­ек­та.

В интер­вью Теп­ли­це соци­аль­ных тех­но­ло­гий руко­во­ди­тель про­ект Али­на Ако­ефф рас­ска­за­ла о неви­ди­мой сто­роне рабо­ты «Поте­рян­ной Осе­тии» и о том, что такое родо­вые памят­ни­ки, и как меж­ду ними про­кла­ды­вать марш­ру­ты.

Бесе­до­вал Евге­ний Воро­пай. Март 2013.

Е.В: До «Поте­рян­ной Осе­тии» вы не зани­ма­лись Интер­нет-про­ек­та­ми. Как осва­и­ва­ли новые тех­но­ло­гии, что было слож­нее все­го?

А.А.: Мы все живем в мире, кото­рый свя­зан с Интер­не­том напря­мую, поэто­му так или ина­че люди стал­ки­ва­ют­ся с опре­де­лен­ны­ми фор­ма­та­ми – это и бло­ги, и соци­аль­ные сети. Что каса­ет­ся непо­сред­ствен­но управ­ле­ния про­ек­та­ми, в этом отно­ше­нии мне повез­ло. Мы начи­на­ли делать «Поте­рян­ную Осе­тию» с Вади­мом Дья­ко­но­вым, и он изба­вил меня от каких-то тех­ни­че­ских момен­тов. Мне оста­ва­лось зани­мать­ся толь­ко твор­че­ством.

Как это часто быва­ет, у тебя появ­ля­ет­ся идея, и ты начи­на­ешь искать спо­со­бы ее реа­ли­за­ции. В слу­чае с «Поте­рян­ной Осе­ти­ей» было точ­но так же. Меня инте­ре­со­ва­ло мож­но ли это сде­лать, и если да, то как.

Е.В: Функ­ци­о­наль­но «Поте­рян­ная Осе­тия» – муль­ти­ме­дий­ная кар­та. Поче­му реши­ли выбрать этот фор­мат, а не сни­мать, ска­жем, филь­мы или сюже­ты и про­сто выкла­ды­вать их в Сеть, что, как режис­се­ру, мог­ло быть вам бли­же?

А.А.: Мы изна­чаль­но исхо­ди­ли из это­го фор­ма­та. Идея была тако­ва, что, не зная ниче­го про Осе­тию, чело­век все рав­но нахо­дит­ся в поис­ке какой-то инфор­ма­ции, и у него нет вре­ме­ни на видео, филь­мы, про­смотр фото­гра­фий. Кар­та – фор­мат, кото­рый поз­во­ля­ет раз­ме­стить всю эту инфор­ма­цию в одном месте. Кро­ме того, это более функ­ци­о­наль­но. Здесь мож­но и постро­ить марш­рут и посмот­реть допол­ни­тель­ные дан­ные.

Перед запус­ком про­ек­та у нас было несколь­ко задач. Во-пер­вых, пере­не­сти объ­ек­ты с бумаж­ной кар­ты на элек­трон­ную; во-вто­рых, доба­вить мак­си­маль­ное коли­че­ство инфор­ма­ции по каж­до­му из них; в тре­тьих, при­влечь вни­ма­ние к про­бле­ме памят­ни­ков исто­рии и куль­ту­ры.

Е.В: «Поте­рян­ная Осе­тия» – резуль­тат того, что вы дела­е­те в реаль­ном про­стран­стве. С чего обыч­но начи­на­ет­ся рабо­та над каж­дым объ­ек­том, и какое соот­но­ше­ние реаль­но­го и вир­ту­аль­но­го вре­ме­ни тре­бу­ет­ся на его завер­ше­ние?

А.А.: Соот­но­ше­ние реаль­но­го вре­ме­ни к вир­ту­аль­но­му состав­ля­ет при­бли­зи­тель­но 80/20%. Поми­мо того, что мы ищем памят­ни­ки, села, рабо­та­ем с архи­ва­ми, мы пыта­ем­ся обра­тить вни­ма­ние чинов­ни­ков на про­бле­му. «Поте­рян­ная Осе­тия» зани­ма­ет­ся мони­то­рин­гом объ­ек­тов, про­вер­кой их состо­я­ния. Если нам уда­ет­ся обна­ру­жить про­бле­му, тогда под­клю­ча­ем спе­ци­а­ли­стов, насто­я­тель­но напо­ми­на­ем об этом вла­стям. Эта сто­ро­на рабо­ты, конеч­но, не вид­на на кар­те и, может быть, поль­зо­ва­те­ли даже не дога­ды­ва­ют­ся о том, что дела­ет­ся нами в offline. Но мы ста­ра­ем­ся рас­ска­зы­вать об этом в наших бло­гах.

