«Топография террора» – интерактивная карта советских репрессий в Москве

Пользователь, заходя на карту, открывает для себя новую неприглядную Москву с тяжелой историей: с тюрьмами, лагерями, местами массовых расстрелов и захоронений. Изображение: скриншот с сайта topos.memo.ru
Пользователь, заходя на карту, открывает для себя новую неприглядную Москву с тяжелой историей: с тюрьмами, лагерями, местами массовых расстрелов и захоронений. Изображение: скриншот с сайта topos.memo.ru

Про­ект Меж­ду­на­род­но­го «Мемо­ри­а­ла» в Москве «Топо­гра­фия тер­ро­ра» помо­га­ет жите­лям изу­чить ту часть исто­рии сво­ей стра­ны, кото­рую при­ня­то замал­чи­вать. Он пред­став­лен в виде интер­ак­тив­ной кар­ты сто­ли­цы, на кото­рой обо­зна­че­ны места совет­ских репрес­сий.

Поль­зо­ва­тель, захо­дя на кар­ту, откры­ва­ет для себя новую непри­гляд­ную Моск­ву с тяже­лой исто­ри­ей: с тюрь­ма­ми, лаге­ря­ми, места­ми мас­со­вых рас­стре­лов и захо­ро­не­ний и дру­ги­ми места­ми встре­чи чело­ве­ка с совет­ским госу­дар­ством.

Он узна­ет о том, как людей исклю­ча­ли из пар­тии, уни­вер­си­те­тов, уволь­ня­ли с рабо­ты по поли­ти­че­ским моти­вам и при­ну­ди­тель­но лечи­ли в псих­боль­ни­це, как власть боро­лась с нефор­маль­ны­ми объ­еди­не­ни­я­ми, круж­ка­ми, редак­ци­я­ми газет.

История за каждым углом

Кура­тор про­ек­та «Топо­гра­фия тер­ро­ра» Алек­сандра Поли­ва­но­ва рас­ска­за­ла, что идея запу­стить кар­ту – попыт­ка поме­нять город­ское про­стран­ство Моск­вы. Сотруд­ни­ки «Мемо­ри­а­ла» нача­ли водить про­све­ти­тель­ские экс­кур­сии, кото­рые были вос­тре­бо­ва­ны. Но про­бле­ма еще была в том, что мно­гие памят­ные места никак не обо­зна­ча­лись на ули­цах горо­да: ни памят­ных таб­ли­чек, ни над­пи­сей, ни нави­га­ции.

«К сожа­ле­нию, в теку­щих обсто­я­тель­ствах мы не очень можем повли­ять на то, как выгля­дит наш город. Но мы можем вли­ять на мен­таль­ную кар­ту моск­ви­ча, поэто­му реши­ли попро­бо­вать создать сайт в виде элек­трон­ной кар­ты Моск­вы», – объ­яс­ни­ла Поли­ва­но­ва.

В 2013 году иссле­до­ва­те­ли нача­ли изу­чать исто­рию мос­ков­ских мест памя­ти, свя­зан­ных с совет­ским тер­ро­ром. Уже к кон­цу 2013-го запу­сти­ли первую экс­кур­сию под назва­ни­ем «Топо­гра­фия тер­ро­ра. Лубян­ка и окрест­но­сти» (сей­час в про­ек­те боль­ше 20 экс­кур­си­он­ных марш­ру­тов по Москве), изда­ли неболь­шую бумаж­ную кар­ту по это­му марш­ру­ту. Коман­да из архив­ных иссле­до­ва­те­лей, кар­то­гра­фов, про­грам­ми­стов, редак­то­ров, фото­гра­фов и опе­ра­то­ров соби­ра­ла мате­ри­ал и зано­си­ла его на элек­трон­ную кар­ту.

Запуск про­ек­та topos.memo.ru при­уро­чи­ли к Дню памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий: сайт открыл­ся 28 октяб­ря 2015 года. Он состо­ит из двух раз­де­лов: «кар­ты» и «тек­сты», в кото­рых мож­но най­ти подроб­ную инфор­ма­цию о месте и уни­каль­ные доку­мен­таль­ные фото­сним­ки.

skrin
Изоб­ра­же­ние: скрин­шот с сай­та topos.memo.ru

Иссле­до­ва­те­ли рабо­та­ли над созда­ни­ем базы дан­ных совет­ско­го тер­ро­ра в Москве. К при­ме­ру, по сло­вам Алек­сан­дры Поли­ва­но­вой, одни учеб­ные заве­де­ния были созда­ны спе­ци­аль­но, что­бы застав­лять всех при­ни­мать ком­му­ни­сти­че­скую про­па­ган­ду: «Ком­му­ни­сти­че­ская ака­де­мия», «Инсти­тут Крас­ной про­фес­су­ры». Дру­гие же сво­бод­ные учре­жде­ния закры­ва­ли и запре­ща­ли.

«Неко­то­рых уче­ных аре­сто­ва­ли и рас­стре­ля­ли, дру­гих отправ­ля­ли в ГУЛАГ или шараш­ки, эти тюрь­мы – кон­струк­тор­ские бюро для заклю­чен­ных спе­ци­а­ли­стов. Там заклю­чен­ных уче­ных в усло­ви­ях сек­рет­но­сти насиль­но застав­ля­ли делать те изоб­ре­те­ния, кото­рые от них тре­бо­ва­ло госу­дар­ство. В шараш­ке заклю­чен­ный Сер­гей Коро­лев изоб­ре­тал кос­ми­че­скую раке­ту, заклю­чен­ный Андрей Тупо­лев кон­стру­и­ро­вал само­ле­ты ТУ, заклю­чен­ные Сол­же­ни­цын и Копе­лев рабо­та­ли в ради­о­ша­раш­ке, были вынуж­де­ны изоб­ре­тать аппа­ра­ты для ради­о­шпи­о­на­жа», – рас­ска­за­ла Алек­сандра Поли­ва­но­ва.

Обо­зна­че­ны места исполь­зо­ва­ния при­ну­ди­тель­но­го тру­да и даже места содер­жа­ния детей, ока­зав­ших­ся на ответ­ствен­но­сти госу­дар­ства: дети-сиро­ты, дети аре­сто­ван­ных роди­те­лей или рево­лю­ци­о­не­ров, испан­ских ком­му­ни­стов, инва­ли­ды. «Ино­гда дети были сиро­та­ми и до совет­ской вла­сти, но до рево­лю­ции суще­ство­ва­ла раз­ви­тая систе­ма част­ной бла­го­тво­ри­тель­но­сти, дети жили в при­ю­тах, кото­рые стро­и­ли меце­на­ты, а после рево­лю­ции все част­ное было раз­ру­ше­но, таким обра­зом, дети ока­за­лись бес­при­зор­ни­ка­ми на попе­че­нии госу­дар­ства», – доба­ви­ла Алек­сандра.

Еще есть места, свя­зан­ные с мос­ков­ской частью био­гра­фии писа­те­ля Вар­ла­ма Шала­мо­ва, и пло­ща­ди, на кото­рых про­хо­ди­ли мир­ные мас­со­вые про­те­сты про­тив госу­дар­ствен­но­го наси­лия (это самый малень­кий слой на кар­те). В верх­ней пане­ли нахо­дят­ся бло­ки с цве­та­ми, если нажать на один из них, на кар­те добав­ля­ют­ся новые точ­ки. Если нажать на все – вый­дет око­ло 700 мар­ке­ров, так что с виду на кар­те не оста­нет­ся и сво­бод­но­го места. Ули­цы на кар­те носят два назва­ния: совре­мен­ное и совет­ское.

В коман­де про­ек­та рабо­та­ют более 30 чело­век: 21 иссле­до­ва­тель, несколь­ко опе­ра­то­ров и режис­се­ров, дизай­не­ров и кар­то­гра­фов. Сотруд­ни­ки рабо­та­ют с архи­ва­ми, мему­а­ра­ми, совет­ской пери­о­ди­кой, ста­ры­ми кар­та­ми и спра­воч­ни­ка­ми и соби­ра­ют интер­вью у участ­ни­ков собы­тий.

Перезапуск карты

Сей­час созда­те­ли про­ек­та зани­ма­ют­ся обнов­ле­ни­ем сай­та и интер­ак­тив­ной кар­ты. Поми­мо новой систе­мы нави­га­ции и визу­аль­ной при­вле­ка­тель­но­сти кар­ты, на новом сай­те у поль­зо­ва­те­ля появит­ся боль­ше воз­мож­но­стей.

Поль­зо­ва­тель смо­жет поме­нять под­лож­ку кар­ты (выбрать кар­ту Моск­вы 1937 года или немец­кую аэро­фо­то­съем­ку 1942-го), выбрать свой марш­рут, запи­сать­ся на экс­кур­сии. Реди­зайн пла­ни­ру­ет­ся завер­шить в пер­вой поло­вине 2017 года.

«Мы пыта­ем­ся пере­дать поль­зо­ва­те­лю ощу­ще­ние аутен­тич­но­сти город­ской исто­рии. Напом­нить, что все, что про­ис­хо­ди­ло с людь­ми в совет­ское вре­мя, про­ис­хо­ди­ло не неиз­вест­но где, а на этих самых ули­цах, по кото­рым мы сей­час ходим, в этих зда­ни­ях, за эти­ми окна­ми и две­ря­ми». Алек­сандра Поли­ва­но­ва

Изображение: скриншот с демо версии сайта topos.memo.ru/demo/re
Изоб­ра­же­ние предо­ста­ви­ли созда­те­ли про­ек­та

На новой кар­те созда­те­ли раз­ме­стят резуль­та­ты недав­но про­ве­ден­но­го боль­шо­го иссле­до­ва­ния о после­во­ен­ных лаге­рях ГУЛА­Га в Москве. «Мно­гим кажет­ся, что ГУЛАГ – это какой-то архи­пе­лаг в Сиби­ри или на севе­ре стра­ны. Меж­ду тем лаге­ря ГУЛА­Га нахо­ди­лись пря­мо в Москве и в бли­жай­шем Под­мос­ко­вье, их было более 100. Заклю­чен­ные стро­и­ли мно­же­ство мос­ков­ских зда­ний: глав­ное зда­ние МГУ, ВДНХ, несколь­ко элек­тро­стан­ций, жилые дома», – рас­ска­за­ла кура­тор про­ек­та.

«Бара­ки стро­и­лись на год, на два. Вос­ста­но­вить их точ­ное рас­по­ло­же­ние почти невоз­мож­но. Но на кар­те у нас есть воз­мож­ность обо­зна­чить при­мер­ное место, где они рас­по­ла­га­лись». Алек­сандра Поли­ва­но­ва

terror-primer-2
Изоб­ра­же­ние предо­ста­ви­ли созда­те­ли про­ек­та

Коман­да про­ек­та меч­та­ет, что­бы подоб­ные кар­ты появи­лись в раз­ных горо­дах Рос­сии, а не толь­ко в Москве. И, похо­же, меч­ты начи­на­ют сбы­вать­ся: уже сей­час Алек­сандра Поли­ва­но­ва ведет пере­го­во­ры с акти­ви­ста­ми из Ека­те­рин­бур­га и Пер­ми, что­бы запу­стить такие кар­ты в этих горо­дах.

«Мы рады парт­не­рам из дру­гих горо­дов. Вез­де есть своя спе­ци­фи­ка. Конеч­но, топо­гра­фия гигант­ских инду­стри­аль­ных лаге­рей ГУЛА­Га на севе­ре выгля­дит не так, как топо­гра­фия тер­ро­ра в Москве, и не так, как в малень­ких горо­дах, где была все­го одна тюрь­ма, одно отде­ле­ние НКВД, одно место рас­стре­ла и одно место захо­ро­не­ния. Мы гото­вы поде­лить­ся тех­но­ло­ги­я­ми и помочь в раз­ра­бот­ке», – заме­ти­ла Поли­ва­но­ва.

Про­ек­ту все­гда нуж­ны волон­те­ры: сту­ден­ты, акти­ви­сты и жела­ю­щие помочь в поис­ке мате­ри­а­ла. Коман­да будет рада сотруд­ни­чать с экс­кур­со­во­да­ми, редак­то­ра­ми, пиар-спе­ци­а­ли­ста­ми, дизай­не­ра­ми, кар­то­гра­фа­ми и видео­опе­ра­то­ра­ми.

Кар­та «Топо­гра­фия тер­ро­ра».

Кон­так­ты кура­то­ра про­ек­та Алек­сан­дры Поли­ва­но­вой: [email protected]