Краудфандинг в России: постановка задач

Краудфандинг в России. Фото: Алексей Сидоренко
Краудфандинг в России. Фото: Алексей Сидоренко
15 нояб­ря Теп­ли­ца соци­аль­ных тех­но­ло­гий про­ве­ла первую кон­фе­рен­цию по кра­уд­фандин­гу – груп­по­во­му финан­си­ро­ва­нию про­ек­тов в Сети. Мы собра­ли более 120 авто­ров неком­мер­че­ских про­ек­тов, экс­пер­тов по онлайн-сбо­рам сре­ди бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов, пред­ста­ви­те­лей круп­ней­ших кра­уд­фандин­го­вых плат­форм и пла­теж­ных систем.

Кра­уд­фандинг в Рос­сии – явле­ние новое. Новиз­на обу­слов­ле­на и тех­ни­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми про­цес­са, и самой моде­лью, когда при­выч­ный фанд­рай­зинг ста­но­вит­ся целе­вым сбо­ром средств и сов­мест­ным созда­ни­ем про­ек­та. Доно­ры, акци­о­не­ры, жерт­во­ва­те­ли (так назы­ва­ют тех, кто вкла­ды­ва­ет свои сред­ства в под­держ­ку того или ино­го про­ек­та) – не про­сто отда­ют свои день­ги, пото­му что им нра­вит­ся идея, – они ста­но­вят­ся участ­ни­ка­ми про­цес­са: полу­ча­ют награ­ду, поль­зу от резуль­та­та, а так­же могут вли­ять на раз­ви­тие про­ек­та.

О том, что пред­став­ля­ет собой кра­уд­фандинг в соци­аль­ной сфе­ре и каков суще­ству­ю­щий опыт в обла­сти онлайн-фанд­рай­зин­га мы пого­во­ри­ли с участ­ни­ка­ми пле­нар­но­го засе­да­ния Львом Амбин­де­ром, авто­ром и руко­во­ди­те­лем про­ек­та «Рос­сий­ский фонд помо­щи» Изда­тель­ско­го дома «Ком­мер­сантъ» (Рус­фонд), пре­зи­ден­том неком­мер­че­ской орга­ни­за­ции бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Помощь»; Свет­ла­ной Беру­а­шви­ли, редак­то­ром сай­та Бла­го­тво­ри­тель­но­го Интер­нет-фон­да «Помоги.орг»; Кате­ри­на Чечу­ли­на, PR-дирек­то­ром кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­мы Planeta.ru.

Сила мотивации

Лев Амбин­дер: В про­шлом году мы собра­ли 570 мил­ли­о­нов руб­лей. В этом году на сего­дняш­нюю дату мы собра­ли уже 680 мил­ли­о­нов руб­лей, до кон­ца года мы собе­рем поряд­ка 900 мил­ли­о­нов. Из них мил­ли­о­нов 200 – кор­по­ра­тив­ные день­ги, все осталь­ное – абсо­лют­но част­ные люди. Если учи­ты­вать, что с октяб­ря про­шло­го года мы засве­ти­лись на Пер­вом кана­ле и вышли в про­грам­ме «Вре­мя» и 16-часо­вые ново­сти, то у нас появи­лось 5 мил­ли­о­нов доно­ров, о суще­ство­ва­нии кото­рых мы не подо­зре­ва­ли, а они не зна­ли о нас – это зри­те­ли Пер­во­го кана­ла. До сих пор мы рабо­та­ли камер­но. 16 лет суще­ству­ет этот Фонд. Мы рабо­та­ли не в инте­ре­сах боль­ных детей, инва­ли­дов, ста­ри­ков, хотя их исто­рии как раз пуб­ли­ко­ва­ли – и в этом смысл всей нашей игры и «воен­ная тай­на» это­го успе­ха. Это жур­на­лист­ский про­ект в инте­ре­сах чита­те­ля этой газе­ты и посе­ти­те­лей чита­те­лей сай­та, кото­рый мы созда­ли.

Кон­цеп­ция сле­ду­ю­щая: мы, жур­на­ли­сты, не помо­га­ем авто­рам этих писем, кото­рые пуб­ли­ку­ем, мы помо­га­ем сво­им чита­те­лям, пото­му что день­ги у них, а не у нас. Это к вопро­су кра­уд­фандин­га.

