Арт-активистка Катрин Ненашева: «Что не так с системой распознавния лиц в стране и почему мы против»

art technology
В фев­ра­ле 2020 года про­шла дис­кус­сия Теп­ли­цы о том, что объ­еди­ня­ет искус­ство, акти­визм и тех­но­ло­гии. Фото: Мария Бори­сё­нок.

Жур­на­ли­сты рабо­та­ют с фак­та­ми, худож­ни­ки – с эмо­ци­я­ми и ощу­ще­ни­я­ми. Мож­но ли через искус­ство объ­яс­нить чело­ве­ку, как рабо­та­ет систе­ма рас­по­зна­ва­ния лиц? И что объ­еди­ня­ет искус­ство, акти­визм и тех­но­ло­гии? Об этом мы пого­во­ри­ли на дис­кус­сии Теп­ли­цы вме­сте с совре­мен­ной рос­сий­ской худож­ни­цей, арт-акти­вист­кой Катрин Нена­ше­вой, жур­на­ли­стом Андре­ем Каган­ских и эко­ак­ти­вист­кой дви­же­ния Fridays For Future Алек­сан­дрой Сидо­ро­вой.

В пер­вой части мы гово­ри­ли про «Искус­ство и тех­но­ло­гии», во вто­рой – про «Искус­ство и акти­визм».

Моде­ра­то­ра­ми встре­чи высту­пи­ли Дмит­рий Мура­вьёв, соци­аль­ный иссле­до­ва­тель тех­но­ло­гий, автор теле­грам-кана­ла @datastudies и Теп­ли­цы соци­аль­ных тех­но­ло­гий, и Мария Бори­сё­нок, кура­тор плат­фор­мы уда­лен­но­го обра­зо­ва­ния «Теп­ло­сеть» и коор­ди­на­тор мита­пов Теп­ли­цы.

Участ­ни­ки дис­кус­сии: Андрей Каган­ских, Дмит­рий Мура­вьёв, Катрин Нена­ше­ва, Рита Вайс­берг, Сте­пан Гнез­ди­лов. Фото: Мария Бори­сё­нок.

Система распознавания лиц: взгляд журналиста

Пер­вая часть дис­кус­сии была посвя­ще­на систе­ме рас­по­зна­ва­ния лиц, и тому, на что обра­ща­ют вни­ма­ние жур­на­ли­сты и арт-акти­ви­сты при иссле­до­ва­нии дан­ной темы.

В Москве систе­ма рас­по­зна­ва­ния лиц пред­став­ле­на в виде 170 тысяч камер наблю­де­ния в пуб­лич­ных местах: шко­лы, поли­кли­ни­ки, тор­го­вые цен­тры, пар­ки, подъ­ез­ды. Жур­на­лист Андрей Коган­ских в декаб­ре 2019 года про­вел рас­сле­до­ва­ние для «МБХ медиа» о том, как рабо­та­ет дан­ная систе­ма и как дан­ные появ­ля­ют­ся на чер­ном рын­ке.

Андрей Каган­ских. Фото: Мария Бори­сё­нок.

Непро­зрач­ность и кон­троль систе­мы рас­по­зна­ва­ния заклю­ча­ет­ся в том, что поли­ция может загру­зить нуж­ное фото и полу­чить в pdf-фай­ле все места, где чело­век был заме­чен. В фев­ра­ле 2020 года мос­ков­ская систе­ма рас­по­зна­ва­ния лиц ста­ла при­ме­нять­ся для кон­тро­ля людей, кото­рые нахо­дят­ся на каран­тине из-за коро­на­ви­ру­са.

«Мне хоте­лось най­ти при­клад­ной спо­соб пока­зать, поче­му систе­ма рас­по­зна­ва­ния лиц не ок. Я думал, что все будут гово­рить о об утеч­ке баз дан­ных, но в медиа тако­го эффек­та не про­изо­шло». Андрей Каган­ских

Система распознавания лиц: взгляд художницы

Если жур­на­ли­сты рабо­та­ют с фак­та­ми, то худож­ни­ки – с эмо­ци­я­ми и ощу­ще­ни­я­ми. Мож­но ли через искус­ство объ­яс­нить чело­ве­ку, как рабо­та­ет систе­ма рас­по­зна­ва­ния лиц?

