Краудфандинг в России: опыт НКО в сборе средств через платформы

Екатерина Бермант. Конференция «Краудфандинг в России»
Екатерина Бермант. Конференция «Краудфандинг в России»
В заключающей части конференции «Краудфандинг в России»  мы обсуждали успешные и неэффективные методы привлечения средств под проекты с помощью группового финансирования. В дискуссии приняли участие благотворительные фонды и крупнейшие российские платформы Планета.ру и BoomStarter.

В дискуссии участвовали:

Д.Алексеева: Наша последняя сессия посвящена тому, с чего следует начать, если вы запускаете краудфандинговую кампанию. Вы благотворительный фонд, НКО или музыкальный коллектив. Помимо прекрасных идей, которые есть у вас в голове, вам нужно создать некий продукт. Чтобы его создать, нужно много времени на составление сметы, понимание того, что именно вы предлагаете профинансировать. У фондов, которые пришли к нам сегодня, эти продукты имеются.

Это  Анна Лукьянова,  попечитель Центра равных возможностей для детей-сирот «Вверх», который занимается обучением выпускников детских домов с интеллектуальными нарушениями. Это постоянная систематическая работа. Как из этого сделать проект, «конфетку», которую захочется купить, чтобы все стало хорошо, расскажет Анна. Кроме того, мы пригласили этот фонд, потому что он собирает деньги на зарубежной краудфандинговой платформе. Например, на Kickstarter, вы не можете зарегистрироваться, если у вас нет счета в Америке, а вот на «Global Giving Fund» – можете. Анна расскажет, как можно создать там заявку.

Лиза Кадетова, менеджер проектов благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Это один из первых и пока единственный фонд, который открыл сообщество на Planeta.ru. Лиза расскажет, как проходило оформление заявки, что они делали, как они ее продвигали.

Екатерина Бермант, директор благотворительного фонда «Детские сердца», а также эксперт в области частных пожертвований. Я была на многих благотворительных аукционах и на работе с частными донорами. Многие считают, что лучше написать грантовую заявку и взять большую сумму, чем работать на мелких акциях, благотворительных аукционах в Интернете. Катерина все это с успехом делает. Хотелось бы услышать ваше мнение, насчет того, зачем на это тратиться, сидеть в социальных сетях, общаться со всеми этими людьми, которые еще не факт, что помогут.

Д.Алексеева: Итак, у нас есть 3 фонда с разными потребностями. Как так получилось, что вы все так или иначе, стали заниматься  краудфандингом?

Центр равных возможностей для детей-сирот «Вверх» и платформа Global Giving Fund

А.Лукьянова (Центр «Вверх»): У нас был исключительный случай. Не мы пришли к платформе, а она к нам. «Global Giving» – это американская специализированная благотворительная платформа. На их платформе зарегистрированы проекты, которые реализуются в разных странах мира и не всегда американцами.

В какой-то момент у руководителей платформы и у их спонсоров, среди которых крупные американские корпорации, возникла мысль, что у них недостаточно проектов в России. Они послали сюда своих эмиссаров. Насколько мне известно, эмиссары встречались с разными благотворительными организациями, но, видимо, другие благотворительные организации то ли «не клюнули», то ли им показался слишком сложным и запутанным процесс регистрации на этой платформе, либо они решили, что им это не нужно.

Стоит задуматься, стоит ли регистрироваться на этой платформе, потому что пожертвования, в основном, поступают от американцев, либо это деньги нашей диаспоры

Действительно, стоит задуматься, стоит ли регистрироваться на этой платформе, потому что пожертвования, в основном, поступают от американцев, либо это деньги нашей диаспоры, которая проживает, прежде всего, в США. Регистрация на такого рода платформах предполагает работу в расчете на эту аудиторию.

В общем, эмиссар приехал в Россию и стал рассказывать о своем ресурсе разным благотворительным организациям. То есть,  это не фонд, который дает деньги – это платформа, которая дает место для сбора частных пожертвований, которые дают люди, потому что их заинтересовал ваш проект, описанный в краткой визитке на странице.

Фрагмент интерфейса страницы Центра Вверх на Global Giving Fund
Фрагмент интерфейса страницы Центра Вверх на Global Giving Fund

Потом я, по своим частным делам, была в Вашингтоне и встретилась с менеджерами этой платформы. Процесс регистрации довольно сложный. Сначала проверяется юридическая чистота. Кроме того, документы надо предоставить на английском языке. Учитывая, что один наш Устав – это более 20 страниц мелким шрифтом. Это первый этап, который, я думаю, без большого труда проходят все благотворительные организации.