Кон­цеп­ция сле­ду­ю­щая: мы, жур­на­ли­сты, не помо­га­ем авто­рам этих писем, кото­рые пуб­ли­ку­ем, мы помо­га­ем сво­им чита­те­лям, пото­му что день­ги у них, а не у нас. Это к вопро­су кра­уд­фандин­га. Поче­му? Пото­му что у нас с вами могут быть самые бла­гост­ные наме­ре­ния, но у того, у кого день­ги свои пред­став­ле­ния – о боли, о беде, о тра­ге­дии, о сча­стье и если мы не попа­дем в уни­сон с жела­ни­я­ми чита­те­лей, то все будет про­иг­ра­но. То есть, ты пуб­ли­ку­ешь – никто не откли­ка­ет­ся. Что это озна­ча­ет? Зав­тра про­ект закры­ва­ют.

Мне каж­дый раз гово­рят: поче­му вы не вос­пи­ты­ва­е­те чита­те­ля, что­бы он помо­гал не толь­ко боль­ным детям, а еще кому-то. Это все пра­виль­но. Толь­ко я 25 лет рабо­тал в совет­ских газе­тах, и мне эта про­па­ган­да надо­е­ла.

Най­ди, что он хочет.

Мне каж­дый раз гово­рят: поче­му вы не вос­пи­ты­ва­е­те чита­те­ля, что­бы он помо­гал не толь­ко боль­ным детям, а еще кому-то. Это все пра­виль­но. Толь­ко я 25 лет рабо­тал в совет­ских газе­тах, и мне эта про­па­ган­да надо­е­ла. Надо делать то, что хочет твой чита­тель. Най­ди, что он хочет.

Какую бы сте­пень эго­из­ма мы не подо­зре­ва­ли в чело­ве­ке, в нем все­гда есть стрем­ле­ние помо­гать дру­гим, хотя бы ради удо­воль­ствия уви­деть сча­стье это­го дру­го­го.
Я могу об этом дол­го гово­рить. При этом та моти­ва­ция, о кото­рой гово­рил Адам Смит 250 лет тому назад в одной из сво­их глав­ных книг «Тео­рия нрав­ствен­но­го чув­ства» абсо­лют­но та же самая, что и сего­дня. Ниче­го выду­мы­вать не надо! Вы помни­те фра­зу, с кото­рой начи­на­ет­ся кни­га? Он гово­рил: какую бы сте­пень эго­из­ма мы не подо­зре­ва­ли в чело­ве­ке, в нем все­гда есть стрем­ле­ние помо­гать дру­гим, хотя бы ради удо­воль­ствия уви­деть сча­стье это­го дру­го­го. 250 лет назад чело­век ска­зал! У нас она была все­го лишь один раз пере­ве­де­на и изда­на.

Краудфандинг на специализированных платформах

Кате­ри­на Чечу­ли­на: Планета.ру пред­став­ля­ет кра­уд­фандинг в более совре­мен­ном виде. Это не толь­ко бла­го­тво­ри­тель­ность. Навер­ное, сей­час в мире бла­го­тво­ри­тель­ность мень­ше отно­сит­ся к кра­уд­фандин­гу, пото­му что не все кра­уд­фандин­го­вые плат­фор­мы берут на себя бла­го­тво­ри­тель­ные про­ек­ты. В Рос­сии мы – един­ствен­ная такая плат­фор­ма. Пото­му что дело как раз не в моти­ва­ции. Люди все­гда гото­вы дать на то, что им инте­рес­но, на то, чему они сопе­ре­жи­ва­ют, все упи­ра­ет­ся в меха­низм сбо­ра денег.

Он дол­жен рабо­тать по клас­си­че­ской кра­уд­фандин­го­вой схе­ме. Это долж­на быть кон­крет­ная цель.

Как пра­виль­но сде­лать кра­уд­фандин­го­вый про­ект для бла­го­тво­ри­тель­ной ини­ци­а­ти­вы на нашей плат­фор­ме? Он дол­жен рабо­тать по клас­си­че­ской кра­уд­фандин­го­вой схе­ме. Это долж­на быть кон­крет­ная цель. Пото­му что фонд в общем соби­ра­ет день­ги, а мы дела­ем про­ект, напри­мер, на обо­ру­до­ва­ние перм­ско­го хос­пи­са и там рас­пи­сы­ва­ет­ся, что если вы опла­ти­те 5000 руб­лей – вы опла­ти­ли пита­ние людей на неде­лю, если вы опла­ти­ли 20 000 руб­лей – вы купи­ли спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную кушет­ку. То есть, это такой инстру­мент, кото­рый поз­во­ля­ет рас­ска­зать людям, как рабо­та­ет фонд, как осу­ществ­ля­ют­ся про­ек­ты, сколь­ко денег для это­го нуж­но. В этом при­сут­ству­ет обра­зо­ва­тель­ный момент.

