«РосДоступ» – доступная среда для маломобильных групп населения

Снимок-экрана-2012-10-18-в-8.42.23
Снимок-экрана-2012-10-18-в-8.42.23
«Росдоступ» – это онлайн-ресурс, с помощью которого маломобильные группы населения смогут сообщить об объектах городской инфраструктуры, не оснащенных пандусами, слишком узких или высоких для проезда на инвалидных колясках. Участвовать могут не только инвалиды, но и любители покататься на роликах, владельцы детских колясок и тележек, и все, кому небезразлично удобство города для жизни. Приложение разработано при технической поддержке Теплицы социальных технологий

Как доступная среда влияет на жизнь людей с инвалидностью, какие барьеры существуют в виртуальном пространстве, а так же о проблемах проектирования строительных объектов для инвалидов об этом Теплице социальных технологий рассказал координатор проекта «РосДоступ» Игорь Кипчатов.

Беседовал Евгений Воропай. Март 2013.

Е.В.: «РосДоступ» – портал по картированию и отправке жалоб для создания доступной среды для всех. Что такое «доступная среда» и можно ли ее воплотить в текущих условиях?

И.К.: «Доступная среда» она же безбарьерная среда. Если рассматривать ее в более широком понимании, это универсальный дизайн. Это городские условия, которые одинаково хорошо подходят для людей с инвалидностью и без нее. Что касается «РосДоступа», в определении «доступной среды» мы также исходили из этих соображений. В сущности, наш проект создан для людей с инвалидностью, роллеров, велосипедистов и молодых мам с колясками.

В настоящее время сложно говорить о том, насколько хорошо она реализована. Городская среда далека от безбарьерной. За последние 20 лет, безусловно, были попытки что-то изменить, но, увы, это не носило системный характер. Когда мы говорим о формировании «доступной среды», это вполне реальные, доступные методы. Не нужно принимать каких-либо радикальных мер в отношении старой застройки, стоит лишь учитывать особенности передвижения определенной группы людей во время плановых реконструкций, а при проектировании новых объектов – о них не забывать. Хотя здесь тоже есть свои нюансы. Многие архитекторы и строители понимают необходимость создания специальных условий для людей с инвалидностью, но очень часто не знают, как это грамотно сделать.

Е.В.: Создание менее агрессивной городской среды для инвалидов – это элемент социализации. Виртуальное пространство можно считать эмоционально комфортным для этой категории пользователей?

И.К.: Его можно назвать более доступным, но не всегда комфортным. Есть ряд потребностей людей с инвалидностью, которые не учтены в Cети. В Интернете очень много видео-контента, но процент видео с субтитрами незначителен, что создает определенные трудности для слабослышащих людей. Например, у слабовидящих людей не всегда есть возможность масштабировать информацию на сайтах. Поэтому в виртуальном пространстве тоже есть свои барьеры.

Е.В.: Нынешнее состояние сайта «РосДоступа» очень напоминает ситуацию с законами, гарантирующими права людям с инвалидностью: с одной стороны они существуют, но с другой – или не работают или крайне неэффективны. Почему у пользователей такой слабый интерес к ресурсу?

И.К.: Для людей с инвалидностью это новый, малознакомый инструмент, поэтому они мало им пользуются.

Мне кажется, что такое часто происходит со многими гражданскими инициативами. «РосДоступ» – молодой ресурс. Мы все еще находимся в стадии beta-тестирования и оцениваем функционал проекта.

Разумеется, имей «РосДоступ» системное, полноценное продвижение в Рунете, наши показатели были бы лучше. Но все упирается в финансирование. Над реализацией проекта работают добровольцы и волонтеры, поэтому мы движемся, может быть, немного медленнее, чем хотелось бы.

Е.В.: Люди, которые как-то ограничены в реальной жизни, наверное, могли бы компенсировать это в жизни виртуальной и бороться за свои права, но судя по количеству зарегистрированных на сайте дефектов, этого не происходит. Почему?

И.К.: На самом деле, какое-то общение и обмен опытом происходит, но пока наши пользователи делают это вне площадки «РосДоступа». Ниша гражданских проектов пока мало изучена этой категорией пользователей. Чтобы начать движение в этом направлении, необходим какой-то толчок. Пользователи должны увидеть реальные результаты работы.

На защиту прав людей с инвалидностью часто становится государство, но это какие-то образцово-показательные случаи. У нас любят пригласить журналистов и показать, как позаботились о нуждах людей с инвалидностью, при вводе в эксплуатацию какого-то нового объекта, но забывают о практических вещах, с которыми люди должны справляться сами. При этом не учитывается то, чтобы добраться до этого объекта, людям с инвалидностью надо преодолеть множество барьеров на пути из дома.

Именно для этого существует «РосДоступ». Наш проект – это площадка, на которой будут отмечены объекты и дефекты в реальных условиях реальными людьми.

Е.В.: У меня, как у пользователя, сложилось впечатление, что концепция сервиса не соответствует его реализации. Почему в целевой аудитории совмещены люди с инвалидностью с роллерами, и почему у ресурса, который должен помочь решить проблемы городских дефектов, нет ни мобильной версии сайта, ни приложения?

И.К.: Мы думаем над запуском мобильных приложений. И при условии развития «РосДоступа», обязательно вернемся к их реализации. Но перед этим необходимо будет выделить тот функционал, на который необходимо сделать акцент, для того, что бы людям с инвалидностью было удобно им пользоваться на своих мобильных устройствах.

Е.В.: 13 дефектов на карте России – немного. По каким-то причинам объектов не становится больше. Не было желания начать заполнять ее самостоятельно, создать карту доступных людям с инвалидностью объектов и локаций?

И.К.: Мы планируем этим заняться в самое ближайшее время. Из-за того, что работа над проектом часто ведется в свободное от основной занятости время, не всегда удается все сделать в срок. Мне бы хотелось, чтобы карта «РосДоступа» стала именно таким навигатором, чтобы люди могли проверить доступность тех или иных объектов online, а не до того как поймут, что эта локация для них «недоступна».

Е.В.: Россия присоединилась к Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью еще в 2008 году, но ратифицировала ее только в 2012. Что-то изменилось с момента вступления в силу этого документа?

И.К.: Безусловно, какие-то сдвиги есть. Подписав Конвенцию, Россия взяла на себя ряд международных обязательств по обеспечению достойных условий жизни для людей с инвалидностью, в том числе, и на свободу передвижений. Основная работа идет с нормативно-правовой базой. Необходимо сделать так, чтобы новые стандарты соответствовали действительности и давали реальные механизмы для защиты прав людей с инвалидностью.

Одно из последних достижений – это возможность для детей с инвалидностью посещать общеобразовательные школы по месту жительства. Для них должны создать «доступную среду». И здесь речь идет не только о физической доступности, но и об эмоциональном комфорте.

Е.В.: От запуска проекта прошло пять месяцев. Первая волна пользовательского интереса прошла. Сайт все еще находится в стадии beta-версии. Будут ли попытки реанимировать его работу?

И.К.: Наверное, первое, что предстоит сделать в этом направлении – подключить к работе «РосДоступа» социальные сети. Думаю, что в скором времени, мы выйдем из режима beta-тестирования, добавим более полное и детальное описание проекта.

Главное для нас – это сконцентрироваться на нашей аудитории, доказать ей, что «РосДоступ» это действенный и эффективный инструмент в борьбе за «доступную среду».

Снимок-экрана-2012-10-18-в-8.48.58-620x385
Интерфейс главной страницы приложения РосДоступ

Снимок-экрана-2012-10-18-в-8.46.02-620x375
Фрагмент интерфейса страницы РосДоступ