Вот уже два года актив­но зани­ма­ем­ся рабо­той с мест­ны­ми архи­ва­ми. У нас даже есть чело­век, кото­рый зани­ма­ет­ся толь­ко этим направ­ле­ним.

Е.В: Вы дела­е­те Интер­нет-про­ект в не самом тех­ни­че­ски раз­ви­том реги­оне стра­ны. Насколь­ко «Поте­рян­ная Осе­тия» попу­ляр­на в самой рес­пуб­ли­ке?

А.А.: Инте­рес к про­ек­ту сре­ди мест­но­го насе­ле­ния очень боль­шой. Даже не смот­ря на сред­ние ста­ти­сти­че­ски пока­за­те­ли, реаль­но мы име­ем опре­де­лен­ное обще­ствен­ное зна­че­ние. Чинов­ни­ки зна­ют и пом­нят о нас, пото­му что про­ект не спус­ка­ет на тор­мо­за про­бле­мы, свя­зан­ные с памят­ни­ка­ми.

Бла­го­да­ря «Поте­рян­ной Осе­тии» акти­ви­зи­ро­ва­лось дви­же­ние по поис­ку родо­вых башен. К нам при­хо­дят люди за кон­суль­та­ци­я­ми, помо­щью. Мы помо­га­ем неко­то­рым семьям полу­чить объ­ек­ты во вла­де­ние. Хотя в таких слу­ча­ях при­хо­дить­ся инте­ре­со­вать­ся о наме­ре­ни­ях людей и их пла­нах на стро­е­ния.

Сей­час в пла­нах про­ве­сти акцию с QR-кода­ми. Думаю, это помо­жет сте­реть чер­ту меж­ду реаль­ным и вир­ту­аль­ным про­стран­ством.

Е.В: «Поте­рян­ная Осе­тия» – это боль­ше исто­рия о людях или памят­ни­ках куль­ту­ры и архео­ло­гии?

А.А.: Это исто­рия о нас. Объ­ек­ты не суще­ству­ют в ваку­у­ме, да и мы не суще­ству­ем в отры­ве от них. Это одна тер­ри­то­рия, жизнь на кото­рой долж­на быть сохра­не­на.

Невоз­мож­но пред­ста­вить людей, у кото­рых нет исто­рии. Зна­е­те, нас даже обви­ня­ли в том, что у про­ек­та такое «страш­ное» назва­ние. Люди гово­ри­ли о каких-то упад­ни­че­ских настро­е­ни­ях. Были даже слу­чаи, когда с нами отка­зы­ва­лись сотруд­ни­чать толь­ко из-за назва­ния про­ек­та. На самом деле, наша кар­та – это диа­гноз. Если чело­век не зна­ет свой диа­гноз, он не зна­ет, как лечить болезнь.

Е.В: Али­на, а что за исто­рия с родо­вы­ми памят­ни­ка­ми и мобиль­ным при­ло­же­ни­ем, кото­рое помо­жет про­чер­тить пофа­миль­ный марш­рут от Вла­ди­кав­ка­за по всей Осе­тии?

А.А.: В осе­тин­ской куль­ту­ре нет поня­тия одно­фа­ми­лец. Все люди, кото­рые носят одну фами­лию, – род­ствен­ни­ки. Мно­гие семьи име­ли или име­ют родо­вые стро­е­ния. Поэто­му в силу локаль­ных осо­бен­но­стей появи­лась такая идея. Соб­ствен­но, мы не сде­ла­ли ниче­го сверхъ­есте­ствен­но­го. Про­сто собра­ли инфор­ма­цию воеди­но. А посколь­ку мы рабо­та­ем с архив­ны­ми доку­мен­та­ми, эти дан­ные нахо­дят­ся сами собой.

Сего­дня этот функ­ци­о­нал досту­пен поль­зо­ва­те­лям на кар­те «Поте­рян­ной Осе­тии». Это поиск объ­ек­тов по фами­лии. Задав осе­тин­скую фами­лию, вы полу­ча­е­те иско­мые объ­ек­ты на кар­те.

Е.В: У поль­зо­ва­те­лей нет воз­мож­но­сти само­сто­я­тель­но нано­сить на кар­ту «Поте­рян­ной Осе­тии» новые объ­ек­ты, фото­гра­фии. Вы не вери­те в эффек­тив­ность UGC (поль­зо­ва­тель­ский инфор­ма­ци­он­ный мате­ри­ал)? Поче­му не исполь­зу­е­те эту воз­мож­ность?