«У меня ощу­ще­ния в мет­ро такое, как буд­то зале­за­ют внутрь мое­го лица и сти­ра­ют мою иден­тич­ность. Но я не могу транс­ли­ро­вать эти чув­ства в таком мас­шта­бе, что­бы это почув­ство­ва­ли дру­гие люди». Катрин Нена­ше­ва

Катрин Нена­ше­ва ведет для сту­ден­тов курс по арт-акти­виз­му «Штаб город­ско­го само­вы­ра­же­ния» в про­ек­те «Анти­уни­вер­си­тет». Это децен­тра­ли­зо­ван­ная пло­щад­ка для орга­ни­за­ции неза­ви­си­мых и иссле­до­ва­тель­ских ини­ци­а­тив, создан­ная жур­на­лом DOXA в мае 2019 года.

Катрин Нена­ше­ва. Фото: Мария Бори­сё­нок.

Сту­ден­ты кур­са вме­сте с Катрин запу­сти­ли акцию «Cле­дуй» с целью при­вле­че­ния вни­ма­ния к систе­ме рас­по­зна­ва­ния лиц. Участ­ни­ки акции нано­си­ли на лицо грим как спо­соб пока­зать свое несо­гла­сие быть под наблю­де­ни­ем камер.

«Нам было инте­рес­но, как мож­но не толь­ко сде­лать худо­же­ствен­ное выска­зы­ва­ние, но и обра­тить вни­ма­ние на про­бле­му и орга­ни­зо­вать сооб­ще­ство». Катрин Нена­ше­ва

Участ­ни­ки акции Рита Вайс­берг и Сте­пан Гнез­ди­лов рас­ска­за­ли, с каки­ми про­бле­ма­ми столк­ну­лись во вре­мя ее про­ве­де­ния. 

  • Слож­ность с опре­де­ле­ни­ем резуль­та­тов акции. Что мож­но счи­тать успе­хом: коли­че­ство участ­ни­ков, под­пис­чи­ков в чате, коли­че­ство фото­гра­фий с хеш­те­гом или коли­че­ство про­смот­ров пуб­ли­ка­ций про акцию? Может ли акци­о­нер оце­ни­вать успех циф­ра­ми?

  • 170 тысяч камер видео­на­блю­де­ния есть толь­ко в Москве, и это огра­ни­чи­ва­ет ауди­то­рию, на кото­рую направ­ле­на акция. Это ста­но­вит­ся локаль­ной про­бле­мой.

«Сей­час в Москве систе­ма рас­по­зна­ва­ния лиц непро­зрач­ная. Мы не пони­ма­ем, куда ухо­дят дан­ные, кто име­ет к ним доступ. Они зна­ют все, мы не зна­ем ниче­го. Мы хотим, что­бы систе­ма была чест­на с нами». Рита Вайс­берг

  • Медиа, кото­рые писа­ли про акции, пре­зен­то­ва­ли акцию как про­тест, а не как худо­же­ствен­ное выска­зы­ва­ние. 

«Медиа транс­ли­ро­ва­ли все через про­цесс пря­та­ния. Но мы пони­ма­ем, что бес­смыс­лен­но пря­тать­ся. Нано­ся крас­ку на лицо, мы гово­рим, что мы не хотим пря­тать­ся. Мы выхо­дим на диа­лог, а госу­дар­ство не выхо­дит». Катрин Нена­ше­ва

Искусство и активизм

Алек­сандра Сидо­ро­ва, эко­ак­ти­вист­ка, участ­ни­ца дви­же­ния Fridays For Future, обсу­ди­ла с Катрин Нена­ше­вой, что зна­чит акция для акти­вист­ки и арт-акти­вист­ки и как созда­ет­ся сооб­ще­ство вокруг ини­ци­а­тив.

