Краудфандинг в России: постановка задач

Краудфандинг в России. Фото: Алексей Сидоренко
Краудфандинг в России. Фото: Алексей Сидоренко
15 ноября Теплица социальных технологий провела первую конференцию по краудфандингу – групповому финансированию проектов в Сети. Мы собрали более 120 авторов некоммерческих проектов, экспертов по онлайн-сборам среди благотворительных фондов, представителей крупнейших краудфандинговых платформ и платежных систем.

Краудфандинг в России – явление новое. Новизна обусловлена и техническими особенностями процесса, и самой моделью, когда привычный фандрайзинг становится целевым сбором средств и совместным созданием проекта. Доноры, акционеры, жертвователи (так называют тех, кто вкладывает свои средства в поддержку того или иного проекта) – не просто отдают свои деньги, потому что им нравится идея, – они становятся участниками процесса: получают награду, пользу от результата, а также могут влиять на развитие проекта.

О том, что представляет собой краудфандинг в социальной сфере и каков существующий опыт в области онлайн-фандрайзинга мы поговорили с участниками пленарного заседания Львом Амбиндером, автором и руководителем проекта «Российский фонд помощи» Издательского дома «Коммерсантъ» (Русфонд), президентом некоммерческой организации благотворительного фонда «Помощь»; Светланой Беруашвили, редактором сайта Благотворительного Интернет-фонда «Помоги.орг»; Катерина Чечулина, PR-директором краудфандинговой платформы Planeta.ru.

Сила мотивации

Лев Амбиндер: В прошлом году мы собрали 570 миллионов рублей. В этом году на сегодняшнюю дату мы собрали уже 680 миллионов рублей, до конца года мы соберем порядка 900 миллионов. Из них миллионов 200 – корпоративные деньги, все остальное – абсолютно частные люди. Если учитывать, что с октября прошлого года мы засветились на Первом канале и вышли в программе «Время» и 16-часовые новости, то у нас появилось 5 миллионов доноров, о существовании которых мы не подозревали, а они не знали о нас – это зрители Первого канала. До сих пор мы работали камерно. 16 лет существует этот Фонд. Мы работали не в интересах больных детей, инвалидов, стариков, хотя их истории как раз публиковали – и в этом смысл всей нашей игры и «военная тайна» этого успеха. Это журналистский проект в интересах читателя этой газеты и посетителей читателей сайта, который мы создали.

Концепция следующая: мы, журналисты, не помогаем авторам этих писем, которые публикуем, мы помогаем своим читателям, потому что деньги у них, а не у нас. Это к вопросу краудфандинга.

Концепция следующая: мы, журналисты, не помогаем авторам этих писем, которые публикуем, мы помогаем своим читателям, потому что деньги у них, а не у нас. Это к вопросу краудфандинга. Почему? Потому что у нас с вами могут быть самые благостные намерения, но у того, у кого деньги свои представления – о боли, о беде, о трагедии, о счастье и если мы не попадем в унисон с желаниями читателей, то все будет проиграно. То есть, ты публикуешь – никто не откликается. Что это означает? Завтра проект закрывают.

Мне каждый раз говорят: почему вы не воспитываете читателя, чтобы он помогал не только больным детям, а еще кому-то. Это все правильно. Только я 25 лет работал в советских газетах, и мне эта пропаганда надоела.

Найди, что он хочет.

Мне каждый раз говорят: почему вы не воспитываете читателя, чтобы он помогал не только больным детям, а еще кому-то. Это все правильно. Только я 25 лет работал в советских газетах, и мне эта пропаганда надоела. Надо делать то, что хочет твой читатель. Найди, что он хочет.

Какую бы степень эгоизма мы не подозревали в человеке, в нем всегда есть стремление помогать другим, хотя бы ради удовольствия увидеть счастье этого другого.
Я могу об этом долго говорить. При этом та мотивация, о которой говорил Адам Смит 250 лет тому назад в одной из своих главных книг «Теория нравственного чувства» абсолютно та же самая, что и сегодня. Ничего выдумывать не надо! Вы помните фразу, с которой начинается книга? Он говорил: какую бы степень эгоизма мы не подозревали в человеке, в нем всегда есть стремление помогать другим, хотя бы ради удовольствия увидеть счастье этого другого. 250 лет назад человек сказал! У нас она была всего лишь один раз переведена и издана.