А.А.: Мате­ри­ал поль­зо­ва­те­лей – пред­мет посто­ян­ных сомне­ний. Мы дей­стви­тель­но от него отка­за­лись. На этом насто­ял наш тех­ни­че­ский руко­во­ди­тель. Все-таки в нашем про­ек­те мы хотим пуб­ли­ко­вать толь­ко про­ве­рен­ную инфор­ма­цию. Предо­ста­вив поль­зо­ва­те­лям воз­мож­ность добав­лять объ­ек­ты на кар­ту, мы полу­чим мно­го непро­ве­рен­ных или непод­твер­жден­ных дан­ных. Мы рабо­та­ем не толь­ко с фак­та­ми, но и с фольк­ло­ром. Кто-то зна­ет одну вер­сию исто­рии, кто-то – дру­гую и не все­гда они име­ют реаль­ное под­твер­жде­ние. Но это не озна­ча­ет, что поль­зо­ва­тель не может отпра­вить име­ю­щи­е­ся у него све­де­ния или свя­зать­ся с нами лич­но.

Е.В: Пер­вое впе­чат­ле­ние от про­ек­та – «еще одна мульт­ме­дий­ная кар­та». Когда начи­на­ешь «пре­па­ри­ро­вать» раз­де­лы, саму кар­ту, заме­ча­ешь, что здесь и слож­ный подроб­ный ката­лог, и несколь­ко нане­сен­ных сло­ев и филь­тров. Не обид­но, что эта инфор­ма­ция, ско­рее все­го, оста­ет­ся неза­ме­чен­ной сами­ми поль­зо­ва­те­ля­ми?

А.А.: Пока мы не можем до кон­ца опре­де­лить­ся, как нам луч­ше все­го струк­ту­ри­ро­вать инфор­ма­цию. Сей­час поме­нял­ся дизайн сай­та, изме­ни­лось и рас­по­ло­же­ние ката­ло­гов. Исхо­дим из того, что поль­зо­ва­те­ли, кото­рые дей­стви­тель­но ищут инфор­ма­цию, смо­гут ее отыс­кать даже в такой слож­ной систе­ме. Может, это не совсем спра­вед­ли­во, но пока это един­ствен­ное реше­ние, кото­рое мы для себя нашли.

Е.В: Мне кажет­ся, что про­ект пере­рос фор­мат муль­ти­ме­дий­ной кар­ты, во вся­ком слу­чае, инфор­ма­ци­он­но точ­но. Та база дан­ных, кото­рая у вас собра­на по зна­чи­мо­сти пере­ве­ши­ва­ет кар­то­гра­фию. Нет жела­ния изме­нить фор­мат и создать более слож­ную пло­щад­ку?

А.А.: В прин­ци­пе, у нас гло­баль­ные пла­ны. Но, как это часто быва­ет, они упи­ра­ют­ся в финан­си­ро­ва­ние. Про­ект неза­ви­си­мый и инве­сто­ров у нас нет. Это, конеч­но, отра­жа­ет­ся на ско­ро­сти обнов­ле­ния объ­ек­тов, ресур­са.

Хоте­лось бы вый­ти за пре­де­лы реги­о­на, и запу­стить похо­жий про­ект, но уже по стране. Это мог­ло бы быть 83 «малень­ких поте­рян­ных Осе­тии», кото­рые собра­ны на еди­ной кар­те. Думаю, это помог­ло бы путе­ше­ствен­ни­кам совла­дать с таким огром­ным про­стран­ством как Рос­сия.

Что каса­ет­ся «Поте­рян­ной Осе­тии», сей­час мы немно­го ушли в offline. Про­сто когда пони­ма­ешь поло­же­ние дел, при­хо­дит­ся рас­став­лять при­о­ри­те­ты и остав­лять неза­пол­нен­ной инфор­ма­цию о каких-то памят­ни­ках. Пото­му что в про­тив­ном слу­чае они могут исчез­нуть в реаль­ной жиз­ни, и тогда на кар­ту будет уже нече­го нано­сить.

Фрагмент приложения Потерянная Осетия
Фраг­мент интер­фей­са «Поте­рян­ной Осе­тии»

Фрагмент приложения Потерянная Осетия
Фраг­мент при­ло­же­ния Поте­рян­ная Осе­тия