Необходимо в течение полутора или двух месяцев собрать $4000. Это довольно сложно, особенно, если вы никогда не работали с такого рода публикой.

Второй этап: четыре раза в год они объявляют конкурс, когда новым организациям, только что прошедшим юридическую проверку, дается возможность получить постоянное место на этой платформе. Для того, чтобы это сделать, необходимо в течение полутора или двух месяцев собрать 4000 долларов. Это довольно сложно, особенно, если вы никогда не работали с такого рода публикой. Но мы это сделали и получили место. Платформа удобная, она предоставляет много сервисов: автоматически рассылаются благодарственные письма, всем, кто сделал когда-либо пожертвование рассылаются отчеты о деятельности проекта. Отчеты готовим мы.

Д.Алексеева: Итак, после заполнения заявки, описывающей, для чего вы собираете деньги, и проверки документов, вы в течении нескольких месяцев должны собрать 4000 долларов. Как это сделать, учитывая, что большая часть жертвователей – американцы, которые не были знакомы с вашей НКО, а ваш сайт на русском языке? Как работать с этой аудиторией? Что там делать? Это большой вопрос. Тем не менее, вы получаете возможность постоянно быть на этой платформе. Вам не нужно постоянно думать о сроках окончания сбора средств, в отличие от других платформ.

Анна Лукьянова. Конференция «Краудфандинг в России»
Анна Лукьянова. Конференция «Краудфандинг в России»

А.Лукьянова (Центр «Вверх»): В принципе, Global Giving Fund ориентирована на небольшие проекты. Высший потолок проекта – 50 000 долларов. Мы решили обозначить именно эту сумму, поскольку наш проект долгосрочный. Проекты там заявляются разные, от 5000 долларов. Наш интерес был заявить максимально длинный проект, потому что наш процесс – социализация выпускников детских домов с различными нарушениями – непрерывный. Поэтому то, что мы там называем   «проектом», в реальности – это наша программа.

Мы собираем деньги на дополнение к нашей программе. Вы делаете заявку, кратко описываете свою деятельность и примерно ставите на что хватит какой-либо суммы, что обеспечит в вашем фонде – 10, 25 и 50 долларов. Надо сказать, что там не только частные жертвователи. Одно из пожертвований, которое мы получили  — 3000 долларов, было пожертвование от одной американской НКО, которая работает в сфере образования. Они нашли 4 организации в разных странах мира, которые занимаются некоммерческими образовательными проектами и перечислили им по 3000 долларов, не входя ни в какую предварительную переписку.

Фонд помощи хосписам «Вера» и Planeta.ru

Д.Алексеева: Лиза, как Фонд помощи хосписам «Вера», который занимается прежде всего не адресной поддержкой людей с неизлечимыми заболеваниями, но ведет колоссальную институциональную работу, смог найти свою нишу на «Планета.ру»?

Л.Кадетова (Фонд «Вера»): У нас тоже нетипичный случай. Не мы вышли на платформу, а платформа вышла на нас. Это связано с личной дружбой сотрудников. Нас это предложение вдохновило и мы начали думать над проектом, который мы можем запустить. Это тоже было очень сложно. Сложно было перестроиться, понять, что нужно, как это организовать и оформить на сайте. У сайта «Планета» тоже есть свои технические требования. Есть юридические требования и требования бухгалтерии.

Фрагмент интерфейса страницы фонда «Вера» на платформе Планета.ру
Фрагмент интерфейса страницы фонда «Вера» на платформе Планета.ру

Е.Чечулина (Планета.ру): Когда мы стали работать с НКО, естественно, мы столкнулись с финансовой и юридической стороной. Я не сильна в юриспруденции, но наш юрист сделал договоры, которые утрясли все эти вопросы и тонкости.

Л.Кадетова (Фонд «Вера»): Сейчас у нас на «Планете» — 4 проекта. Их не совсем точно называть проектами, это, скорее, понятие, принятое на платформе. Это не проекты фонда, которыми являются наши программы, а некоторые, я бы, скорее, сказала нужды.

Потому что понятно, когда собирают деньги на лечение или реабилитацию какого-то ребенка. А когда деньги собираются на помощь больнице – это выглядит странно
То есть, мы выделили 4 нужды, описание которых можно достаточно четко сформулировать и объяснить, и которые, как нам казалось, могут привлечь внимание потенциальных жертвователей. У нашего фонда есть нюанс, который делал работу над проектом для «Планеты» достаточно сложным – мы помогаем в первую очередь организациям. Адресная помощь физическим лицам оказывается у нас только в рамках одной единственной программы. Это все усложняет в определенном смысле.