Краудфандинг на специализированных платформах

Катерина Чечулина: Планета.ру представляет краудфандинг в более современном виде. Это не только благотворительность. Наверное, сейчас в мире благотворительность меньше относится к краудфандингу, потому что не все краудфандинговые платформы берут на себя благотворительные проекты. В России мы – единственная такая платформа. Потому что дело как раз не в мотивации. Люди всегда готовы дать на то, что им интересно, на то, чему они сопереживают, все упирается в механизм сбора денег.

Он должен работать по классической краудфандинговой схеме. Это должна быть конкретная цель.

Как правильно сделать краудфандинговый проект для благотворительной инициативы на нашей платформе? Он должен работать по классической краудфандинговой схеме. Это должна быть конкретная цель. Потому что фонд в общем собирает деньги, а мы делаем проект, например, на оборудование пермского хосписа и там расписывается, что если вы оплатите 5000 рублей – вы оплатили питание людей на неделю, если вы оплатили 20 000 рублей – вы купили специализированную кушетку. То есть, это такой инструмент, который позволяет рассказать людям, как работает фонд, как осуществляются проекты, сколько денег для этого нужно. В этом присутствует образовательный момент.

Я думаю, что дело в том, что мало кто знает в принципе о краудфандинговых платформах. Фонды замкнуты на себе, своими делами.

Мы открыты для фондов, нам не жалко, чтобы они размещали свои проекты. Дело в том, что мало кто знает о краудфандинговых платформах. Фонды замкнуты на себе, занимаются своими делами. У нас, к сожалению, пока тоже нет ресурса, возможности, выходить к ним и рассказывать каждому.

Чем больше у тебя каналов общения с аудиторией, тем лучше. Тем больше инструментов.
Мне кажется, для того, кто делает благотворительность, чем больше у тебя каналов общения с аудиторией, тем лучше. Тем больше инструментов. Потому что кому-то неудобно перечислять по каким-то «сбербанковским» реквизитам. По разному собирают деньги. Краудфандинговая платформа очень удобна в смысле того, что ты видишь, сколько денег нужно, зачем они нужны. Ты можешь заплатить всеми возможными способами.

Краудфандинг – это не благотворительность. Это инструмент, который может быть полезен для благотворительных акций и фондов.

Вопрос из зала: какая целевая аудитория вашей краудфандинговой платформы? Для того, чтобы понять под каким «соусом» подавать наши проекты, нам нужно понимать, что вы делаете для того, чтобы привлечь аудиторию.

Катерина Чечулина: У нас много проектов, которые не относятся к благотворительности и которые заинтересованы в том, чтобы к ним на проект пришла аудитория и помогла им финансово. По гугл-статистике мы видим, что те люди, которые приходят и участвуют, например, в музыкальных проектах, потом кладут деньги на благотворительные проекты.

Каждый маленький проект нарабатывает свою аудиторию. Мы представляем сервис, который позволяет вам собрать столько денег, сколько вам нужно для осуществления своего проекта. Соответственно, вы для этого тоже должны немного поработать, потому что просто так деньги ни на кого не сыпятся.

Лев Амбиндер: Вы в первую очередь и должны работать. Это платформа, она представляет возможность, разместить и больше ничего.

Катерина Чечулина:Мы предоставляем сервис, не аудиторию. Мы со своей стороны рассказываем о том, как правильно подать информацию, как лучше продать свой проект. Мы помогаем снять видео, еще что-то. Любая американская платформа работает по такому принципу. То есть, если вам конкретно, нужны деньги на то, чтобы снять анимационный фильм, у вас должна быть аудитория, которой будет интересен этот фильм. Понятно, что у нас есть аудитория, которая собирается из множества проектов. У нас базисная сеть, там есть люди, но никто не гарантирует органического трафика.

Читать полную расшифровку пленарного заседания