Как фонд «Детям о детях» и сотрудники российского офиса Google учат детей программировать

Александр Приходько и участники Coding for kids. Фото предоставлено фондом "Детям о детях"

Фонд «Детям о детях» и сотруд­ни­ки ком­па­нии Google орга­ни­зо­ва­ли и про­ве­ли кур­сы обу­че­ния про­грам­ми­ро­ва­нию для детей с инва­лид­но­стью и без. За 9 недель дети осво­и­ли CSS, HTML, язык про­грам­ми­ро­ва­ния JavaScript и пере­мен­ные, цик­лы и функ­ции.

Поделитесь этой статьей с друзьями

Журналист Теплицы социальных технологий Мария Борисёнок поговорила с организаторами и узнала зачем организованы эти курсы, как на них можно попасть и что дети смогут делать после завершения программы.

Фонд «Детям о детях» рабо­та­ет с детьми с инва­лид­но­стью и помо­га­ет им вести актив­ную соци­аль­ную жизнь. О том, как про­хо­дил курс, рас­ска­зы­ва­ет Ната­лья Мар­ты­но­ва, мене­джер про­ек­та фон­да «Детям о детях».

– Наташа, расскажи, как появилась идея провести детскую школу программирования?

Наш фонд зани­ма­ет­ся инклю­зи­ей, то есть мы вклю­ча­ем детей с инва­лид­но­стью в обыч­ную соци­аль­ную жизнь.

Так­же нам нра­вит­ся тема тех­но­ло­гий и обра­зо­ва­ния, и мы пони­ма­ем, что так или ина­че всем нужен навык про­грам­ми­ро­ва­ния. Так роди­лась идея сде­лать кур­сы про­грам­ми­ро­ва­ния «Coding for kids».

– Как проходил отбор на курсы и сами занятия?

Для шко­лы мы взя­ли 15 детей в воз­расте от 8 до 13 лет: 4 ребен­ка с инва­лид­но­стью и 11 детей без про­блем со здо­ро­вьем. Детей иска­ли через фон­ды «Пер­спек­ти­ва» и «Best Buddies» и через зна­ко­мых и кол­лег. Груп­па собра­лась быст­ро, и мно­гим детям при­шлось отка­зать.

Мы мно­го обща­лись с роди­те­ля­ми и при­шли к выво­ду, что успех во мно­гом зави­сит от ком­му­ни­ка­ции с роди­те­ля­ми. На пер­вое заня­тие все дети при­шли с роди­те­ля­ми, и мы объ­яс­ня­ли, как постро­е­на про­грам­ма и что всех ожи­да­ет.

На осталь­ных заня­ти­ях мы дела­ли отдель­ные пере­го­вор­ные ком­на­ты с роди­те­ля­ми и полу­ча­ли обрат­ную связь от них.

– А как вы поддерживали коммуникацию между занятиями?

С детьми мы обща­лись через мес­сен­дже­ры и «ВКон­так­те». Мы созда­ли для них груп­пу, куда выкла­ды­ва­ли все домаш­ние зада­ния. А с роди­те­ля­ми обща­лись через SMS, пото­му что не все чита­ют элек­трон­ную почту.

– Как вы собрали команду и находили партнеров?

Мы ста­ви­ли три цели: обу­чить кодин­гу, соблю­сти инклю­зию и сде­лать так, что­бы у детей гла­за горе­ли. И мы пони­ма­ли, что нам нужен парт­нер, кото­рый помо­жет детям почув­ство­вать, что про­грам­ми­ро­ва­ние это реаль­ный навык, с кото­рым они сра­зу видят резуль­та­ты.

Нам согла­сил­ся помочь рос­сий­ский офис Google. В ито­ге с нами были три сотруд­ни­ка Google, девуш­ка-педа­гог Анна и я.

Наталья Мартынова, менеджер проектов БФ "Детям о детях"
Ната­лья Мар­ты­но­ва, мене­джер про­ек­тов БФ «Детям о детях». Фото: Мария Бори­сё­нок

– Наташа, что тебе больше всего запомнилось после курсов?

Это, конеч­но же, исто­рия с незря­чим маль­чи­ком Федей. У офи­са Google абсо­лют­но инклю­зив­ный офис с пра­виль­ны­ми пан­ду­са­ми и шриф­том Брай­ля в лиф­те.

Но из нашей коман­ды никто рань­ше не рабо­тал с незря­чи­ми детьми и тем более не обу­чал их про­грам­ми­ро­ва­нию. Вна­ча­ле было мно­го вопро­сов.

У Google есть сообщество незрячих людей, и в первое время они помогали нам советами и давали специальные методики по обучению.

У Феди были спе­ци­аль­ные про­грам­мы, кото­рые все озву­чи­ва­ют, но про­бле­ма в том, что не все про­дук­ты как сле­ду­ет про­го­ва­ри­ва­ют­ся для незря­чих. То есть с про­грам­ма­ми Microsoft Word или Excel труд­но­стей нет, а с гра­фи­че­ски­ми редак­то­ра­ми есть.

Для себя мы отме­ти­ли, что есть огром­ный мир тех­но­ло­гий, кото­рый никак не озву­чен.

– Какие языки осваивали дети на курсах, и насколько им это было трудно?

Мы изна­чаль­но отка­за­лись от дет­ско­го язы­ка про­грам­ми­ро­ва­ния Scratch, и пред­ло­жи­ли детям HTML, CSS и JavaScrypt. Язык Java слож­нее, и не всем детям было лег­ко, но зато это при­ме­ни­мый язык. Цель была напи­сать игру, и все с ней спра­ви­лись.

Вна­ча­ле мы дава­ли детям код, потом про­си­ли его менять, потом допи­сать малень­кий кусо­чек и вот уже полу­чил­ся Дарт­вей­дер, дви­га­ю­щий ящи­ки.

В «ВКон­так­те» дава­ли домаш­нее зада­ние, выкла­ды­ва­ли исход­ни­ки, и тот, кто все делал, ста­но­вил­ся капи­та­ном коман­ды. Я пом­ню, как 9-лет­ний Ваня сде­лал зада­ние, стал капи­та­ном сре­ди боль­ших детей и бегал по офи­су, кри­ча: «Я теперь все­гда буду делать домаш­ку!». Вот это была моти­ва­ция.

Фото предоставлено фондом "Детям о детях"
Алек­сандр При­ходь­ко и участ­ни­ки Coding for Kids. Фото предо­став­ле­но фон­дом «Детям о детях».

– Какие у детей впечатления от курсов?

Мы соби­ра­ли обрат­ную связь в кон­це, и дети хотят про­дол­же­ние, делать свои игры и рабо­тать, конеч­но же, в Google (сме­ет­ся). Роди­те­ли писа­ли, что самое обид­ное для их ребен­ка, когда он вдруг про­пус­кал заня­тие.

Многие писали, что наконец-то поняли, зачем нужна информатика, и добавили, что за первое занятие выучили больше, чем за все уроки. Одна девочка решила поступить в математическую школу.

И, конеч­но, мы рады, что все дети пере­зна­ко­ми­лись и про­дол­жа­ют общать­ся друг с дру­гом. А Федя позна­ко­мил­ся с незря­чи­ми людь­ми, кото­рые рабо­та­ют в Google.

– Наташа, планируете ли вы продолжать курсы, если да, то когда ожидать набор?

Да, пла­ни­ру­ем. Мы хотим сде­лать курс длин­нее, пото­му что в пер­вый раз на все не хва­ти­ло вре­ме­ни. Думаю, в нача­ле сен­тяб­ря мож­но ожи­дать сле­ду­ю­щий набор.