Желательно раздробить эти нужды и вычленить что-то конкретное

Потому что понятно, когда собирают деньги на лечение или реабилитацию какого-то ребенка. А когда деньги собираются на помощь больнице – это выглядит странно.Поэтому конечно, желательно раздробить эти нужды и вычленить что-то конкретное. В нашем случае мы стали собирать деньги на дополнительное питание для пациентов хосписа. Мы ежемесячно спонсируем покупку молочных продуктов для пациентов хосписа в Липецке. Следующий проект – материальная помощь семьям с неизлечимо больными детьми. Просто небольшие денежные суммы, которые распределяются нашим фондом по наиболее нуждающимся семьям. Еще один проект  – покупка специализированного питания для детей из семей с неизличимо больными детьми. Это три проекта, которые ежемесячно обновляются. И еще один проект у нас работает – сбор на покупку достаточно дорогостоящего оборудования.

Фрагмент страницы фонда «Вера» на Планета.ру
Фрагмент страницы фонда «Вера» на Планета.ру

 Д.Алексеева: Екатерина, расскажите, как Вы собираете частные пожертвования, не пользуясь платформами.

Е.Бермант (Фонд «Детские сердца»): Я страшно вам благодарна, что вы меня сюда пригласили, теперь я буду пользоваться платформами. Фонду «Детские сердца» — 10 лет. На самом деле, я – художник по образованию и случайно влипла в это дело. Но тут вдруг оказалось, что те мои навыки, которые я использовала как дизайнер и работник рекламного агентства, как раз здесь и нужны.

Если я не разговариваю, я сижу на «Facebook». Оказалось, что именно это нужно для сбора денег.

Я сверхобщительна и у меня электронная зависимость. Если я не разговариваю, я сижу на «Facebook». Оказалось, что именно это нужно для сбора денег. Фонд частный. 3 человека. Наш бюджет примерно миллион долларов в год. При этом мы практически не задействуем действительно крупные компании. Среднее пожертвование, примерно 10 долларов. Это огромное количество людей и я до сих пор не понимаю, почему они дают мне деньги. Видимо, это не какие-то специфические качества, мои или моего фонда, это потребность общества, которую я удачно удовлетворяю.

Чем отличается российская благотворительность от американской и, например, английской? Тем, что наша благотворительность эмоциональна. Мы видим портрет больного ребенка в Интернете, мы видим собачку с оторванной ногой, дядьку, который должен умереть через год, но если ему собрать денег, он умрет через полтора года. Если там хорошая фотография и хороший рассказ – мы прослезились, порвали рубаху на бинты и с огромными человеческими нервными затратами собрали эти деньги за небольшой срок. Это ужасно порочная практика.

Средний американец жертвует примерно в 3 благотворительные организации, вообще ничего при этом не чувствуя. Он ставит галочку в своем платежном поручении в банке. Он, может быть, уже и забыл, что эти 10 долларов каждый месяц капают на счет этих фондов. Конечно, когда грянула «Катарина» или взорвалась атомная станция, все, как и мы, со слезами на глазах собирают большие деньги. Но основа американской благотворительности, на которой полностью работают больницы, учреждения по реабилитации бездомных и социализации эмигранты – строится на пожертвованиях в 10 долларов. Нам нужно научить людей перестать рыдать перед монитором. Нам нужно научить людей нравственной гигиене. Ну, как мы зубы чистим. Вы что думаете, что вся планета зубы чистит?  Это делают те, кого приучили это делать. Нам нужно приучить людей ежемесячно переводить по 10 долларов. Это та основа, на которой будут бесперебойно работать огромное количество благотворительных, социальных, творческих организаций. Как это сделать? Надо перестать страдать. Потому что все равно огромное количество людей считает, что благотворительность – это длинная юбка, свечка в руках и капающие слезы. Это – неправда.

Наше дело – бодрое. Мы – передовой отряд. Мы побеждаем, буквально, даже смерть. Бывают случаи, когда деньги не могут победить смерть, но это, все-таки, исключительные случаи. Деньги – прекрасная замечательная сакральная субстанция. Проекты должны быть веселыми.

Екатерина Бермант. Конференция «Краудфандинг в России»
Екатерина Бермант. Конференция «Краудфандинг в России»