Я думаю, что дело в том, что мало кто зна­ет в прин­ци­пе о кра­уд­фандин­го­вых плат­фор­мах. Фон­ды замкну­ты на себе, сво­и­ми дела­ми.

Мы откры­ты для фон­дов, нам не жал­ко, что­бы они раз­ме­ща­ли свои про­ек­ты. Дело в том, что мало кто зна­ет о кра­уд­фандин­го­вых плат­фор­мах. Фон­ды замкну­ты на себе, зани­ма­ют­ся сво­и­ми дела­ми. У нас, к сожа­ле­нию, пока тоже нет ресур­са, воз­мож­но­сти, выхо­дить к ним и рас­ска­зы­вать каж­до­му.

Чем боль­ше у тебя кана­лов обще­ния с ауди­то­ри­ей, тем луч­ше. Тем боль­ше инстру­мен­тов.
Мне кажет­ся, для того, кто дела­ет бла­го­тво­ри­тель­ность, чем боль­ше у тебя кана­лов обще­ния с ауди­то­ри­ей, тем луч­ше. Тем боль­ше инстру­мен­тов. Пото­му что кому-то неудоб­но пере­чис­лять по каким-то «сбер­бан­ков­ским» рек­ви­зи­там. По раз­но­му соби­ра­ют день­ги. Кра­уд­фандин­го­вая плат­фор­ма очень удоб­на в смыс­ле того, что ты видишь, сколь­ко денег нуж­но, зачем они нуж­ны. Ты можешь запла­тить все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми.

Краудфандинг – это не благотворительность. Это инструмент, который может быть полезен для благотворительных акций и фондов.

Вопрос из зала: какая целе­вая ауди­то­рия вашей кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­мы? Для того, что­бы понять под каким «соусом» пода­вать наши про­ек­ты, нам нуж­но пони­мать, что вы дела­е­те для того, что­бы при­влечь ауди­то­рию.

Кате­ри­на Чечу­ли­на: У нас мно­го про­ек­тов, кото­рые не отно­сят­ся к бла­го­тво­ри­тель­но­сти и кото­рые заин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы к ним на про­ект при­шла ауди­то­рия и помог­ла им финан­со­во. По гугл-ста­ти­сти­ке мы видим, что те люди, кото­рые при­хо­дят и участ­ву­ют, напри­мер, в музы­каль­ных про­ек­тах, потом кла­дут день­ги на бла­го­тво­ри­тель­ные про­ек­ты.

Каж­дый малень­кий про­ект нара­ба­ты­ва­ет свою ауди­то­рию. Мы пред­став­ля­ем сер­вис, кото­рый поз­во­ля­ет вам собрать столь­ко денег, сколь­ко вам нуж­но для осу­ществ­ле­ния сво­е­го про­ек­та. Соот­вет­ствен­но, вы для это­го тоже долж­ны немно­го пора­бо­тать, пото­му что про­сто так день­ги ни на кого не сыпят­ся.

Лев Амбин­дер: Вы в первую оче­редь и долж­ны рабо­тать. Это плат­фор­ма, она пред­став­ля­ет воз­мож­ность, раз­ме­стить и боль­ше ниче­го.

Кате­ри­на Чечу­ли­на:Мы предо­став­ля­ем сер­вис, не ауди­то­рию. Мы со сво­ей сто­ро­ны рас­ска­зы­ва­ем о том, как пра­виль­но подать инфор­ма­цию, как луч­ше про­дать свой про­ект. Мы помо­га­ем снять видео, еще что-то. Любая аме­ри­кан­ская плат­фор­ма рабо­та­ет по тако­му прин­ци­пу. То есть, если вам кон­крет­но, нуж­ны день­ги на то, что­бы снять ани­ма­ци­он­ный фильм, у вас долж­на быть ауди­то­рия, кото­рой будет инте­ре­сен этот фильм. Понят­но, что у нас есть ауди­то­рия, кото­рая соби­ра­ет­ся из мно­же­ства про­ек­тов. У нас базис­ная сеть, там есть люди, но никто не гаран­ти­ру­ет орга­ни­че­ско­го тра­фи­ка.

Читать пол­ную рас­шиф­ров­ку пле­нар­но­го засе­да­ния