Алек­сандра Сидо­ро­ва. Фото: Мария Бори­сё­нок.

О горизонтальности сообществ

Меж­ду­на­род­ное дви­же­ние Fridays For Future насчи­ты­ва­ет более 7,5 мил­ли­о­на сто­рон­ни­ков по все­му миру. Обще­ствен­ный резо­нанс дви­же­ние полу­чи­ло из-за дей­ствий зару­беж­ных акти­ви­стов, в част­но­сти, швед­ки Гре­ты Тун­берг. В дви­же­нии есть коор­ди­на­то­ры по горо­дам, кото­рые берут на себя орга­ни­за­цию мас­со­вых пике­тов.

Внут­ри дви­же­ния есть мир­ные акции, а так­же отдель­ная груп­па Extinction Rebellion, кото­рая пре­сле­ду­ет те же цели, но выби­ра­ет более ради­каль­ные мето­ды и дела­ет арт-пер­фор­ман­сы. 

«Для меня боль­шую роль игра­ет про­све­ще­ние и тот факт, что когда чело­век сто­ит с пла­ка­том, то дру­гие люди видят его, чита­ют пла­кат и узна­ют инфор­ма­цию о кли­ма­те». Алек­сандра Сидо­ро­ва

Катрин Нена­ше­ва отме­ти­ла, что гори­зон­таль­ность дви­же­ний воз­мож­на боль­ше сре­ди тех, кому сей­час 15–17 лет, пото­му что под­рост­ки ста­ли сви­де­те­ля­ми мас­со­вых про­те­стов. 

«Худож­ни­ки – это худож­ни­ки. Даже если ты зани­ма­ешь­ся акци­о­низ­мом, тебе слож­но ужи­вать­ся с дру­ги­ми людь­ми. Перед лицом систе­мы мы одна стай­ка людей, кото­рые что-то дела­ют. Моя зада­ча – пока­зать, что мы не похо­жи». Катрин Нена­ше­ва

Об отношении к акциям

Кли­ма­ти­че­ские акти­ви­сты исполь­зу­ют сред­ства искус­ства для доне­се­ния сво­их идей: пла­ка­ты, листов­ки, костю­мы. Акти­вист при этом не ста­но­вит­ся худож­ни­ком.

«В моем пони­ма­нии акция – это лич­ное выска­зы­ва­ние. Я не высту­паю от лица какой-то общ­но­сти, не высту­паю от лица пар­тии, чата или кана­ла. И все, что я стрем­люсь делать, – это доно­сить то, что я пере­жи­ваю в отно­ше­нии какой-то про­бле­мы или темы». Катрин Нена­ше­ва

Худож­ни­ки в пуб­лич­ном про­стран­стве рас­ска­зы­ва­ют исто­рии, кото­рые помо­га­ют дру­гим людям узнать и осо­знать про­бле­му.

«Мой метод рабо­ты в том, что я год хожу в ПНИ и решаю там локаль­ную про­бле­му. Важ­но не толь­ко почи­тать что-то в сети, но вна­ча­ле нуж­но и пора­бо­тать. Пра­во на выска­зы­ва­ние от име­ни уязв­лен­ной груп­пы появ­ля­ет­ся, когда ты вклю­ча­ешь­ся в их жизнь и ста­но­вишь­ся ее частью». Катрин Нена­ше­ва 

Дис­кус­сия Теп­ли­цы «Акти­визм, искус­ство и тех­но­ло­гии» про­шла 26 фев­ра­ля 2020 года в про­стран­стве выстав­ки-мастер­ской «Акци­о­низм и арт-акти­визм 2020: что даль­ше?». Это кол­лек­тив­ное раз­мыш­ле­ние на тему акту­аль­ных акци­о­нист­ских и улич­ных пер­фор­ма­тив­ных прак­тик в 2020 году. 

Еще по теме: