Первая платформа социального краудфандинга Русини

pусини-logo
10 апре­ля 2010 г. в Рос­сии была запу­ще­на пер­вая плат­фор­ма соци­аль­но­го кра­уд­фандин­га «Руси­ни». Про­ект поз­во­лит соби­рать мик­ро­по­жерт­во­ва­ния (от 100 руб­лей) соци­аль­ным пред­при­я­ти­ям и неком­мер­че­ским орга­ни­за­ци­ям, рас­ши­ряя их воз­мож­но­сти ком­му­ни­ка­ции с доно­ра­ми.

Сам про­ект Руси­ни (не как плат­фор­ма) суще­ству­ет с лета 2010 года и за про­шед­шее вре­мя было под­дер­жа­но более 25 ини­ци­а­тив.

Соци­аль­ный кра­уд­фандинг – это метод груп­по­во­го финан­си­ро­ва­ния соци­аль­ных ини­ци­а­тив (бла­го­тво­ри­тель­ных про­ек­тов, соци­аль­ных пред­при­я­тий, про­ек­тов неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций), когда основ­ны­ми доно­ра­ми ста­но­вит­ся боль­шое чис­ло лиц, дела­ю­щих, част­ные пожерт­во­ва­ния.

* О том, что такое кра­уд­фандинг и как рабо­та­ет систе­ма мик­ро­по­жерт­во­ва­ний мож­но про­чи­тать в ста­тье о про­ек­те «Туге­за», кото­рая так­же при­вле­ка­ет част­ных доно­ров для реа­ли­за­ции соци­аль­ных про­ек­тов.

Особенности Русини

Прин­ци­пи­аль­ное отли­чие состо­ит в том, что Руси­ни – это откры­тый пор­тал и инфор­ма­цию о сво­ем проекте/ ини­ци­а­ти­ве может загру­зить каж­дый жела­ю­щий.

Неком­мер­че­ские орга­ни­за­ции, соци­аль­ные пред­при­ни­ма­те­ли кото­рые впер­вые пода­ют заяв­ку на финан­си­ро­ва­ние сво­е­го про­ек­та могут уста­но­вить мак­си­маль­ную сум­му 5000 руб­лей, а затем, отчи­тав­шись за нее, повы­сить до 10000, 15000 руб­лей и более. Такая систе­ма обес­пе­чи­ва­ет про­зрач­ность и повы­ша­ет при­вле­ка­тель­ность плат­фор­мы для поль­зо­ва­те­лей, кото­рые хотят быть уве­ре­ны в том, что их соци­аль­ные инве­сти­ции будут исполь­зо­ва­ны по назна­че­нию.

Орга­ни­за­то­ры про­ек­та ста­ра­ют­ся не исполь­зо­вать тер­мин «пожерт­во­ва­ния», а при­ме­ня­ют «инве­сти­ции». По окон­ча­нию про­ек­та соци­аль­ные инве­сто­ры полу­ча­ют диви­ден­ды в том виде, как это при­ду­ма­ли руко­во­ди­те­ли про­ек­та. Они могут быть как сим­во­ли­че­ские (открыт­ка, бла­го­дар­ствен­ное пись­мо), так и вполне ося­за­е­мые: при­гла­ше­ние на кон­церт, про­дук­ты, про­из­ве­ден­ные компанией/ орга­ни­за­ци­ей в рам­ках про­фи­нан­си­ро­ван­но­го про­ек­та.

Направления проектов

Все ини­ци­а­ти­вы раз­би­ва­ют­ся на 7 бло­ков:

  • Дети
  • Пожи­лые люди
  • Живот­ные
  • Окру­жа­ю­щая сре­да
  • Куль­ту­ра и искус­ство
  • Соци­аль­ный биз­нес

Оче­вид­но, что ини­ци­а­ти­вы в этих сек­то­рах тре­бу­ют не толь­ко финан­со­вых инве­сти­ций, но и высо­ко­эф­фек­тив­ных сотруд­ни­ков, поэто­му Руси­ни преду­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность при­вле­че­ния спе­ци­а­ли­стов, кото­рые гото­вы будут участ­во­вать pro bono (как волон­те­ры в сво­ей про­фес­си­о­наль­ной отрас­ли).

Каж­дый про­ект име­ет «срок жиз­ни» на сай­те – вре­мя, в тече­ние кото­ро­го мож­но при­вле­кать инве­сти­ции. В слу­чае, если сум­ма не была собра­на, Руси­ни попы­та­ет­ся ока­зать под­держ­ку и при­вле­чет соб­ствен­ные кон­так­ты. Одна­ко, рас­счи­ты­вать на 100% гаран­тии не сто­ит – это хоть и соци­аль­ное, но все же пред­при­ни­ма­тель­ство.

Автор и управ­ля­ю­щий дирек­тор кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­мы Руси­ни Вла­да Тарас­ки­на – о том, чему мож­но поучить­ся за гра­ни­цей, как созда­вал­ся про­ект и какие еще идеи оста­лись нере­а­ли­зо­ван­ны­ми. 

С Вла­дой раз­го­ва­ри­ва­ла редак­тор ТеСТ Дарья Алек­се­е­ва.

Д.А.: Я дав­но знаю про Руси­ни как про про­ект, свя­зан­ный с соци­аль­ны­ми ини­ци­а­ти­ва­ми, соци­аль­ным пред­при­ни­ма­тель­ством, но кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­мой он стал совсем недав­но. Как появи­лась эта идея? 

В.Т.: Идея роди­лась 1,5 года назад и пер­во­на­чаль­но заклю­ча­лась в созда­нии при­ло­же­ния для соци­аль­ных сетей, через кото­рое мож­но каким-то обра­зом соби­рать пожерт­во­ва­ния. Хоте­лось сде­лать это в виде игры – я как раз рабо­та­ла в IT-ком­па­нии, кото­рая раз­ра­ба­ты­ва­ла при­ло­же­ния для соци­аль­ных сетей, типа «Весе­ло­го фер­ме­ра». И реши­ла, что нуж­но что-то подоб­ное сде­лать для бла­го­тво­ри­тель­ных целей. Я посчи­та­ла, посмот­ре­ла на ана­ло­ги и поня­ла, что это очень доро­го обхо­дит­ся – стар­то­вых инве­сти­ций не было. Поэто­му для нача­ла я реши­ла сде­лать про­сто сайт.

Д.А.: По-мое­му, он боль­ше был похож на инфор­ма­ци­он­ный пор­тал?

В.Т.: Да, так и было. Но я про­дол­жа­ла искать про­грам­ми­ста, нашла его пол­го­да назад. Толь­ко недав­но он закон­чил рабо­ту, так что сей­час плат­фор­мой Rusini мож­но поль­зо­вать­ся для при­вле­че­ния средств под соци­аль­ные про­ек­ты.

Д.А.: Чему ты учишь­ся в Евро­пе? И как так полу­чи­лось, что ты реши­ла этим зани­мать­ся? 

В.Т. Я уеха­ла сра­зу после шко­лы учить­ся в Англию, мне было 16 лет. Там я учи­лась по спе­ци­а­ли­за­ции менедж­мент и эко­но­ми­ка, а затем в Австрии – в маги­стра­ту­ре дипло­ма­ти­че­ской ака­де­мии. В IT я рабо­та­ла по направ­ле­нию мар­ке­тин­га, раз­ви­тия новых рын­ков – откры­ва­ли новые офи­сы в США, Китае и в Евро­пе. А еще рабо­та­ла в вен­чур­ном фон­де в Австрии. Полу­ча­ет­ся, background, в основ­ном, финан­со­вый. Что каса­ет­ся неком­мер­че­ско­го сек­то­ра – я уви­де­ла, как это все рабо­та­ет в Евро­пе, и поду­ма­ла : «Поче­му оно у нас не рабо­та­ет? Это долж­но быть и у нас!» Плюс чув­ство ответ­ствен­но­сти – я чему-то научи­лась и захо­те­лось этим поде­лить­ся, что­бы что-то улуч­шить дома.

Д.А.: Когда ты при­ду­мы­ва­ла Руси­ни, были какие-то запад­ные ана­ло­ги, на кото­рые ты ори­ен­ти­ро­ва­лась?

В.Т.: Образ­цов очень мно­го – у нас полу­чил­ся такой сбор­ный экзем­пляр, адап­ти­ро­ван­ный к рос­сий­ско­му рын­ку. Пер­вая, кото­рая попа­лась на гла­за, была Causes, у них есть при­ло­же­ние для Facebook – это уве­ли­чи­ва­ет сбо­ры денег. Есть очень мно­го кра­уд­фандин­го­вых про­ек­тов (indiegogo, kickstarter) – они не бла­го­тво­ри­тель­ные, но рабо­та­ют по тем же прин­ци­пам. Вооб­ще, мно­го успеш­ных при­ме­ров.

Про «Руси­ни»

Д.А.: Какие логи­сти­че­ские про­бле­мы при­хо­дит­ся решать в рос­сий­ских усло­ви­ях? Как я пони­маю, есть слож­но­сти с тем, что в Рос­сии нет paypal и вир­ту­аль­ные день­ги не так широ­ко рас­про­стра­не­ны?

В.Т.; Да, логи­сти­че­ских про­блем мно­го и это была одна из самых боль­ших задач. Мы нашли людей, кото­рые помог­ли сде­лать еди­ную систе­му пла­те­жей, так что теперь все воз­мож­ные систе­мы инте­гри­ро­ва­ны в одну и это упро­ща­ет все для поль­зо­ва­те­лей.

Д.А.: Я спра­ши­ваю, пото­му что меня бес­по­ко­ит не столь­ко отсут­ствие таких [кра­уд­фандин­го­вых] плат­форм, сколь­ко то, что они полу­пу­стые: часто там мно­го про­ек­тов и толь­ко 5% из них про­фи­нан­си­ро­ва­ны. Как с этим рабо­тать? Вдруг про­ек­ты не полу­чат финан­си­ро­ва­ния, у них исче­за­ет сти­мул что-то пуб­ли­ко­вать?

В.Т.: Во-пер­вых, нуж­на мас­со­вость, а во-вто­рых, я реши­ла, что если какой-то сум­мы будет не хва­тать, я буду свя­зы­вать эти про­ек­ты с биз­не­сом и при­вле­кать сред­ства, кото­рых не хва­та­ет. Напри­мер, если про­ект остал­ся непро­фи­нан­си­ро­ван­ным на 40%, то я буду искать эти 40% – ведь 60% уже собра­ны, зна­чит кто-то в него уже пове­рил!

Д.А.: Это как раз то, чего пока еще нет – обыч­но такие плат­фор­мы закры­ва­ют про­ек­ты, на кото­рые не собра­лись день­ги, рабо­та­ют по прин­ци­пу «все или ниче­го». А у Руси­ни, авто­ры идей, полу­ча­ет­ся, могут рас­счи­ты­вать на под­держ­ку со сто­ро­ны биз­не­са.

В.Т.: К сожа­ле­нию, по-дру­го­му не будет рабо­тать, пока у нас нет куль­ту­ры част­ных пожерт­во­ва­ний. Но она будет раз­ви­вать­ся! Посколь­ку я нахо­жусь в Евро­пе, я уже нача­ла диа­лог с запад­ны­ми ком­па­ни­я­ми, рабо­та­ю­щи­ми в Рос­сии. И им инте­рес­но: нуж­ны про­зрач­ные про­ек­ты, кото­рым мож­но дове­рять. Я хочу свя­зать ком­па­нии, рабо­та­ю­щие в Вене с рос­сий­ски­ми соци­аль­ны­ми про­ек­та­ми.

Д.А.: А как про­ве­ря­ет­ся досто­вер­ность инфор­ма­ции? Насколь­ко я пони­маю, ника­ких барье­ров для реги­стра­ции на пор­та­ле не суще­ству­ет?

В.Т. Во-пер­вых, мы про­ве­ря­ем нали­чие этой орга­ни­за­ции. Вто­рой момент – это огра­ни­че­ния по при­вле­ка­е­мым сред­ствам. Пер­вый раз мож­но подать заяв­ку на 5000 руб­лей и толь­ко после того, как орга­ни­за­ция дока­зы­ва­ет, что день­ги были рас­хо­до­ва­ны на то, на что они заяв­ля­ли, откры­ва­ет­ся тех­ни­че­ская воз­мож­ность про­сить 10 000 руб­лей и так далее. Таким обра­зом отби­ра­ют­ся про­ек­ты: если они не могут ниче­го дока­зать, то они бло­ки­ру­ют­ся.

Д.А.: А что с содер­жа­тель­ной частью? Что, если про­ект чест­ный, но идея сомни­тель­ная? Сей­час ходит бай­ка про «кур­сы пика­па для выпуск­ни­ков дет­ских домов», и с точ­ки зре­ния спе­ци­а­ли­стов, это пол­ный бред. Мож­но ли опуб­ли­ко­вать у вас подоб­ный про­ект и попро­бо­вать собрать на него день­ги или он не будет допу­ще­ны? 

В.Т.: Откры­тость, чест­ность, про­зрач­ность – да, это те прин­ци­пы, на кото­рых все осно­ва­но. Но в осталь­ном я при­вет­ствую кре­а­тив­ные под­хо­ды и если кому-то нра­вит­ся эта идея и кто-то в это пове­рит и под­дер­жит, то я не могу ска­зать: «Ребят, нет! Так не пой­дет! Это нехо­ро­шо!»

Д.А.: Зна­ешь, мне кажет­ся, это очень пра­виль­ный под­ход – один чело­век не может раз­би­рать­ся во всем, тут долж­ны быть какие-то раз­ные функ­ции. Осо­бен­но, учи­ты­вая то, что один чело­век в прин­ци­пе не может раз­би­рать во всех соци­аль­ных вопро­сах.

Еще один вопрос про барье­ры. Допу­стим, есть про­ект в Псков­ской обла­сти, фольк­лор­ный ансамбль. Что­бы ему выехать на гастро­ли, нуж­но 150 000 руб­лей, но как новый участ­ник на плат­фор­ме он может соби­рать до 5000 руб­лей. Он дол­жен соби­рать на что-то кон­крет­ное в рам­ках 5 000 руб­лей или он может начать с 5000, поста­вить гло­баль­ную цель и доби­рать эту сум­му посте­пен­но?

В.Т.: Нет, это долж­но быть что-то кон­крет­ное за 5000 руб­лей. Но я думаю, будет инте­рес­но, если эти вещи будут раз­де­лять­ся: сколь­ко денег нуж­но все­го и что из это­го сто­ит 5000 руб­лей. Какие-то мате­ри­а­лы, напри­мер.

Д.А.: В таком слу­чае, этот ансамбль может начать со сбо­ра 5000 на закуп­ку тка­ни для костю­мов, а потом по ходу реа­ли­за­ции на что-то дру­гое?

В.Т.: Да, это так и рабо­та­ет.

Д.А.: Еще мне очень понра­ви­лась исто­рия про мате­ри­аль­ное воз­на­граж­де­ние инве­сто­ров.

В.Т.: Да, мы реши­ли, что помощь долж­на иметь какое-то сим­во­ли­че­ское воз­на­граж­де­ние. Каж­дый, кто инве­сти­ро­вал какие-то сред­ства в зави­си­мо­сти от сум­мы, но при­ду­мать, что это будет за воз­на­граж­де­ние, долж­ны сами орга­ни­за­ции. Если это соци­аль­ный биз­нес, это намно­го про­ще – это могут быть про­дук­ты, какие-то подел­ки, а в НКО это могут быть какие-то открыт­ки от детей.

Д.А.: Есть идеи каких-то фит­чей, кото­рых сей­час нет?

В.Т. Сей­час мы рабо­та­ем над инве­сти­ци­я­ми вре­ме­ни – так, что­бы мож­но было отда­вать не толь­ко свои сред­ства, но и сво­бод­ное вре­мя. Будет суще­ство­вать кален­дарь, кото­рый запол­ня­ют раз­ные неком­мер­че­ские орга­ни­а­ции – ты смо­жешь выби­рать удоб­ные часы и коор­ди­ни­ро­вать с ними свою рабо­ту.

Д.А.: Вы пой­де­те по пути фор­ми­ро­ва­ния соб­ствен­но­го сооб­ще­ства, соб­ствен­ной соци­аль­ной сети или буде­те рабо­тать с широ­кой безы­мян­ной ауди­то­ри­ей?

В.Т.: Будем созда­вать свое сооб­ще­ство. Все будет инте­гри­ро­ва­но в соци­аль­ные сети, но все рав­но нуж­но будет созда­вать свой инди­ви­ду­аль­ный про­файл.

Д.А.: Как рабо­та­ет PR? Как вы пла­ни­ру­е­те рас­кру­чи­вать плат­фор­му?

В.Т.: Рас­кру­чи­вать пла­ни­ру­ем, в первую оче­редь, через соци­аль­ные сети. Я нашла сотруд­ни­ка, кото­рый будет зани­мать­ся этим в Facebook и Вкон­так­те. Поми­мо это­го мы пла­ни­ру­ем парт­нер­ские про­грам­мы и уча­стие в кон­фе­рен­ци­ях.

Пла­ны на буду­щее

Д.А.: Как ты видишь раз­ви­тие этой идеи в реги­о­нах?

В.Т.: Полу­чи­лось, что все про­ек­ты, кото­рые сей­час заре­ги­стри­ро­ва­ны, рабо­та­ют в реги­о­нах. Конеч­но, мне бы было инте­рес­но, если бы люди помо­га­ли в сво­ем комью­ни­ти – в этом и заклю­ча­ет­ся кон­цеп­ция соци­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ства. Конеч­но, это слож­но, пото­му что у нас очень боль­шая тер­ри­то­рия, но было бы здо­ро­во, если бы люди под­дер­жи­ва­ли тех, кто при­над­ле­жит непо­сре­ствен­но к тому же сооб­ще­ству. Со вре­ме­нем у нас будет выбор по горо­дам, уже есть кар­та для это­го.

Д.А.: Пере­ез­жать обрат­но в Рос­сию не соби­ра­ешь­ся?

В.Т.: Все спра­ши­ва­ют! =) Будет коман­да, кото­рая рабо­та­ет дистан­ци­он­но, но я хочу зани­мать­ся выстра­и­ва­ни­ем отно­ше­ний меж­ду Евро­пой и Рос­си­ей. Не толь­ко ком­му­ни­ка­ци­ей, но и пере­да­ва­ни­ем зна­ний и навы­ков (knowledge transfer).

Д.А.: Если бы не Руси­ни, чем бы ты заня­лась в соци­аль­ном направ­ле­нии? Навер­ня­ка ведь воз­ни­ка­ют какие-то идеи парал­лель­но?

В.Т.: Мик­ро­фи­нан­си­ро­ва­ни­ем, напри­мер. Раз­ви­ти­ем соци­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ства. Тем же Hubом. Да мно­го все­го, на самом деле!

Интерфейс сайта Русини
Интер­фейс сай­та «Руси­ни»

Интерфейс сайта Русини
Интер­фейс сай­та «Руси­ни»

Интерфейс сайта Русини
Интер­фейс сай­та «Руси­ни»